Отказ от модернизации — дорога в третий мир

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Сырьевая экономика не может вместить в себя большое и сложное общество: если Россия выберет «инерционную модель» и откажется от модернизации, то сегодняшним россиянам придется готовить внуков к работе за рубежом. В то же время любое стратегическое партнерство грозит России новыми вызовами. Об этом в интервью "Русскому Обозревателю" рассказал директор фонда поддержки гражданских инициатив "Стратегия-2020" Михаил Ремизов.

— Оправдались ли Ваши ожидания по поводу форума "Стратегия-2020"?

— На открытии конференции я говорил о том, что хотел бы, чтобы представители интеллектуального класса видели в этих дискуссиях форму своего влияния на власть и общественное мнение. Думаю, они этой возможностью удачно воспользовались.

Пожалуй, удивила лишь степень единодушия по некоторым вопросам среди традиционных идеологических оппонентов. Например, авторы, ведущие спор о приоритетности политической или экономической модернизации, в равной степени были склонны признать приоритет модернизации социальной. Т.е. той сферы, которая отвечает за воспроизводство человеческого потенциала и социальную интеграцию. Тон в этом отношении задал Ярослав Кузьминов на первой панельной дискуссии, и на всех последующих дискуссиях тема кризиса тех институтов, которые отвечают за социализацию и социальную интеграцию, была одной из основных. Например, Клайд Престовиц, говоря о параметрах конкурентоспособности страны на международном уровне, первым из них назвал социальную сплоченность нации.

Важно отметить, что это не чисто риторическая проблема, а прикладная проблема формирования тех социальных институтов и социальных машин, которые делают человека полноценным гражданином и продуктивным членом общества. Я имею в виду и образование, и государственную службу, и СМИ. К сожалению, качество работы этих институтов сегодня не соответствует не только задачам развития, но подчас и задачам элементарного самовоспроизводства общества. Поэтому то, что сегодня главным барьером развития являются не дефицит конкуренции в политике и экономике, а качество средней школы, отечественного телевидения или милиции (а она тоже является формирующим институтом) — это очевидно многим.

Другой точкой соприкосновения стала фиксация того, что при всех возможных симпатиях и антипатиях к проекту «государства всеобщего благосостояния», российская элита не может и не должна себе позволить превращать модернизацию в подобие реформ 90-х. Т.е. — в необъявленную войну против социального большинства. «Делать сегодня модернизацию, которая будет угрожать интересам большинства — это преступление», — заявил не чуждый элитаризма Владислав Иноземцев в ответ на острое предупреждение Андрея Фурсова о «темной стороне» модернизаций, нередко превращавшихся в «катастрофу для низов».

Даже в том, что касается роли государства в развитии, представители разных школ были не слишком непримиримы. По крайней мере, в нашей политической культуре «свобода» явно перестает быть политическим антонимом «государства», поскольку она, со всей очевидностью, требует сложной социальной и материальной инфраструктуры. Мы уходим от хайековской утопии спонтанности свободы и романтической утопии свободы как хаоса. «Ближайшим к хаосу состоянием, — как справедливо отметил Константин Сонин, — является не демократия и не конкуренция, а жесткая иерархическая система».

— На третьей сессии сегодня обсуждался глобальный аспект модернизации, в частности, была дискуссия по поводу взаимоотношений России с Китаем, США, ЕС и т.д. Как Вы считаете, какой из типов международного альянса был бы наиболее полезен для РФ?

— Действительно, один из вопросов состоял в том, какие модернизационнные альянсы могли бы помочь России в реализации политики развития. Конечно, хор голосов экспертов склоняется в пользу стратегического партнерства и даже стратегического союза, экономического союза с европейцами. Меня порадовало, что об этом говорили и европейские эксперты, подчеркивая, что Европа хочет видеть в России не кочегарку общеевропейского дома, а технологическую державу, промышленно-технологического партнера.

Главная опасность этой интеграционной стратегии — иллюзия ее простоты, иллюзия насчет того, что ставка на стратегический союз с Европой избавляет нас от необходимости вырабатывать собственную модель развития и отвечать за собственную историческую судьбу. Ничего подобного. Напротив, соседство с таким мощным технологическим и социальным лидером представляет собой вызов, на который мы ежеминутно должны отвечать, и чем теснее мы будем взаимосвязаны в интеграционном плане, тем острее будет этот вызов. Попросту говоря, вызов состоит в том, как сделать альянс с Европой модернизационным, а не колонизационным. Что же касается альянса с Китаем, о котором также шла речь, на мой взгляд, он может быть только колонизационным, заведомо ущербным для нас. Т.е. с Китаем возможно сотрудничество в отдельных областях, усвоение  кое-какого опыта, но невозможен альянс развития. Поэтому если мы сейчас не видим в себе силы, чтобы выстраивать собственное геоэкономическое пространство, а, к сожалению, я все больше в этом убеждаюсь, то необходимо бороться за качественный альянс с Европой, за модернизационный, а не колонизационный альянс с Европой.

