Новое западничество, или Об одной культурологической пошлости

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]Фильм Бортко по "Тарасу Бульбе", снятый к двухсотлетию Гоголя, стал не столько кинособытием, сколько поводом для мировоззренческих дискуссий. Это не очень-то хорошее подтверждение эстетической состоятельности произведения, однако на многое тут никто и не рассчитывал. Незаметно кино вновь вернуло себе статус "важнейшего из искусств", но я не буду пускаться в пространные рассуждения об эстетизации политики. Я вообще больше не про кино. Я про то, что фильм неожиданно позволил сформулировать вопрос о взаимоотношениях России и Запада (от которого у любого аналитика огроменный мозоль на языке) как вопрос, выводящий нас к краям, о которых мало что скажут геополитика и мать ее физическая география. Вы не ошиблись: исподволь мы попали на зыбкий простор рассуждений о жизни и смерти.

 

Приведу самый принципиальный и острый отрывок из замечательной по-своему статьи Егора Холмогорова, посвященной "вечному жиду", искусству умирать и конфликту цивилизаций: "О смерти Гоголь думал постоянно, мыслью о ней пронизано все его зрелое творчество. И вот во второй редакции Бульбы рассказал он об отважных людях, овладевших искусством хорошо умирать. Этот мотив, программно подчеркнутый речью Бульбы перед решающей битвой, Бортко улавливает с тонкостью хорошего читателя и подчиняет ему весь фильм. Остальное добро и зло тут лишь бесплатное приложение к смерти. Отсюда и вся жестокость, и весь натурализм фильма - зритель должен понять хоть на секунду своим оголливуденым мозгом, что не мешки с картоплей тут валятся, а умирают козаки, умирают по настоящему [...] По другому не может быть - либо ты умираешь, либо ты не достоин жизни. Либо ты умер и жив, либо ты выжил и мертвец. Умирает страшной душною смертью козак-убийца. "Со святыми упокой" поют над новопоставленным кошевым атаманом - в "лыцарском" запорожском ордене он умер для мира и принадлежит отныне только "товариществу". Безответной жертвой разгоревшейся брани, в которой нет места миру и дому, умирает несчастная жена Тараса. Пуще всего боится смерти и готов хоть псом да прожить жид Янкель [...] Вся "еврейская" линия и у Гоголя и у Бортко подчинена одной единственной и главной мысли - "жид" - это тот, кто не умеет и боится умирать, тот, чья жизнь подчинена страху за свою шкуру, умению выкручиваться из петли и умению выжить любой ценой. Абсолютное антропологическое превосходство над ним козака (заметим - без всякого расизма) тут очевидно, коль скоро козак - это мастер достойной смерти. Козак смертен и через это причастен вечности. Жид вечен, он обманул смерть, трижды три раза убежал от виселицы и потому вечно живет на грани тления и смерти".

Итак, возникает картинка: запорожцы как воплощение живой жизни, "вечный жид" как мертвая смерть и "Европа" или "Запад" как имитация жизни, искусное изображение мертвыми того, что они все еще живы. Соответственно, западный мир - это царство морока, которое сохранно тем, что потребляет тела, судьбы и силы живых людей. Живые же люди не всегда проявляют стойкость, подвержены оморачиванию и соблазну. Когда живых людей удается подчинить, - как гоголевского Андрия, - западный мир показывает свое тленно-гнойное нутро: это вечный мир, но вечный именно в силу своей заведомой омертвелости. Не может умереть то, что уже мертво. И Запад не может прекратить свое существование, поскольку не может исчезнуть то, что заведомо не является живым - все это укладывается в русло славянофильских, народно-социалистических, а позже и советских агиток, бичующих "загнивающий" и "жидовствующий" западный мир.

Меня всегда настораживал общий консерватизм подобный суждений, монотонность которых фиксируется даже не на уровне идеологии, в на уровне риторики, выдающей, как известно, предательскую окоченелость мысли. По какому вопросу мне действительно не хотелось бы спорить, так это по вопросу того, что искусство жить ничто по сравнению с искусством умирать. Однако между "ничто" и "все" куда более равноправные отношения, чем обычно принято считать.

