Расправа с профессорами — международный опыт. Как это делается в Керале

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Все более распространяющиеся в России попытки наступления на академические свободы профессоров через так называемое общественное мнение, СМИ, блоги и интернет вообще заставляет поинтересоваться, как с этим обстоит дела в других странах. Индию часто называют самой большой демократией в мире, правда, ироничные индийцы называют ее «самой грязной демократией» в мире. Ее опыт может оказаться небезынтересным.

Преступление и наказание

В июле 2010 года заведующий кафедрой языка малаялам в Ньюман-колледже в маленьком городе Тодопужа в Керале профессор Т.Дж.Джозеф подвергся нападению мусульманских фундаменталистов за то, что он, якобы, позволил себе неуважительно отозваться о пророке Мухаммеде в подготовленных им к весенней сессии экзаменационных заданиях. Нападавшие отрубили ему правую ладонь, и им чуть было не удалось сделать то же самое с левой ступней. Все это происходило на людной улице.

К этой человеческой трагедии добавили свой вклад церковные власти сиро-малабарской церкви, к которой принадлежал Джозеф, уволив его с должности и лишив права на работу в любом из образовательных или научных учреждений, связанных с Университетом Махатмы Ганди в городе Коттаям (в его состав входит формально частный Ньюман-колледж), который, получая государственную финансовую помощь, на практике управляется церковными властями.

Джозеф по происхождению принадлежит к сиро-малабарской церкви, относящейся к группе древне-восточных церквей, и его имя вполне можно было бы перевести на русский как «профессор Иосиф». Малаялам вместе с тамильским, телугу и каннада принадлежит к группе дравидских языков, распространенных на Юге Индии. Он является государственным языком в штате Керала.

Керала

Керала   - очень интересное место. И христианство, и ислам впервые попали в Индию именно через эти земли – дело в том, что ежегодные муссоны в Индийском океане обеспечивали наиболее удобный транзит парусным кораблям с Запада именно в порты Кералы. Они привезли первых христианских проповедников и мусульманских миссионеров. Многие из них были беженцами, подвергавшимися религиозным преследованиям на родине, и нашедшими прибежище на гостеприимной земле Кералы.

Именно поэтому керальские христианство и ислам не очень типичны для Индии. Христианский прозелитизм, направленный, главным образом, на обращение неприкасаемых и адиваси - представителей племен, стоящих вне кастовой структуры, -  в Индии представлен протестантами и католиками. В Керале же доминирует сиро-малабарская церковь, довольно странное учреждение, например, позволяющее кремировать своих уважаемых покойников по индуистским брахманским образцам. Ислам в Керале также представлен не только суннитами, но и самого разного рода шиитами, включая те направления, представители которых больше нигде не встречаются, например, бохра, ходжра, бехаиты, бабиты.

Штат Керала занимает первое место в Индии по грамотности населения (свыше 90%). Кроме того, это единственный штат Индии, где число женщин превосходит число мужчин. Это объясняется, в основном, политикой, проводимой коммунистическими правительствами штата. Коммунисты впервые сформировали правительство штата в 1957 году – это был первый случай в мире, когда коммунисты получили власть демократическим путем. С тех пор политика в Керале представляет собой чередование правительств коммунистов и ИНК с союзниками. Кроме того, важную роль играет высокая доля христиан и мусульман в населении.

Однако в экономическом отношении Керала не является передовым штатом. Несмотря на проведённые коммунистами в 60-х годах земельные реформы и очень невысокие (по сравнению с остальной Индией) темпы роста населения, проблема аграрного перенаселения в штате стоит очень остро. Промышленность развита относительно слабо, особенно по сравнению с соседним Тамилнаду. Существенную часть доходов штата составляют денежные переводы из-за рубежа (керальцы, благодаря сравнительно высокому уровню образования, составляют очень значительную долю индийских работников в арабских странах). Сейчас малаяльцы представляют собой большинство индийских рабочих мигрантов в страны Персидского залива. Так что, когда вы в Дубае встречаете индийца, то с очень высокой долей вероятности он будет из Кералы. Туризм также является важнейшей составляющей экономики штата.

