Расово-познавательная суицидология (часть II)

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Суицидология - весь комплекс дисциплин, направленных на понимание самоубийств, она прошла долгий путь от английского исследователя Томаса Брауна, впервые употребившего слово "суицид" в своей работе "Религия врача" (1642), до социолога Дюркгейма и далее - к экспертам ВОЗ, регулярно публикующим свои рекомендации по этому вопросу. 

Первая часть статьи опубликована здесь.

Генетические факторы

Конечно, если речь идет о сугубо эндогенных факторах, таких, как генетическая предрасположенность, трудно предположить иной вариант, кроме того, что именно она является причиной. Однако и в этом случае мы должны быть крайне осторожными в своих интерпретациях, поскольку согласно современным представлениям, генетическая наследственность работает лишь в рамках так называемой "нормы реакции". Другими словами, отдельный ген лишь задаёт предельный разброс реакции организма на воздействие, больший или меньший. В рамках задаваемой тем или иным геном нормы реакции возможно действие иных факторов, генетических или внешних.

На сегодняшний день известно два белка, вариации генов которых влияют на частоту самоубийств их обладателей. В 1999 был впервые выявлен (Du L, Faludi G et al.) в качестве фактора риска суицидов у депрессивных больных длинный вариант белка-транспортёра серотонина, участвующего в передачи импульсов от одной нервной клетки к другой. Как считают учёные, самоубийства в половине случаев происходят импульсивно, менее, чем через пять минут после принятия окончательного решения о нем. Функция серотонина: торможение импульсивных реакций, а также регуляция уровня настроения. Депрессивные пациенты с суицидальными наклонностями обладают повышенной частотой встречаемости определенного варианта гена. 41% депрессивных больных с суицидальными попытками имеют "проблемный" вариант гена. Депрессивные пациенты без выявленной суицидальности - 24%, а люди без выявленной депрессии -  всего18%.

Вскоре было показано, что большее число рецепторных блоков в нервной клетке статистически связано с большими шансами на осуществление суицида (P.D.Hrdina et al., 2001). Интересно, что различные варианты этого же гена связаны с различной увлечённостью танцевальным искусством (R.Bachner-Melman et al., 2005). У мужчин - была доказана связь активности серотониновых рецепторов с уровнем религиозного рвения и заинтересованности духовными вопросами (J.Borg et al., 2003)

Группа японских исследователей обнаружила связь частоты самоубийств у мужчин с вариациями гена, кодирующего белок-рецептор другого переносчика нервных импульсов - холецистокинина (S.Shindo,  N.Yoshioka, 2004). В качестве регулятора поведения этот медиатор действует в содружестве с медиатором допамином. Относительно последнего ряд исследований показал связь генетических вариаций допаминового рецептора D4 с высокорисковым поведением и инновационным поведением у здоровых индивидов (Richard P. Ebstein et al., 1999), а также с сексуальной активностью (Z.Ben-Zion et al., 2006).

Некоторые генетические варианты D4-допаминового рецептора связаны с развитием анорексии у подростков и перфекционистских черт характера (Bachner-Melman Rachel et al., 2007), что может быть в дальнейшем связан с суицидами. Также некоторые разновидность гена этого рецептора связаны с повышенной склонностью к алкоголизму и наркомании (George SR et al., 1993), что могло бы косвенно приводить к повышенному числу суицидов у таких индивидов, однако исследование этого вопроса напрямую пока не привело к подтверждению такой связи.

Следующая работа интересна тем, что в нем была исследована русская этническая популяция. Оказалось, что у женщин некоторые генотипические варианты катехол-0-метилтрансферазы (COMT) в сочетании с с-аллелью D4-допаминрецептора связаны с экстравертивным поведением и гипоманиакальностью (V.E.Golimbet et al., 2007). Пока не доказана связь данных генетических особенностей с частотой суицида, однако имеются все основания для её предположения, учитывая то, что хорошее эмоциональное самочувствие является доказанным защитным фактором против суицидов.