— Д.А.Медведев на Ярославском форуме выдвинул следующий тезис: «Бедность основное препятствие для модернизации». На второй сессии В.Ю. Сурков также об этом говорил. Как Вы считаете, можем ли мы говорить о модернизации в условиях какой-то экономической, финансовой нестабильности в стране?

— Здесь я вижу 2 вопроса. Один вопрос — «бедность и демократия» и другой — «модернизация в условиях финансовой нестабильности». Последний вопрос касается больше дискуссий о том, как соотносятся между собой антикризисная и модернизационная политика, того, какой у нас сейчас бюджет — все еще «кризисный» или уже «модернизационный». Игорь Иванович сказал, что уже скорее модернизационный. Что же касается первого вопроса, того, о чем говорил Владислав Юрьевич, я согласен с тем, что демократия — в некотором смысле, привилегия обществ, создающих значительную долю прибавочного продукта. Но я бы добавил, что дело не только в количестве прибавочного продукта, но и в качестве его распределения. Проблемой является не только экономико-технологическая слабость общества, но и патологический уровень социального расслоения. Демократия основывается на обществе социальной середины. В нулевые годы экономика росла, но социальное неравенство прогрессировало, и это негативно сказывалось не только на социальной атмосфере, но и на качестве самого экономического роста. Уравниловка — тоже плохая штука, она тоже демотивирует. Но мы сейчас находимся в другой крайности, мы находимся в патологической поляризации. Поэтому политика перераспределения доходов — между «капиталом» и «трудом», между «столицей» и «провинциями», между «топ-менеджерами» и «работягами» — представляется мне одним из важнейших факторов, не скажу модернизации, а просто оздоровления общества. Но и с точки зрения сугубо экономической это тоже крайне важно. Об этом в самом начале дискуссии сказал академик Ивантер. Он сказал, что одной из угроз модернизации является ориентация на дешевую рабочую силу, о том, что только высокий уровень оплаты труда является стимулом к технологическому перевооружению производств и залогом качественной модели роста.

— На «Стратегии» неоднократно упоминалось, что образования и наука являются двигателями модернизации. И.И. Шувалов сказал: «Люди главное богатство». Какая, по вашему мнению, «модернизационная политика» в отношении образовательных учреждений (жесткий контроль или свобода творчества) приведет к наилучшим результатам?

— По-моему, наиболее остро вопрос об автономии стоит сегодня применительно не столько к вузам, сколько к Академии наук. Проблемой становится та стена непонимания между государством с его инновационными планами и руководством академии наук, о которой говорил В.Ю. Сурков. Мне кажется, здесь принципиально важно различать две вещи — с одной стороны саму академию, которая остается основным «резервуаром» нашего научного потенциала (особенно в естественных и точных науках), и с другой — руководство академии, создавшее в своей вотчине ту застойную атмосферу, атмосферу насиженных мест, которую сегодня ассоциируют с академией как таковой. Не самым удачным решением в этом смысле представляется сегодняшняя позиция Минобрнауки или Минфина — вместо того, чтобы способствовать смене руководства организации, держать всю организацию в бюджетной осаде. Постепенно сокращая финансирование, как сокращают доступ воды к осажденной крепости. Лучше проявить политическую волю и дать импульс к внутреннему обновлению академии, поскольку ее научный потенциал действительно не должен быть заложником аппаратных, ведомственных разногласий.

Вы упомянули о степени автономии университетов. Я сторонник большей, конечно, университетской автономии. Виктор Сергеев в первый день конференции говорил о том, что наша задача в том, чтобы вырастить хотя бы 20 элитных вузов по всей стране. Это действительно одновременно амбициозная и вполне конкретная модернизационная задача. «Элитный университет» — это всегда своя корпоративная, лучше даже сказать, «цеховая» культура и, следовательно, своя автономия. Вопрос лишь в том, опять же, как отделить эту автономию от феодализма «ректоратов». Но насколько я понимаю, в мировом опыте есть ответы на этот вопрос.

Модернизация  это достаточно дорогостоящий процесс. И на форуме поднималась проблема ее альтернативных издержек. У меня встречный вопрос: к чему может привести инерционное развитие, то есть отказ от доктрины модернизации?

— В краткосрочной перспективе, наверное,  ни к чему особенному. А в долгосрочной — это дорога в «третий мир», если не сказать в четвертый. Сырьевая экономика не может вместить в себя большое и сложное общество, и ее социальная ёмкость будет неуклонно снижаться, в соответствии с законом убывающей отдачи (земли истощаются, издержки растут). Если мы предпочитаем инерционную модель развития, то, значит, как точно сказал Александр Аузан, следует готовить детей и внуков к работе за границей. Что, собственно, многие представители нашего истеблишмента и делают. 

Но помимо «эволюционных» рисков, есть еще и риски катастрофические. Лично я склонен думать, что, учитывая сложное окружение, ниже определенного порога — порога технологической культуры, образовательной культуры, военной и общественной безопасности и так далее, — существование России как страны окажется невозможным. Со всеми вытекающими последствиями, поскольку Россия не является удачным местом для реализации принципа «small is beautiful». 

И вопрос на перспективу, как к директору фонда «Стратегия-2020». Когда планируется следующее заседание и какие аспекты на нем будут освещены?