Далее. Самое предвзятое определение Запада состоит именно в том, чтобы рассматривать его не как "часть света", а как способ или систему мироустройства, олицетворяющую пресловутое искусство жить. Именно об этом идет речь, когда между словами "Запад" и "цивилизация" ставится знак равенства. Одновременно искусство жить понимается как искусство омертвления без смерти. Инстанцией такого омертвления выступает вечный спутник и двойник Запада - капитал, который с внеэкономической точки зрения не просто "мертв", но представляет собой бесконечный ресурс объективации и присвоения посредством самых разный омертвляющих процедур: от потогонного "выжимания соков" до рационалистически-благодушного "обретения истины".

Проблема не в том, что "Запад морочит" (прежде всего голову, но не только) - "Запад морочит", но не является и не хочет являться никаким "мороком". Ставка в существовании не только Запада, но и любой другой цивилизации "больше, чем жизнь". И в консервативных выпадах "супротив" коварного, оморачивающего и от того еще более соблазнительного Запада всегда присутствует элемент непростительного шапкозакидательства: вот вы, мол, о жизни печетесь, а мы - бери выше! - о смерти. Запад ничуть не меньше заботится об искусстве смерти, чем об искусстве жизни, да и гоголевские "козаки" - никто иной, как наследники западных тристанов и ланселотов. Именно у них - и ни у кого другого - берут они свои уроки величественной рыцарской смерти!

Понимать схватку козаков с ляхами как еще одно проявление конфликта цивилизаций - методологическая пошлость. Те, кто мыслят категорией конфликта цивилизаций, вольно или не вольно начинают с того, что схватка ведется за место под солнцем, и приходят к апологетике всемирно-исторического уюта и комфорта. В антизападнической версии это приводит к тому, что Запад объявляется незаконным наследником властителем сокровищ, монополизатором благ, узурпатором довольства и роскоши. Какой вывод за этим следует, догадаться нетрудно: Запад должен быть лишен своего трона и всех присвоенных им привилегий.

Из этих попыток, впрочем, мало что получается, кроме разве что всплеска литературного творчества и, при наилучшем раскладе, пары-тройки писательских шедевров. Дело даже не в том, что ниспровергательские стратегии, которые предлагается применить, берутся на самом Западе, где были многократно апробированы в ходе столетий революционного тираноборчества. Дело в том, что искусство жить и искусство умирать ничем не отличаются друг от друга. Соответственно, и преуспевает во всемирно-историческом состязании тот, кто раньше других начнет отдавать себе в этом отчет.

Борьба цивилизаций ведется не за лучшую жизнь, а за то, чтобы вообще определять, что такое жизнь и чем отличается она от смерти. Понимая Запад как материализованное в институтах и предметах "искусство жить", мы не должны забывать, что за этими предметами скрывается тысячелетнее искусство умирать и убивать. В один прекрасный момент мы даже "обогнали" Запад в искусстве жить, ибо советский социализм и был таким искусством совершенной жизни сообща, здесь на Земле. Однако никому до сих пор не удавалось превзойти Запад в искусстве смерти.

Собственно, и Запада-то никакого не существует - есть только игра со смертью, в которой в первую очередь погибают те, кто по наивности отождествляет Запад с пресловутым искусством жить. Умение жить равносильно умению умирать, однако этого не скажешь о неумении жить. Неумение жить - тоже искусство, и оно позорно. Неумеющий жить живет, делегируя свою жизнь кому-то другому. Однако и права на смерть он тоже лишен.