Другие два важных нейропептидных гормона, окситоцин и аргинин-вазопрессин, связаны со способностями к развитию социальных связей у человека и млекопитающих. Последние молекулярно-генетические исследования генетического разнообразия рецепторов аргинин-вазопрессина 1a (AVPR1a) окситоцина (OXTR) показали, что определенные их разновидности связаны с повышенной частотой развития аутизма, слабой способностью к образованию социальных связей (I.Salomon et al., 2008). Генотипические варианты AVPR1a  у человека также оказались связанными с особенностями пищевого поведения, музыкальными и ритмическими способностями, которые могут быть связанными с образованием внутрисемейных и внутригрупповых контактов. От длины одного из участков гена AVPR1a RS3 оказалась зависимой степень альтруизма личности, что было обнаружено в ходе проведения экспериментальных игр типа "игры в диктатора".

 

Таким образом, имеются все основания полагать, что способность к развитию социальных контактов, являющихся в свою очередь доказанным защитным фактором против суицида, генетически детерминирована. Данные прямых генетических исследований подкрепляются и анализом семейной статистики. Так данные о суицидах среди близнецов и усыновленных детей подтверждают возможную роль биологических факторов в суицидальном поведении. Хорошо известны семьи с наследственной склонностью к самоубийству, например, семья Хэмингуэя. Ряд семейных историй наследственной суицидальности приводит и Дюркгейм (Э.Дюркгейм, "Самоубийство: социологический этюд")

 

Значение этих открытий можно оценивать по-разному. С одной стороны они могут помочь выделить группу пациентов, особо склонных к самоубийству, и поэтому нуждающихся в особо тщательном врачебном наблюдении. Однако, имеется и иная стороны медали: эти же открытия могут подтолкнуть страховые компании  к отказу в предоставлении страховок или к требованию обследования клиентов для выяснения генетического профиля. С тем, чтобы потребовать большую плату за страховой полис. Также в случае, если особенности индивидуального генотипа станут известными публике, имеется опасность, что некоторые индивиды будут подвергнуты остракизму, у них появятся трудности при заключении брака и оформлении на работу.

 

Этнические факторы

 

За время наблюдений накопилось огромное количество фактов, свидетельствующих о тесной связи этнического происхождения с частотой суицидов. Так, по данным, приводимым в документах ВОЗ, распространенность суицидов среди населения, относящегося к белой расе, приблизительно вдвое выше, чем среди других рас. Более высокая распространенность суицидов среди белых отмечается также в ЮАР и Зимбабве

 

Разделить этнический фактор на культурный и генетический чрезвычайно затруднительно. До сих пор эти факторы представляют собой неразделенную совокупность генетических, культурных и социологических факторов.

 

Так, частота суицидов среди мужчин Финляндии - 43 на 100 тыс. населения, а в соседней Норвегии, с примерно аналогичным уровнем жизни и социальной средой - всего 21. Представители финно-угорских народов - финнов, эстонцев, венгров - имеют повышенную частоту самоубийств по сравнению со своими непосредственными индоевропейскими соседями, проживающими в той же местности. Частота самоубийств выше среди протестантов, чем среди католиков, а у индуистов - она ещё выше. Этнический фактор продолжает действовать и в эмиграции.

 

Так при анализе частоты самоубийств среди иммигрантов в Новом Свете и Австралии было выявлено, что выходцы из Восточной Европы продолжают иметь повышенную частоту самоубийств и на новой родине, а выходцы из средиземноморского региона и мусульманских стран - наоборот пониженную.  

 

По австралийским данным разница между частотой самоубийств в среде мигрантов, рожденных в Восточной, Южной, Западной Европе и в Азии составляла разы. Так, в 1992 году частота на 100 тыс. населения составила 7 (Азия), 8 (Южная Европа), 17 (Западная Европа) и 24 (Восточная Европа).

 

Существенна и разница внутри азиатских этногрупп. В Сингапуре среди китайцев и индусов уровень самоубийств заметно выше, чем среди малайцев. Уровень самоубийств часто выше среди аборигенов: в Австралии, в провинции Тайвань в Китае, и среди индейцев в Северной Америке. В Канаде уровень самоубийств среди эскимосов составляет от 59,5 до 74,3 случаев на 100 тыс. человек по сравнению с 15,0 случаев среди всего населения  Молодые эскимосы-мужчины подвержены наивысшему риску самоубийств, и их уровень растет. Зафиксирован рекордный уровень 195 случаев на 100 тыс. в возрасте от 15 до 25 лет.

