Национализм живее всех живых

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Когда в 1919 году русская кровь текла рекой по всей России, а украинская ЧК расстреливала в Киеве членов Клуба русских националистов, положив начало кампании кровавой совдеповской украинизации, было трудно предположить, что и через восемь десятилетий русская нация останется реальностью. Когда русские превратились в разделённый народ – а это произошло не в 1992-м, а в 1917-м – мало что указывало на перспективы русского возрождения. Казалось, история для русских померкла навсегда, и слово "русский" скоро превратится в такое же презрительное ругательство, экспликацию отчуждения от всемирного человечества, примерно, как слово "жид".

И вот русский национализм снова вышел на историческую арену. В недавно вышедшей совместной книге российско-американских мигрантов Н.Злобина и В.Соловьёва "Противостояние. Россия-США" русский национализм называется чуть ли не главным предметом озабоченности американцев в России, начиная с середины нулевых. Впрочем, читая далее, очень скоро мы замечаем, что русский национализм становится главной "заботой" и авторов книги. Собственно, значительная её часть как раз и посвящена "разоблачению" русского национализма. Именно русского, заметим, а не национализма вообще, поскольку американский национализм по мнению авторов совсем другой и как бы даже не совсем национализм… Манкируя логикой и пытаясь манипулировать сознанием читателя – который, надо понимать, по разумению авторов антисемит, потому как "быдло", - авторы натужно пытаются высмеять русских националистов, активно налегая на "пятую графу". Дескать, в последнее время националисты что-то подзапустили еврейскую тему, очевидно потому, что сами – "полукровки".

Конечно, кому, как не "чистому русаку" В. Соловьёву (с его отцом Рудольфом Наумовичем), легко и свободно резать правду-матку о фамилии Белова-Поткина (которая, кстати, совершенно безупречна с точки зрения индоевропейской этимологии). Однако смеем заметить, что вопреки авторам книги с еврейской темой у русских националистов по-прежнему всё нормально: её никто никогда не упускал и не "запускал". Как говорится, не дождётесь... Русские националисты всегда с большим интересом наблюдали за развитием национального самосознания других народов, в том числе, конечно же, и еврейского, делая при этом свои собственные выводы. В отличие от националистов ряда иных культур, русские – гораздо более открытые диалогу, и никогда не имели тенденции к местечковой самоизоляции, информационной замкнутости, затыканию ртов критикам и безудержному самовосхвалению. Наоборот, русские особенно страдали от инокультурного, психологически чуждого и враждебного всякой русскости советского режима, а поэтому особенно хорошо знают ценность культурного плюрализма, демократии, терпимости и свободы слова. Поэтому им всегда было интересны далеко не однозначные процессы, протекающие в культурах с развитым национальным самосознанием.

Русский национализм всегда носил духовный характер, отличаясь от животного национализма архаичных народов и некоторых современных наций. Ведь некоторые из них за тысячи лет своего существования так и не сумели избавиться от привычек дикого племени, оценивая принадлежность человека к народу по крови. Это, заметим, не русские тратили десятки миллионов долларов на поиски "гена священников-когенов". Также не русские националисты вывешивают на стену жилищ свои (фальсифицированные конечно) биографии, начиная от царя Давида. Из-за этих резких отличий от национализма некоторых других народов, русские националисты с особой тщательности охраняют уникальные качества русской культуры от диффамации и принижения. В то же время вполне естественно, что русский национализм недвусмысленно отмежевался от ряда ипостасей национализмов других народов, таких, как сионизм, американизм и европеоцентризм.

Русскому национализму очень важно сохранить свою собственную идейную чистоту и уникальное значение для человечества, несмотря на все попытки недоброжелателей выводить русский национализм из европейского, еврейского, германского и бог знает какого ещё. Только бы убедить русских в их культурно-политической вторичности. Поэтому понятна негативная реакция русских на подобные попытки. В отношении евреев русские авторы всегда старались быть предельно, даже подчёркнуто, корректными: так называемый "русский антисемитизм" в большинстве случаев никакого отношения к отрицающему право на существование евреев агрессивному европейскому антисемитизму не имеет, а является лишь национально своеобразной формой защиты собственных понятий о правде и справедливости от размывания агрессивной инокультурной средой, формой актуализации национальных ценностей.

Писатели-деревенщики не потому не любили некоторых своих коллег, что они – евреи, а потому, что те агрессивно рекламировали чуждые русскому народу ценности. То есть – разногласия были чисто идеологические, но при этом позиции сторон – этнокультурно обусловленные.

Позитивными устремлениями, а вовсе не какой-то природной "агрессивностью", объясняется и системный интерес современных русских националистов к иудейской тематике, который никуда не выветрился и по-прежнему высок. Но, конечно, не следует его и преувеличивать: русский интерес к евреям пропорционален известным перипетиям истории еврейского национализма, и в удельном исчислении (в пересчёте на значимое событие) не слишком отличается от столь же пристального интереса к тюркам, японцам, китайцам или американским индейцам.