У британской аристократии времен декаданса была поговорка: "За нас живут наши слуги". Еще хуже, когда за кого-то живут господа. Отношение к Западу как к общемировому "господину" или, и того хуже, как к земной ипостаси "Господина Мира сего" - безоговорочная капитуляция. Помещение себя по ту сторону жизни и смерти, но совсем не туда, где царствует "вечный жид", ибо он-то хотя бы вечен, а приобретают жизнь "по случаю" и умирают "как придется". Это даже не добровольное рабство, это рабство рабов, лишенных последнего орудия - хитрости. Их уже ничего не научит, этих рабов, они могут только погибать. Одно утешение - для них не существует даже жалости.


Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 3.8 (5 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Начал "за здравие", кончил "за упокой". Честно. Первая половина статьи восхитительна! Думаю,что по этой причине её и напечатали.;) Ну, исключая мелкие "неточности", вроде советских агиток, про "жидовствующий" запад - не было таких. Однако, уже тут начинают попадаться совершенно риторические, бездоказательные, не получающие в дальнейшем никакого логического продолжения и разъяснения фразы, типа "между "ничто" и "всё" куда более равноправные отношения, чем обычно принято считать." Но фиг бы с ними, можно не обращать внимания. В целом - великолепная констатация ситуации, за которую автору большая признательность.

[ответить]

Гоголь громаден но он тоже с украины и описал прежде всего миф о казаках. Чтотакое сюжет если брать чисто голый сюжет Тарас привозит своих детей в запарожское войско и хочет чтобы они прошли свеобразный курс молодого бойца. Для этого устраивает типа правокации для набега на Польшу. Знаете запапрожские казаки это будем честны всеволишь обыкновенные бандиты, многочисленные. С ними пакончила Екатерина и правильно. Вот как описывают встречу сказаками спадвижники Карла это дикие люди многие ходят почти голыми но с оружием не почитают не старших не друг друга. Во время пира перед полтавской битвой, один и казаков выпив из дорого кубка тутже спятал в принесённый с собой мешок. Когда один из старшин сделал ему замечание он выхватил саблю и привсех убил его.

[ответить]

==С ними пакончила Екатерина и правильно. ==

- Это, думаю, сильно упрощенный взгляд на ситуацию, учитывая, что запорожцы были переселены на Кубань, где им были сохранены все казацкие привилегии. 

[ответить]

Вы, конечно, правы. Современные  представления о Запорожских козаках - миф, имеющий малое отношение к реальности. Но суть нынешнего противостояния состоит в том, каким быть этому мифу: "по Ющенко" или "по Гоголю". Быть этому мифу оружием на стороне России, или же на стороне Запада. Скорее всего, оба мифа будут существовать и бороться между собой. И победит тот, который окажется красочней и убедительней.:)

[ответить]

Какой бред

Сразу видно, тупое чучело (то ли жидовское, то ли укрское) книгу не читало, зато фильму смотрело, отсюда и весь бред.

[ответить]

Изучите историю Русско-польской войны 1655-1677, большинство козаков воевало против России, а не за нее, и это притом, что Хмельницкий ранее присоединил Украину к России. Какие русские? О чем тут можно говорить. Если уж Бортко хотел снимать фильм о русских, снимал бы про донских казаков.

Еще пример: эпоха смуты 1612 года. Вы думаете польская армия состояла из одних поляков и немецких наемников, как в фильме "1612", вообщето в польской армии был большой процент казацких полков.

[ответить]

Абсолютно согласен с абсолютной жестокостью того времени - по времени Тарас Б. соответствует фактически нулевому релизу Мировой войны = Тридцатилетней, когда население Германии чуть ли не уполовинилось. И перенос межнациональных напрягов из того времени в современность - это признак ублюдочности современных ляхов, укров и далее по списку.

А автора хочется поправить относительно английской аристократии - известен эпизод (не помню точное название битвы) 1 мировой, когда элитный конный полк из-за неудачного планирования (как всегда все генералы готовились к прошловековым войнам) был положен турецким пулеметным огнем без остатка - но все осознанно шли на верную смерть - это был признак родового аристократизма (настоящей элиты)

[ответить]

Мне про жидов понравилось. Остроумно. Посмеялся...:)

И, однако, вынужден возразить. Вы всё смешиваете в кучу, но, даже если "смешались в кучу кони, люди...", то это всё равно не отменяет факта разделения на людей и коней.