 

Особую проблему представляет собой неоднородность мировой статистики по суицидам, а также иногда - её прямая подтасовка. Собираемость статистики самоубийств по странам экваториальной Африки практически нулевая. Однако и в самых развитых странах отмечены серьёзные проблемы. Как давно отметил вслед за Вагнером и Эмиль Дюркгейм: "то, что называется статистикой мотивов самоубийств, есть на самом деле не что иное, как статистика тех мнении, которые составляют себе по поводу этих мотивов чины, зачастую низшие чины полиции, обязанные собирать соответственные сведения". Однако невозможно констатировать самоубийство не предполагая при этом цели поступка, то есть, хотя бы косвенно - и его мотива.

 

Так, английские исследователи Купер и Милрой обнаружили, что и в некоторых районах страны количество зарегистрированных самоубийств занижается на 40%. Как известно, Великобритания, согласно статистике, на хорошем счету в плане числа самоубийств. В Соединённом Королевстве на протяжении десятилетий уровень стабильно низкий, около 7 случаев на 100 тыс. населения. Столь низкий уровень выглядит аномально низким на фоне высокого, до 20-25 на 100 тыс. в соседней Бельгии. Однако разница в том, что в Великобритании действуют законы, предусматривающие наказание за попытку самоубийства. Частично низкий уровень самоубийств можно связать с непосредственным действием этих законов, а частично - с производимой под давлением обстоятельств фальсификацией статистики.

 

Как известно, в католических странах имеется весьма жёстко негативное отношение церкви к самоубийцам. Их не хоронят вместе с другими членами общины, их семьи также подвергаются определенному остракизму. В этих условиях более низкий уровень статистики самоубийств в католических странах лучше объясняется её низкой собираемостью и фальсификацией, чем объективно низким числом самоубийств.

 

Действительно, под давлением родственников полицейскому врачу в Италии бывает легче квалифицировать смерть, как несчастный случай. Аналогичное положение можно наблюдать и в Израиле, где сильно влияние иудейской веры и высок общественный негативизм по отношению к суицидам. Автору известны факты, когда весьма подозрительные на суицид случаи гибели призывников в израильской армии систематически квалифицировались как "неосторожное обращение с оружием". Целью подобных переквалификаций было очевидное желание не огорчать родственников ещё больше, а также возможно - и желание скрыть неблагоприятную для официоза статистику.

 

Также возможно искажение статистики в прямо противоположном направлении. В странах, где высок показатель уголовного насилия, а раскрываемость убийств низкая, таких как страны СНГ, велик соблазн квалифицировать подозрительные на убийство случаи, как "самоубийство". Таким образом, есть некоторые основания думать, что в странах с высоким уровнем религиозности число самоубийств занижено, а в таких странах, как Россия - наоборот завышено. Поэтому следует подходить к сравнению уровня самоубийств в различных странах с достаточной долей скептицизма.

 

Большего доверия заслуживают данные о динамике суицидов в одной стране в течение времени. Здесь мы можем в большей степени доверять статистике, поскольку, как правило методология сбора и учета сведений не изменяется на протяжении десятилетий. Впрочем также за некоторым исключением...

 

Социальные факторы

 

Стабильные супружеские отношения являются защитным фактором против суицида. Это было замечено ещё Дюркгеймом. Наличие детей, о которых следует заботиться - также защищает родителей от самоубийства. Не обладают защитным эффектом только ранние браки (до 20 лет). Вступившие в них люди имеют выше склонность к самоубийству, чем их неженатые сверстники

 

По данным, приводимым ВОЗ, в Европе и США высок уровень самоубийств среди одиноких или никогда не вступавших в брак людей, еще более высокий - среди тех, кто овдовел, и самый высокий - среди людей, которые разошлись или развелись.

 

Аномия - или социальная изоляция - статистически идентифицирована, как фактор самоубийств вдов в тех обществах, где отсутствует традиционная основа для поддержки семей с умершими кормильцами. В других обществах, где социальная организация обеспечивает вдовам большую поддержку, такой связи не наблюдается. Так, наиболее древняя из изученных форм социальной поддержки вдов является так называемый левиратный брак, отмеченный у афразийских народов. Согласно этому обычаю брат обязан взять в жёны вдову умершего брата, если у них не было сыновей, и зачать с ней ребёнка мужского пола (Второзаконие. 25:5). Если же у умершего супруга с этой женщиной были дети, родственники мужа обязаны заботится о ней и о её детях. Несколько модифицированная форма социальной поддержки в настоящее время существует в разной степени кодификации во всём иудео-мусульманском мире.