Кроме доброй воли русского народа и его пастырей для особого духовного характера русского национализма – и соответственно для неприятия национализма животного – у русских имеются веские объективные причины. Так, генетическое разнообразие русских довольно значительно. И если такие нации, как японская или корейская, соединены явным филогенетическим сродством и низким значением генной дивергенции, русские, как и ряд больших европейских наций, не обладают подобной привилегией. Разрекламированные генетические исследования, говорящие о высокой однородности русских, не обладают достаточной методологической достоверностью, поскольку доминирующие "сомнительные случаи" исключаются из статистики с самого начала. Так, исключаются многочисленные русские деревни, еще столетие назад считавшиеся финскими. Доминирующая в народонаселении городская популяция, наиболее разнообразная генетически, вообще не исследуется. Впрочем, аналогичными недостатками страдают и современные генетические исследования европейских этносов. Таким образом, связующим нацию клеем – и одновременно разделительной межёй - в случае русских может быть только их культура, их язык и религия. Русский национализм – культурный национализм. Генетический национализм, "национализм крови" в нашем случае оказался бы нежизнеспособным.

Но в таком случае роль культурного национализма тем более велика: ведь японцы и корейцы могут идентифицировать "своих" и "чужих" гораздо проще, на уровне биологического узнавания. Лица, напоминающие лица родственников, вызывают успокоение и прилив положительных эмоций. Чужие, непривычные лица – наоборот, аффект тревоги. Русские же для самоорганизации своего коллективного поведения вынуждены использовать сложные культурные коды. Но здесь возрастает опасность информационного паразитизма, внедрения культурно-чуждого информационного кода под видом аутентичного.

Национализм борется и с этой информационной угрозой. Поэтому проявляемая время от времени вербальная агрессия националистов носит в значительной мере социализирующий характер, внося в общество структуру порядка, оттесняющего социопатов и культурных маргиналов на его периферию.

При наличии в среде русских столь большого числа полукровок – а тут лидируют отнюдь не еврейские полукровки, а финские и тюркские – этнический национализм становится единственным способом гарантировать единство нации в долгосрочной перспективе. Этническое в первую очередь следует понимать, как культурно-религиозно-лингвистическое.

Следующая причина особой ценности национализма для русского народа – политическая. В течение столетий Россия управлялась инокультурной властью, то есть властью – органически отделенной от народа, в которой господствовали представители нерусской культуры. В результате сложилась система. в которой власть бесконечно далека от интересов народа, и даже наиболее значимые из правителей, такие, как Екатерина Вторая, оказались малочувствительными к естественным запросам русских, к мечте народа о свободе и справедливости. Даже приняв формально демократический характер подобная традиция властной организации оказалась устойчивой и воспроизводящей саму себя в совершенно новых условиях – когда первые лица государства стали прямо таки "иконными" русскими.

Трагедия сталинизма была бы невозможна в таком масштабе, если бы лидеры большевиков были русскими: в этом случае разрушались бы все основания для их ожесточённой борьбы с русскими партийцами и с русским национальным самосознанием, названным "великодержавным шовинизмом". Причина тут, конечно, не в расовых противоречиях, а в культурных: будучи носителями иной политической культуры, и выделяясь отнюдь не в лучшую сторону на фоне местных политиков, европейские и азиатские "варяги" вынуждены были действовать против зародышей русской самостоятельной политической мысли с особой жестокостью.

В итоге, когда власть естественным путём, без активной борьбы, а исключительно из-за постепенного вымирания и междоусобной борьбы инокультурной политэлиты перешла к номинально русским политикам, выяснилось, что русские не умеют эффективно управлять собственным государством. И не удивительно: ведь у них не было возможности сформировать собственную обученную политическую элиту, вся русская политическая головка уничтожена по приказу инокультурных вождей.

Впрочем, меня всегда удивляла половинчатость отношения некоторых моих товарищей к наследию СССР. В определенных случаях естественные сантименты гражданина и детские ностальгические воспоминания некритическим образом приписываются советскому режиму, как будто великая русская культура советского периода создавалась благодаря, а не вопреки "усилиям" режима. Как будто корифеи киноискусства не извивались ужом, чтобы выразить свои мысли о русской истории так, чтобы главный московский грузин не зарубил картину, а вместе с ней и автора. Да, теперь я с большим удовольствием смотрю фильмы, которые с удовольствием посмотрел бы 30 лет назад, читаю книги, которых было не достать, и наслаждаюсь картинами, которых было нигде не увидеть. Но назвать такое положение благоприятным разум отказывается. А насчёт "светлых воспоминаний" скажу так: мы просто были юными. У поколения детей войны тоже иногда проскальзывают на первый взгляд странные суждения на тему того, как тогда было хорошо, и все друг-другу помогали…