Для Кералы от века характерна межконфессиональная гармония, которая, однако, сыграла жуткую роль в несчастной истории профессора Джозефа.

Вообще говоря, жизнь обычного населения Кералы представляет собой причудливую смесь богатства и бедности в гораздо большей степени, чем в любой другой части Индии. В штате наблюдается рост потребления и расходов домохозяйств, гастарбайтеры, вернувшиеся из нефтедобывающих стран, становятся опорой социальной стабильности. Но в то же время существует значительная часть общества, которая живет в реальной нужде. Именно обездоленные могут стать опорой фундаменталистских тенденций, не только в среде мусульман, но и индусов, и христиан.

Не следует забывать, что ислам в Керале постоянно получает подпитку из Персидского залива, не столько финансовую, сколько культурную и социальную. Этот ислам враждебен фундаментализму, но бедность часто оказывается более сильным фактором, чем культура. В Индии распространена теория, что рост мусульманского фундаментализма возникает как реакция на фундаментализм индуистский, но и в среде индусов он является формой, проявлением социально-экономических дифференциации.

Месть студентки, завалившей экзамен?

Занятнее всего то, что вызвавший бурную реакцию экзаменационный вопрос, в котором требовалось расставить знаки препинания (в малаялам довольно сложный синтаксис), представлял собой слегка модифицированную цитату из курса сценарного искусства известнейшего малаяльского телесценариста и политического деятеля П.Кунджу-Мухаммеда «Сценарий: В поисках верующего», представляющий собой текст разговора, воображаемого безумным лунатиком, между ним и Богом.

Профессор Джозеф использовал цитату из сценария для задания по расстановке знаков препинания, при этом назвав беседующего с Богом безумца именем Мухаммед. В сценарии лунатик обращался к Богу «Падашон!» – именно это слово на малаялам используют мусульмане, когда они говорят о Боге. Так как задание предполагало проверить знание студентами пунктуации при обращении,  требовалось имя собственное, и Джозеф счел разумным дать герою мусульманское имя.

Учитывая, что согласно исламу пророк Мухаммед получал пророчества из бесед с Аллахом, содержание текста, конечно, могло некоторыми мусульманами восприниматься как кощунство. Некоторые мусульманские студенты предупредили профессора об этом, но он проигнорировал их мнение, как не заслуживающее внимания. Позднее он прокомментировал ситуацию так: «Я не собирался порочить пророка или любую религию. Люди, которые знают меня - а я был директором комиссии по оценке образования в колледже - не поверят, что я использовал имя "Мухаммед" в целях очернить религию. Я даже не мог бы подумать, используя имя "Мухаммед», настолько распространенное среди мусульман Кералы, что кто-то может принять его за имя пророка Мухаммеда». Однако христианское по своему составу руководство колледжа до сих пор утверждает, что выбор имени Мухаммеда было целенаправленным и злонамеренным, и профессор имел в виду «сомнительные цели».

Студенты мусульманского происхождения, почувствовавшие себя оскорбленными, передали текст задания в СМИ. Он был опубликован в тодопужской газете на малаялам, а, так как и руководство колледжа, и сам профессор хранили молчание, слухи о «преднамеренным акте кощунства» быстро распространилось по городу. Распечатанные сотни копий          тестового задания, вырванные из контекста тонкого и умного сценария, породили агитацию суннитских организаций.

В коммунистической Керале организационным оплотом мусульманских радикалов являлся Народный фронт Индии. Его молодежная студенческая организация Фронт общежитий, а также студенческие группы Мусульманской лиги Индийского союза, ИНК и их союзников по оппозиции развернули массовую агитацию против заданий Джозефа.

Политика

В Керале весной 2011 года предстоят выборы, оппозиция надеется свалить правительство Левого демократического фронта (на последних выборах в индийский парламент Левый демократический фронт (читай, коммунисты) - выиграли 19 мест из 20, положенных Керале, а единственный некоммунистический депутат был избран как раз от Всеиндийского мусульманского союза – союзника ИНК по коалиции), а тут уж любое лыко в строку.