 

Разные авторы расходятся в том, как на уровень самоубийств влияет экономический спад и высокая безработица. Если брать Россию, то период пика самоубийств пришелся на вторую половину 90-х - первую половину нулевых годов (до 42,42 на 100 тыс. в 1994). Хотя в этот период были как периоды резкого спада, так и периоды повышенной экономической активности (1999-2002 годы). Некоторое снижение уровня самоубийств в России произошло лишь после 2004 года - с 33,83 (2003) до 29,8 (2005) на 100 тыс. - и оно скорее всего отражает рост политической стабильности и общественного оптимизма.

 

Говоря о российской ситуации, следует отметить, что и в советское время число самоубийств было немалым. Так, по опубликованным данным (Scotland and European Health for All Database, 2007), в 1980-1985 годах число самоубийств на 100 тыс. населения в РСФСР колебалось на уровне 31,91-35,71, то есть было заметно выше, чем в 2005. Резкое снижение отмечалось только в так называемый "перестроечный период" - 1986-1991 годы до 23,71-27,01 на 100 тыс. Такое падение нечем объяснить, кроме как высочайшим уровнем надежд, существовавшим в то время. Впрочем, так и не оправдавшихся для большинства населения...

 

Социальными факторами риска являются также: низкое социо-экономическое положение родителей, низкий образовательный уровень родителей и внутрисемейная безработица. Другие актуальные для России и стран СНГ факторы: семейный алкоголизм, семейная история асоциального поведения и самоубийств. Согласно данным ВОЗ, способствуют суицидальному поведению подростков история внутрисемейных скандалов, разводов и частых переездов с места на место. Последний фактор - вероятно в связи с трудностью образования подростками дружеских связей на новом месте.

 

 

Предупреждение самоубийств  

 

Самоубийство в современном мире - в значительном числе случаев импульсивное действие, когда невозможно всерьёз говорить о глубоких социальных или психологических мотивах его совершения. Так по некоторым данным более половины самоубийств совершается менее, чем через пять минут после принятия окончательного решения. Это примерно соответствует проценту самоубийц, страдающих психическими расстройствами. Таким образом, с точки зрения голой прагматики, целесообразным представляется отношение к самоубийству, как к виду патологии, и соответствующая стратегия его предупреждения с упором на медицинские меры.

 

Такой подход доказал свою эффективность на практике. Самым мощным средством предупреждения повторных попыток самоубийств на сегодняшний день является терапия антидепрессантами тогда, когда для неё имеются основания. Её может назначать только врач-специалист, поскольку эти лекарства имеют значительные побочные эффекты и могут оказаться просто опасными для некоторых групп пациентов.

 

Изложение подробностей врачебной тактики в данной статье невозможно, следует лишь отметить, что в последние два десятилетия сфера применения антидепрессантов была расширена за пределы клинической эндогенной депрессии, и особенно в случаях пациентов, с подозрением на суицидальные мысли. Появление более легкопереносимых препаратов подтолкнуло врачей к более лёгкому их назначению, что имеет, конечно, и свои издержки. Эффективность данной группы лекарств, как средства предупреждения суицидов, также является косвенным подтверждением связи суицидальности с генетической предрасположенностью к психическим расстройствам.

 

Наблюдаемое в северной и центральной Европе снижение уровня самоубийств в последние 20 лет после высочайшего уровня в течение нескольких десятилетий многие специалисты связывают не с какими-нибудь "положительными социальными сдвигами", а с более тщательным выявлением и более активным лечением депрессивных пациентов.

 

Так если в Дании в 1980 году было 31,99 случаев на 100 тыс. населения, то в 2001 всего 12,18. Последнее объясняется более агрессивной врачебной стратегией: элементарно более широким назначением антидепрессантов, а также  и появлением их новых, более безопасных для применения, групп, такие, как ингибиторы серотониновой инактивации (SSRI).

 

Английское исследование показало эффективность проблемно-ориентированной психотерапии (в качестве добавки к стандартному лечению депрессии), однако эффект оказался нестойким. И это несмотря на улучшение качества жизни самоубийц-рецидивистов, выражающееся в уменьшение чувства одиночества, более удовлетворительные интимные взаимоотношения, меньше депрессии и больше доверия к помощи общины.