— Тема следующей конференции, вероятнее всего, будет связана с практическим опытом освоения инноваций в российской и мировой экономике. Но помимо больших конференций мы планируем более камерные регулярные встречи, семинары или интеллектуальные клубы, на которых будет больше времени для представления и обсуждения каждого из докладов. Мне кажется, сейчас существует потребность в такого рода общении специалистов разных профилей, поскольку иногда возникает ощущение, что экспертные инициативы существуют параллельно друг другу и растворяются в молчании, не вызывая резонанса в собственной среде. Это не всегда хорошо. В конце концов, наличие «арен» интеллектуальной жизни — тоже одна из предпосылок демократии.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4 (12 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

"что об этом говорили и европейские эксперты" - Европейцы вообще очень любят говорить и переговорить этих мастеров демагогии и установки всяческих правил удастся вряд ли. Россия не потянет "евроящики с евроогурцами", суды и прочие правила. Причина угрозы колонизационного альянса не в выборе партнёра, а в отставании и готовности России это отставание преодолеть. По-моему с китайцами шансов больше - они не будут вмешиваться во внутренние дела.

[ответить]

Наверное соглашусь с вами. Ни европейцам, ни американцам верить на слово нельзя никогда, как говорится чтобы было письменно и заверено нотариусом. Китайцы находятся в уязвимом положении и преставляют собой более сговорчивого партнёра. Но и те и другие должны быть лишь партнёрами временными, способствующими собственному развитию. //Главная опасность этой интеграционной стратегии - иллюзия ее простоты, иллюзия насчет того, что ставка на стратегический союз с Европой избавляет нас от необходимости вырабатывать собственную модель развития и отвечать за собственную историческую судьбу. // Если это так, то зачем же несмотря на это призывать именно к этому пути? Вот с Китаем подобной опасности не существует, слишком уж культуры разные.

[ответить]

Если пытаться изо всех сил модернизировать Россию в таком виде, в каком она есть, мы рискуем оказаться "модернизированной колонией". Для настоящей модернизации необходима социалиция общества, т.е чтобы исчез вопиющий разрыв между сверхбогатыми и основным большинством бедных. Средний класс, в принципе, очень мал и несилен. Значит, надо вносить элементы скандинавского социализма. А кто ж у нас на это пойдет?

[ответить]

Hey I shoked! Very coool forum ! :) Wooow :)

[ответить]

Hеy, wе аrе glаd you' shockеd.

[ответить]

Hello guys! very nice forum :) I like this site )

[ответить]

du bist ein geficktes Schwulloch, Akumulator. verpiß dich.

[ответить]

///Конечно, хор голосов экспертов склоняется в пользу стратегического партнерства и даже стратегического союза, экономического союза с европейцами.///

РОССИЯ ДОЛЖНА ЗАКЛЮЧИТЬ СОЮЗ С БОГОМ. А мне, вот невольно вспомнилась Византия этак начала 15-го века, как раз перед гибелью. Так там тоже "хор голосов экспертов склонялся в пользу стратегического партнерства и даже стратегического союза, экономического союза с европейцами". Наивно полагать что "заграница нам поможет", нет у этой "заграницы" мотивации, что бы нам помогать. Опыт истории говорит, что России может помочь только вера в Бога, и опора на собственные силы.

PS "Дети мои, верьте в Бога и держите порох сухим"! (c) старик Оливер Кромвель

[ответить]

//Поэтому, если мы сейчас не видим в себе силы, чтобы выстраивать собственное геоэкономическое пространство, а, к сожалению, я все больше в этом убеждаюсь, то необходимо бороться за качественный альянс с Европой, за модернизационный, а не колонизационный альянс с Европой.//  

  Вот оно, пораженчество чистой воды (под маской патриотизма). Впрочем, сие лишь следствие "экономического подхода". Во всей статье ни слова о внеэкономических целях и смыслах. Даже образование - и то "на службе модернизации".

 "Некошерные" вы, братцы, какие-то, не в силах поднять глаза к Солнцу. (Хоть и можете себя считать при этом богоизбранными). 

Таковы парадоксы диалектики.

[ответить]

оно то конечно... без модернизации смерть... чтобы осуществить модернизацию надо народ сперва "зацепить" на энту модернизацию, но все... вижу не все понимают, что пока в воздухе стоит абсолютно не разрешённый вопрос приватизации в России... замылить этот вопрос не удасться... вот не удасться замылить... это в ноосфере русского народа - его эгрегоре... да и "элита" страны (конечно в кавычках слово элита) чувствует себя очень не уютно в России... дети и деньги за границей... кхм... это 2 мощнейших инструментов влияния... и вы хотите от народа модернизации? ))))))))) вы там пьяны или как

[ответить]

Ключевые слова: КТО, С КАКОЙ ЦЕЛЬЮ, ДЛЯ КОГО, С КЕМ. Нам, как оказалось, как воздух, нужна социальная и политеческая программа. Идеологическая. С ними можно и о модернизации думать (или не думать). Слова есть всего слова. А то, что происходит, похоже на наказанье Господне.

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...