Был внесен запрос в законодательное собрание штата, возбуждено уголовное дело по обвинению в «разжигании религиозной межобщинной вражды», полиция предложила превентивный арест Джозефа и объявила его в розыск. Джозеф скрывался, пытаясь договориться об освобождении под залог, но через неделю, после того, как его фотографии были показаны по телевидению, решил сдаться полиции. Его арестовали по обвинению в разжигании межрелигиозной вражды, но тут же выпустили под залог.

После массовых протестов мусульман в Тодопуже Джозефа временно отстранили от преподавания. Администрация колледжа принесла публичные извинения.

Этот Иосиф (какое символичное имя!) стал предметом общественной ненависти и гнева во всех религиозных общинах Кералы. В оппозиционных газетах его называли: «учитель, который совершил преднамеренный акт провокации, оскорбляя религиозные чувства». Коммунисты, на последних выборах завоевавшие большую долю голосов мусульман, вели себя довольно пассивно   -  им предстоят тяжелые выборы.

Четыре месяца спустя 4 июля 2010 года, когда Джозеф возвращался домой с сестрой и матерью после обедни в церкви недалеко от своего дома в районе Эрнакулам, его машину на дороге заблокировал фургон, оттуда выскочила группа из восьми человек, вооруженных ножами и топорами, опрокинула автомобиль профессора и вытащила оттуда его вместе с сестрой.

Преступники хорошо знали, что им следует сделать – они отрубили ему правую ладонь – ту самую, которой профессор писал «богохульные задания», забросив ее во двор соседнего дома. Им почти удалось отрубить левую ступню. Затем на глазах шокированных прохожих нападавшие скрылись в фургоне, который блокировал автомобиль профессора. Всего Джозефу было нанесено 18 серьезных ранений.

Джозеф выжил, но только потому, что его семье и соседям удалось моментально сразу после нападения доставить его в специализированную больницу в Коти, расположенную в 50 км от места преступления. Его кисть и ступня были пришиты на место в результате сложнейшей хирургической операции.

Крайне характерно для понимания религиозной ситуации в Керале то, что многие литры крови, необходимые для переливания при операции, были предоставлены группой мусульман, причем этот факт подчеркивался как СМИ, так и религиозными и политическими лидерами.

Интересно, что только после этого кошмарного инцидента, керальское общественное мнение согласилось выслушать точку зрения Джозефа.

Однако местный епископ сиро-малабарской церкви распространил пастырское послание, которое было прочитано в 150 церквях его епархии. Оно было посвящено происшедшей трагедии и позиции церкви в отношении инцидента.

Послание разъясняло, почему жертва одной из самых жестоких и иррациональных атак фундаменталистов была окончательно уволена с должности после проведенного в колледже внутреннего расследования. В нем утверждалось, что Джозеф отказался признать свои "ошибки", что внутрицерковным расследованием были собраны доказательства того, что он "сознательно включил спорный вопрос", «использование имени Мухаммед им в этом вопросе было сомнительным», он игнорировал предупреждения, что этот вопрос "неуместен" на экзамене.

Джозеф пытался выставить руководство колледжа ответственным за инцидент. Вызванными им массовыми акциями протеста он поставил руководство колледжа под угрозу персональной расправы.

Несмотря на последний тезис, при внимательном чтении текста послания  становится ясным, что главной причиной увольнения были не потенциальные угрозы церковным преподавателям, а именно отказ «признавать ошибки».

Политически церковь дала понять, что Джозеф уволен за создание коммунальной напряженности между христианами и мусульманами в индуистской стране в штате с коммунистами у власти.

Керала – штат светский. Полиция развернула активные оперативно-следственные мероприятия, но она мало что могла сделать. Фактически полицейские действия свелись к арестам семи активистов Народного фронта Индии (PFI) – конфедерации ряда радикальных мусульманских организаций в штатах Юга Индии. Политическим крылом PFI является Социал-демократическая партия Индии.  Лидеры PFI отрицали какую-либо вовлеченность членов своих организаций в преступление.