 

Несмотря на общее мнение, начиная с Дюркгейма, что недостаток социальных связей приводит к повышенному числу самоубийств, до сих пор в контролируемых экспериментах так и не смогли продемонстрировать защитное действие таких связей. Другими словами, искусственное расширение социальных контактов теми методами, которыми это делалось, не приводило к статистически значимому снижению числа повторных суицидальных попыток. Таким образом, несмотря на огромную статистику, постоянное внимание общества, медицинских и общественных наук до сих пор не доказано направление причинно-следственной связи, существующей между социальной аномией и суицидальным поведением. Кроме варианта, когда социальная изоляция толкает человека на самоубийство, сохраняются и иная возможность: когда определённые поведенческие и характерологические черты, возможно генетически обусловленные или передаваемые культурным кодом, приводят личность   одновременно и к аномии и к суициду. 

 

Несмотря на весьма ограниченный успех, медики, психологи и социологии не прекращают попыток выявить подгруппы потенциальных самоубийц, для которых те или иные методы, кроме терапии антидепрессантами, были бы эффективны. 

 

Было, в частности обнаружено, что ограничение свободного доступа населения к ядам и сильнодействующим препаратам, уменьшает число самоубийств, причём иногда - в разы! После того, как выхлопные газы автомобилей стали в Европе чище, а в природный газ перестали добавлять окись углерода, число самоубийств с применением ингаляционных методов уменьшилось   драматически.

 

Роль средств массовой информации также велика. В известном американском исследовании 70-х годов было показано, что частота самоубийств прямо зависит от публикации случаев самоубийств на первых страницах газет. В дальнейшем эти данные были подтверждены целым рядом исследований газетных и теленовостей, включая европейские страны и Китай. На высоту следующего за публикацией пика самоубийств влияет также провокативность и яркость характера освещения события. Особенно подвержены риску молодые люди и депрессивные пациенты. Наоборот, сдержанная и негативная оценка в СМИ случаев суицида влияет в сторону снижения статистики. В частности, введением ясных правил для СМИ в этом вопросе позволило сократить количество самоубийств в венской подземке на 75%. Таким образом, ответственность медиа-профессионала включает предупреждение именно подобных иммитативных форм суицида.

 

Ряд стран и организации, в том числе ВОЗ, разработали инструкции о том, как СМИ рекомендовано освещение случаев самоубийств. Рекомендуется освещать эти случаи, избегая вульгарности и рутинизации, что может толкнуть несформировавшиеся характеры к мысли о будничности и допустимости суицида.

 

 

В своём специальном выпуске для медиа-профессионалов Всемирная организация здравоохранения подробнейшим образом описывает требуемый кодекс поведения СМИ. Медиа-профессионалам рекомендуется всячески пропагандировать практически актуальные знания, необходимые для предотвращения самоубийств. И наоборот - воздерживаться от публикации подробных описаний того, как можно покончить с собой. Не злоупотреблять количеством историй о самоубийцах, не героизировать их поведение и не представлять его в качестве общественной нормы. Особенно тщательного подхода требует в связи с этим освещение самоубийств, совершенных значительными людьми, поп-звёздами, чтобы максимально избежать попыток повторить фанатами действий их кумира. 

 

Самоубийство ни в коем случае не рекомендуется описывать, как способ решения каких-либо реальных проблем. Никакой гламуризации самоубийц. Наоборот, следует делать ясный акцент на страданиях родственников и близких, как непосредственное следствие действий самоубийцы.

 

Общинность, как защитный фактор

 

Большинство самоубийств осуществляется с первой попытки. Поэтому контакт потенциального самоубийцы с врачом-психиатром до совершения попытки маловероятен. Самые современные методы лечения депрессии и тревожных расстройств оказываются бессмысленными, поскольку суицидальный пациент просто не попадает к специалисту. Поэтому так важна общая осведомленность населения о первых признаках суицидальной активности. При наличие подозрений рекомендуется обратиться к родственникам человека или непосредственно - в психиатрическую или социальную службы. Индикаторами обращения могут быть открыто выражаемые намерения покончить с собой, а также признаки депрессивности и негативизма - то, что на народном жаргоне называются "чёрные мысли".  