Периоды правления Горбачева и Ельцина должны были бы закончиться тотальной национальной катастрофой, а закончились частичной – но не благодаря лидерам, а вопреки им. И лишь благодаря народу, который всё еще проявил готовность жертвовать собой во имя сохранения нации и государства. Отсюда нередко делается неправильный вывод о "политической нищете" русской нации и предлагается и впредь пользоваться "услугами" политиков-инородцев. Однако, вариант царя-немца в прошлом опробован неоднократно и оказался бесконечно далёким от ожиданий, а отмеченная нищета русской политики как раз и объясняется долговременным засильем в ней инокультурных моментов. Другими словами, именно из-за отсталости русского политического сознания, следует ожидать особо значимой пользы от национализма, призванного эту отсталость наконец-то ликвидировать.

Однако, в ответ нам говорят, что русские по природе, по своему национальному духу не националисты. И действительно в этом есть доля истины: групповая сплочённость среди русских на низком уровне по сравнению с тем, что приходится наблюдать в среде других живущих на территории РФ и сопредельных государств этносов. Русские, безусловно, на порядок терпимее, интеллигентнее и справедливее по отношению к иному, чем представители большинства других народов, что нередко интерпретируется, как недостаток национализма. Но именно эта характерная черта русского характера нуждается в сознательной балансировке, дабы не обращаться в абсурд и профанацию. Недостаток животного национализма требует бережного воспитания в народе национализма культурного. Национализм – это именно то, что у русских в дефиците, а значит – это именно то, чего особенно не хватает, и что должно цениться особенно высоко.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 3.7 (3 голоса)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

[ответить]

Статья больше похожа на заклинания и пропаганду, чем на анализ.

Национализм русских исключительно этнический - лишь единицы могут ставить во главу угла культуру или язык. Конечно, он достаточно "расширяем", но в любом случае не может выходить за границы пан - европейского восприятия "своего", никакой кавказский ли еврейский ли или другой "восточный", не европейский элемент уже не  воспринимается за "своего". Это факт, который даже обсуждать не имеет смысла, он более чем очевиден.

[ответить]

Нациоализм бывает только этническим. Все остальные его типы - это гарнир, малые добавки "для вкуса". Рассудите сами. Какой-нибудь профессор русского языка в Сорбоне может отлично знать русский язык, тонко понимать Пушкина и других наших классиков, быть знатоком, великим любителем и ценителем русской культуры, искренне ею восхищаться (бывший президент Франции Жак Ширак был таким. Пушкина знал почище иных наших профессоров-пушкинистов). И что же, всё это превращает этого человека в русского? Чушь. Все разговоры насчёт того, что быть русским - это мол духовное качество - есть ничто иное, как замаскированная русофобия, перепев главного тезиса русофобов: "русского народа нет, это условная выдумка". Потому что сообщество, в которое можно включить кого угодно - это не сообщество вовсе.

[ответить]

Можно с уважением отнестись к мнению Имперца, но Имперец не понимает сути культуры. Слово культура происходит от слова культ. В подлинной культуре религиозный культ всегда первичен и определяет все остальные области культуры, в том числе и язык. (Даже так называемая "культура массовая" имеет в своём истоке некую псевдорелигию). Так ядром русского языка является сакральный язык - язык русского Православия - церковно-славянский. Латинский как сакральный язык Запада является ядром романо-германских языков. Невозможно себе представить русскую культуру вне Православия. Все русские, даже российские культурные артефакты так или иначе, негативно или позитивно, соотносятся с этой русской верой. Поэтому, чтобы быть русским, надо разделять коренные убеждения русской нации, а именно быть православным.

[ответить]

 В сорок втором немцы на Северном Кавказе окружили группу наших бойцов и командиров. В ответ на предложение сдаться один из них - туркмен по национальности - ответил: "Русские не сдаются!"  Такой ответ "кровь" или "гарнир"?

Кстати, случай  абсолютно достоверный, так как я слышал его от своего отца, бывшего в этой группе. 

[ответить]

Нет, это не "кровь" и не "гарнир". Такой ответ - это индукция здорового национального чувства вовне, воспринятая человеком со здоровым национальным чувством. При этом сам этот человек скорее всего считал себя все-таки не русским, а туркменом.

Что касается значения крови или духа при определении нации, то кровь и в самом деле имеет большое значение как возможность, но дух имеет значение определяющее, как возможность реализовавшаяся. Только не надо путать его с тем что обычно называют "культурой". Это две сильно разные вещи.

[ответить]

Очень пахнет нацизмом. Прямо "Майн кампф" на руский манер.Или я не прав "господа" ?

[ответить]

А тебе то что? Уже обосрался?

[ответить]

Тебя 3.14дераста повесть.....

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...