Суд отказал обвиняемым в праве выхода под залог, отметив, что арестованы далеко не все участники преступления, на свободе остались и его организаторы. Всего предварительное обвинение было предъявлено 53 участникам преступной группы. Целью хорошо спланированной фундаменталистами операции суд счел нарушение коммунального мира и создание «чувства нестабильности в штате».

Несмотря на практически всеобщий характер осуждения нападения на Джозефа, несмотря на решение основных мусульманских организаций принять меры по бойкоту и изоляции организаций радикальных фундаменталистов, несмотря на растущую поддержку позиции невиновности Джозефа в богохульстве, отстаиваемую и основными мейнстримными мусульманскими организациями, несмотря на выступления           профсоюза университета и правительства штата в защиту Джозефа, руководство колледжа и чиноначалие церкви фактически обвинило его в том же, в чем его обвиняли организаторы нападения.

Первоначально сиро-малабарский епископат сообщил, что профессор будет восстановлен в должности, если "мусульманская община будет готова его простить", но в конечном итоге руководство церкви заняло позицию, что единственным средством для Джозефа вернуться на кафедру – это обратиться в суд. Добровольно руководство университета профессора в должности не восстановило. Суд в Индии  –  пока еще светский…

На  непредвзятый взгляд пастырское послание может показаться несколько необычным. В частности, оно содержит разъяснение позиции церкви: «Грех учителя не будет отпущен только потому, что группа религиозных фундаменталистов взяла исполнение закона в свои руки и отрубила ему руку. Если мы будем думать, что этим он искупил грех, то это будет означать, что мы принимаем жестокое преступление антиобщественных элементов. Мы должны понимать, что речь не должна идти о том, что преподаватель был наказан за свой грех дважды. Наказание должно быть выполнено уполномоченными органами в соответствии с законом. Не подобает демократическому обществу считать достаточным передачу в чьи-то руки право казнить и миловать».

Джозеф отрицает все эти обвинения. Он отказался и покаяться: «Я никогда не пытался очернить пророка или религию, так как я могу сказать, что я сделал что-то не так? Мусульманские фундаменталисты неверно поняли содержание экзаменационного вопроса, а затем утверждали, что я совершил кощунство. Разве это не они пытаются создать межкоммунальную напряженность? Но вместо того, чтобы объяснить, что произошло на самом деле, стараясь поддержать меня, руководство университета сейчас пытается использовать недоразумение со стороны фундаменталистов как обвинение против меня. Я не могу понять их логику, когда они говорят, что простят меня, если я признаю, что совершил ошибку, которую я не совершал, но накажут меня, если я скажу, что не совершал ошибки, которой я действительно не совершал».

Представители сиро-малабарской церкви поясняют: «Это учреждение принадлежит религиозному меньшинству, и мы очень чувствительно относимся к тому, что оно не должно использоваться кем бы то ни было для оскорбления религиозных чувств представителей других общин. Этот профессор несет персональную ответственность за внесение в экзаменационные листы вопроса, который противоречит этому принципу. Он оскорбил религиозные чувства», подчеркнув, что администрация вуза не контролировала содержание экзаменационных листов.

Таким образом, руководство церкви и вуза отмежевались от проблемы академической свободы и дали понять, что церковь не будет защищать тех, кто мог бы нанести ущерб общине.

Сам Джозеф отметил, что ему было «больнее» от действий руководства колледжа, чем от рук фундаменталистов. «Я наказан различными институтами за одну ошибку. Администрация знала, что я невиновен. Однако они сделали из меня козла отпущения в угоду мусульманской общине, чтобы не обидеть ее».

Свобода и ответственность

В Керале  –  светском штате с коммунистическом правительством   - хорошо понимают необходимость интеллектуальной и академической свободы. Но ученые не могут оставаться отрезанными от общества. Вместе с тем позиция преподавателя в вузе отличается от положения свободного художника с его правом самовыражения.

Ведь что произошло? Профессор подготовил вопрос на экзамен для студентов различных религиозных групп. Некоторые студенты возражали против этого вопроса. А через два дня после экзамена, воинственно настроенная толпа ворвалась в кампус. Это ясно показывает, что общество очень чувствительно к таким вещам.