 

К сожалению, кроме этих государственных органов, реакция которых на обращение далеко не гарантирована, обращаться, по сути, и не к кому. Церковные общины на сегодняшний день все ещё достаточно слабы, и священники не имеют соответствующей организационной квалификации и отработанных навыков обращения с подобными случаями.

 

Тут, как и во многих других вещах, сказывается незащищенность современного человека, отсутствие прочной социальной ткани, общины, разрушенных идеологическими экспериментами марксистского и либерального толков. В идеале - круг родственников, друзей и религиозная община должны брать такого человека "на поруки", что в данном случае предполагает, как минимум убеждение обратиться к врачу и дальнейший контроль за тем, чтобы человек выполнял данные ему рекомендации. Как было показано выше, одних только увещеваний и душеспасительных бесед недостаточно.

 

Для проведения рациональной гигиенической стратегии необходимы соответствующие образовательные программы в школах, на предприятиях, в религиозных общинах и в массовых молодежных и общественных организациях.  Соответствующие знания должны получать инструктора по работе с молодёжью, преподаватели и воспитатели, священнослужители. Причём для составления подобных программ необходимо привлечение лучших местных специалистов, работающих в этой области. Основываться лишь на мировом опыте явно недостаточно, поскольку культурный фактор столь значителен, что меры, эффективные в одном месте, могут давать совершенно обратный эффект в другом культурном контексте.

 

Следующей эффективной мерой предотвращения суицидов является борьба с алкогольной и наркотической зависимостями.

 

Ответственность педагогов

 

 

Поскольку самоубийства - один из ведущих факторов смертности детей лиц подросткового возраста и молодёжи, особое место необходимо уделить осведомленности педагогического состава школ, ПТУ, техникумов и ВУЗов, а также - призывных армейских коллективов. Особенно высокий риск у людей 15-19 лет.

 

Педагогам также следует обращать внимание на подростков с признаками депрессии и тревоги. У мальчиков агрессивность и озлобленность, негативизм могут быть признаками депрессии. У девочек депрессия проявляется в форме преимущественно апатии, отказа от пищи. В свою очередь у девочек, страдающих анорексией, вероятность самоубийств возрастает в 20 раз. Поэтому следует обращать особое внимание на необычно худых девочек-подростов.   Тревожные состояния могут выражаться в необычных беспокойствах, неадекватных реакциях на окружающих, аффекте внезапного страха, паники.

 

Внезапный и необъяснимый поворот подростка к негативному поведению в школе или дома, должны служить "красной лампочкой" для родителей и учителей. Такие дети нуждаются в направлении их к врачу-психоневрологу или психологу. И в этом плане лучше переусердствовать, чем недоусердствовать. Любой значительный внешний фактор, ввергающий такого подростка в дополнительный стресс, включая экзамены, конфликты с учителями, друзьями и родителями, могут стать триггером суицидальной попытки.

 

Наиболее сложной является ситуация, когда подросток отвергает попытки контакта с ним на беспокоящие темы. Тут помощь профессиональных психологов бывает незаменимой. Поэтому стигматизация в общественном сознании отношения к подросткам, стоящим на учете у психолога или психоневролога, просто не допустима, поскольку не позволяет специалистам в полной мере бороться с суицидами. Также после неудавшейся первой попытки суицида подросток не должен быть подвергаем остракизму, поскольку такая реакция окружающих способствует последующим попыткам.

 

Важную роль, по мнению экспертов, играет позитивная идентичность, формируемая у подростка. Личность должна формироваться с чувством самоуважения и высокого достоинства. Подросткам с аномально низкой самооценкой необходимо предоставить возможность её повысить, возможно, оценить их с точки зрения других, более благоприятных для них, критериев. А возможно  - и незаслуженно похвалить.  Если подросток ощущает себя частью большого, значимого, коллектива, это также способствует формированию у него высокой самооценки, которая в свою очередь является защищающим от суицида фактором.

 

В ряде молодежных субкультур ("эмо", "готы") разговоры о смерти и самоубийстве являются частью кода принадлежности к субкультуре, атрибутом соответствующей идентичности. Впрочем, корреляция между принадлежностью к такой молодёжной субкультуре и вероятностью совершения летальной самоубийственной попытки не установлена. И даже если бы она была установлена, неясно, как следовало бы её трактовать: как действительное влияние определенной культурной парадигмы, или как повышенная вероятность людей, уже имеющих склонность к суицидальному поведению, оказаться в рамках данной субкультуры.