[ответить]

Про войны, невзгоды, что могу сказать, что смерть она всегда одинакова. Ну с чего вы взяли, что казаки как-то по другому умирают. Для война, солдата любой национальности умереть за Родину незазорно и почетно. Поэтому мораль казаков и выше, что они за родину воюют, но не более того. Вторглись казаки на территорию Польши, поляки стали за родину воевать, думаете они все сплошь были трусами и меркантильными людьми? 

У Гоголя в повести так вообще идет тема набегов на Польские города, а не наоборот (наверное сказалось, что в то время было восстание в Польше). Я думаю что будучи малооплачиваемым чиновником Гоголь подмешал коньюнктурщины, что бы издаться и подзаработать денежек. А не будь польского восстания, у него был бы вполне другой сюжет.

[ответить]

Смерть всегда одинакова?;) Ну, это Вы с Холмогоровым поговорите http://www.rus-obr.ru/ru-club/2448 Можно ещё римлян к слову вспомянуть, с их "memento more". Искусство смерти в Риме было чрезвычайно развито. Всякое жизнеописание обязательно заканчивается красочным описанием момента смерти, будь то Цезарь, Нерон или Сенека. Отсюда и другое выражение: "Не важно как ты жил - важно как ты умер!" Каждый римлянин готовился к смерти, как к важнейшему событию своей жизни.

Хотя, собственно, тут мы говорим не об этом.

«Lever doodt als Sklav» (лучше мёртвый, чем раб) – гласит старая фризская пословица. И если человек следует этому принципу, то он умирает красиво. Если же наоборот, то...

[ответить]

Да фиг с ними, этими жидами - как хотят, так и умирают, у них в то время войнов не было, одни торговцы. Русские войны не лучше и не хуже  войнов Европы, которые умирали за Родину. Мы ведь о кино изначально говорим и о статье про него. Так вот с исторической точки зрения кино снято отвратительно, если сравнивать с сюжетом книги, тоже отвратительно.

А  философия вокруг говна разведена основательно. Лучше б проанализировали польский фильм "Огнем и мечом", там хоть и крен в сторону Польши, но он исторически достоверней, чем тот бред который я увидел в кино. Для исторической привязки: в фильме даю цитату из Википедии:

[ответить]

Жидок кончил истерикой.

[ответить]

Справедливости ради, Потоцкий - это 17-й век. Цитата из Тараса Бульбы:

[ответить]

А еще разжуйте, мне пожалуйстса, что это с Гоголем стали все носиться как "дурак со списаной торбой", последние 30 лет на Тараса Бульбу всем было как-то насрать, а тут и "гениальным произведением" обозвали и "Замечательной книгой". Ну классика, ну эпическая, дальше то что? В чем уникальность?

[ответить]

Ну, это как пулемёт. Лежит себе в сарае, хлеба не просит, весь в пыли. А как началась заварушка, так он и пригодился, и все его качества на виду, и оценка их становится актуальной сверх меры.

[ответить]

Холмогоров - прав, а Ашкеров - дурак

 В своей рецензии на фильм Бортко Холмогоров правильно и убедительно раскрывает смысл гоголевского "Тараса Бульбы".

А придурковатый жид Ашкеров написал обычный для жида глупый и бессвязный бред.

[ответить]

Предупредите! Будущий мировой тиран -Антихрист рожден и уже молод, он будет иудеем!

Человек греха, в христианстве именуемый антихристом. Он уже имеет место быть... . В детском возрасте. Иудей. Будет выглядеть так. Высокого роста, плечи узкие,одет в белое... . Глаза властные, преступные... . Небрит , щетина... . Возглавит Евросоюз. Мишень уничтожения номер один - славянский народ.Он придет и скажет- "Радуйтесь... ." Предупредите народ!!!

Георгий-Илия Пророчество о грядущем времени... . http://ralf.com.ua/ru/mes140.html

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...