Индийская профессура ставит вопрос об уязвимости «академического пространства». В других штатах и других университетах вопрос академической программы, вопрос о том, что преподают и что спрашивают на экзаменах, это не вопрос, представляющий общественный интерес.

Не то, чтобы общественность не должна проявлять какого-либо интереса к университетской жизни или к тому, что происходит в академической сфере, но в этой истории даже те, кто не очень-то представляет основы и принципы университетской жизни, пытаются вмешиваться в вопросы, носящие исключительно академический характер.

Фактически академический мир, академическое пространство становятся уязвимыми. Это оказывает воздействие на общую атмосферу академического мира, на жизнь преподавателей и студентов.

Ранее такого никогда не происходило в Индии, но после периода правления правительства БДжП намечается тенденция на уменьшение академической свободы. В Индии понимают, что университеты являются такими учреждениями, где новые идеи рождаются, а существующие должны ставиться под сомнение. Теперь же там ощущают опасность для интеллектуальной деятельности, интеллектуальной сферы. Очевидно, что процесс выявления действительных или мнимых ошибок должен иметь академические, а не политические основания.

Научное сообщество Кералы, интеллигенция штата, считающегося одним из наиболее развитых в культурном и образовательном отношении, не сказали своего слова. Они боятся задеть чувства мусульман.

Более того, тут речь идет и об ощущении ими чувства социальной ответственности. Нападение на профессора вызывает большую тревогу в штате. Фактически речь идет о формировании новой площадки, дающей почву для вербовки будущих террористов. При этом у правоохранительных органов нет никакой информации об этом. Атака была, с одной стороны, тщательно и детально проработана, а с другой стороны, спецслужбы не имеют никаких источников информации о той среде, которая породила участников нападения.

Мусульманский фундаментализм, вне сомнения, находится на подъеме в Индии. При этом индийский фундаментализм носит в основном насильственный характер. Если в других штатах, таких как Гуджарат или Орисса, знаменитых своими антиисламскими погромами, жестокость фундаменталистов может найти оправдания, то в знаменитой своим коммунальным миром Керале причины подобной жестокости непонятны.

Вообще говоря, в современном мире, в развивающихся странах христианские миссии в сфере образования обычно носят характер либо благотворительных, либо гуманитарных. Это два столпа, на которые опираются христианские образовательные проекты.  Ни один из них не оставляет места фундаментализму. От руководства де-факто церковного учебного заведения следовало бы ожидать, что они выступят против фундаментализма, даже если это фундаментализм мусульманский.

Но вместо этого епископы предпочли пойти на компромисс с фундаментализмом. Увольнением учителя они фактически дают оправдание действиям фундаменталистов, между прочим, осужденных официальным истеблишментом мусульманской общины Кералы. Ведь колледж сформировал комиссию по разбору проблемы, и в ее отчете рекомендовалось увольнение Джозефа, потому что без этого ситуация якобы может привести к коммунальному антагонизму и религиозным беспорядкам. Но в Керале не было и нет столкновений между христианами и мусульманами. Все происшедшее - это беспорядки, организованные фундаменталистскими группами.

Таким образом, как с академической точки зрения, так и в части поддержания закона и порядка в штате для увольнения Джозефа не было никаких оснований. Вместо этого увольнение профессора показало, что колледж готов к компромиссу с фундаментализмом, скорее всего, потому что фундаменталисты внушают церковникам подспудный страх. Мусульмане нападение осудили – церковь же поддержала руководство колледжа, хотя могла остаться в стороне.

Возникает вопрос, почему реакция на нападение на профессора в Керале была практически незаметной? Можно подумать, что основной причиной был страх. Страх перед тем, что поведение фундаменталистов является совершенно иррациональным.

 

Как вы думаете, важен ли этот опыт для нашей страны? Для доктора  Сотниченко? Для профессоров Вдовина и Барсенкова? Мы не знаем…

 

 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 3.7 (12 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Безусловно важен. Он показывает на что способна тотальная трусость властей, академической среды и самой тарабарской церкви в толерастическом обществе, каким похоже и является современная Индия. Это просто слепок с того что ожидает Россию в случае если не изменится современная тенденция.

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...