 

Что касается закрытых воинских коллективов, то отсутствие в них развитой системы психологической помощи мешает проведению в жизнь любой разумной стратегии предотвращения самоубийств среди военнослужащих призыва. Положение усугубляется тем, что абсолютно во всех обществах, где проводилась соответсвующая статистика, урвоень самоубийств в армейских коллективах значительно, иногда в несколько раз, выше, чем в среднем. На эту особенность внимание обращал ещё Дюркгейм. Остаётся только надеяться, что по мере реформирования армии в российских ВС появится психолог, к которому смогут обращаться как сами военнослужащие, так и их командиры для получения квалифицированной консультации.

 

Литературные рецепты

 

В связи с литературоцентричностью русской культуры преподавателям гуманитарных дисциплин следует, как нам представляется, с особой осторожностью подходить к трактовкам образов литературных героев, совершивших самоубийство или самоубийственные действия. В этой связи нужно грамотно объяснять подросткам и мотивы поступков героев, пожертвовавших своей жизнью ради Родины, идеи, своих товарищей и любимых. Ведь подросток склонен к глобализации выводов, и часто драматизирует ситуацию рутинного бытового конфликта настолько, что изнутри   его сознания она становится похожей на столкновение, требующее от него безусловного самопожертвования.

 

Стоит отметить и мнение экспертов ВОЗ, которые не рекомендуют выносить проблему самоубийств (как социальную проблему) на открытое обсуждение с подростками, а вместо этого - сконцентрироваться на выяснении положительных моментов человеческого существования, на строительстве "обходных" поведенческих стратегий, позволяющих решать максимальное число проблем без жертв.

 

Одну из подобных поведенческих стратегий строит для своего героя Толсой в последней части своего романа Анна Каренина.

 

Князь Левин:

 

"Без знания того, что я такое и зачем я здесь, нельзя жить. А знать я этого не могу, следовательно нельзя жить", - говорил себе Левин. "В бесконечном времени, в бесконечности материи, в бесконечном пространстве выделяется пузырек-организм, и пузырек этот подержится и лопнет, и пузырек этот - я".  И, счастливый семьянин, здоровый человек, Левин был несколько раз так близок к самоубийству, что спрятал шнурок, чтобы не повеситься на нем, и боялся ходить с ружьем, чтобы не застрелиться. Но Левин не застрелился и не повесился и продолжал жить".

 

Сергей Иванович предлагает Левину свой выход из круга суицидальных мыслей. Этот выход - в самопожертвовании на войне:

 

"Двадцать лет тому назад мы бы молчали, а теперь слышен голос русского народа, который готов встать, как один человек, и готов жертвовать собой для угнетенных братьев; это великий шаг и задаток силы".

 

Этим путём идет в итоге другой герой романа - Вронский, когда, находясь в шаге от самоубийства после смерти Анны, едет добровольцем помогать сербам. Налицо - сублимация суицидальности в жертвенность. Или скорее возвращение, поскольку именно жертвенность имеет положительное социальный смысл, а суицидальность, как мы уже отметили, её нередкое извращённое состояние.

 

Однако, сам Левин ищет свой, "третий путь", альтернативу, как самоубийству, так и войне. Он находит её в коллективном следовании "законам добра", которые сам пытается открыть с опорой на религиозную традиционность:

 

"Да, одно очевидное, несомненное проявление божества - это законы добра, которые явлены миру откровением, и которые я чувствую в себе, и в признании которых я не то что соединяюсь, а волею-неволею соединен с другими людьми в одно общество верующих, которое называют церковью".

 

Таким образом, выходом из неустойчивой и рискованной борьбы между жертвенностью и суицидальностью, предлагаемым русской литературой, оказывается положительная нормативность, противопоставленная углубляющейся коррозии социальных смыслов.

 

Впрочем, борьба с аномией может носить и более деятельный, политический и общественный, характер. Возвращение человеку права называться частичкой "пучка коллективных сил", частичкой народа, солидарной нации - повышает его ценность в собственных глазах и тем самым образует могучий аргумент в пользу продолжения индивидуального существования.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.5 (4 голоса)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...