История «дела историков»

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В 2010 году в России произошло событие, которое можно назвать экстраординарным — усилиями либеральных кругов была предпринята попытка общественного и судебного преследования двух русских историков — авторов учебника для ВУЗов. Эта акция, быстро получившая название «дело историков», хорошо продемонстрировала русской общественности то, насколько далеко готовы зайти либералы в своем стремлении навязать обществу либеральные ценности, которые этим обществом последовательно отвергаются.

Причем либеральные силы очень быстро перешли от простого осуждения позиции, с которой написан учебник, к попыткам применить к авторам учебника меры устрашения и создать такую обстановку в России, когда выход учеников, написанных с позиций, не соответствующих либеральным доктринам, стал бы невозможен. К счастью, эта атака на историю, похоже, провалилась. Но рассмотрим все, что произошло в «деле историков» за несколько летних и осенних месяцев 2010 года.

Два профессора кафедры истории России XX-XXI вв. МГУ им. Ломоносова Александр Барсенков и Александр Вдовин написали учебное пособие «История России 1917–2009». Точнее даже сказать, что эта книга была третьим изданием учебника, который впервые был издан еще в 2005 году, а книга, ставшая объектом травли и цензуры, была уже третьим изданием учебника. Судя по всему, либералы просто упустили из виду книгу и обратили внимание лишь на ее третье издание в 2010 году, хотя в ходе подготовки второго и третьего изданий существенных изменений в концепцию и освещение истории России авторы не вносили, а учебник в основном дополнялся новым материалом.

Однако в июне 2010 года в журнале, выходящем в России и издающемся на русском языке, но почему-то называющемся "The New Times" выходит рецензия З.Световой (Фридлянд), которая по содержанию больше похожа не на рецензию научной работы, каковой по сути является ученик для вузов, а на политический донос времен большевистского террора. Обостренный интерес издания с английским именем к русской истории не случаен, ведь в числе руководства этого журнала мы найдем такие одиозные имена, как Е.Альбац, И.Лесневская, В.Новодворская — все эти реликты эпохи ельцинского антирусского либерализма, которые собрались вместе для того, чтобы пытаться продолжать диктовать русскому обществу свои антирусские стандарты. Спустя несколько дней после появления рецензии к травле историков присоединилась радиостанция «Свобода», которая посвятила критике учебника отдельную передачу.

Позиция либеральных цензоров была услышана «кем надо», но журнал "The New Times" слишком малотиражный и маргинальный, чтобы его позиция оказалась известна многим, а радио «Свобода» имеет слишком одиозный имидж, поэтому дальше к работе приступила радиостанция «Эхо Москвы». Спустя менее двух недель после журнального доноса, на радио выходит программа С.Бунтмана «Родительское собрание» в которой ведущий совместно с приглашенными С.Голубовским и И.Карацубой занимались рассуждениями о том, как нехорошо говорить о том, какую роль в истории России ХХ века сыграли нерусские народы, особенно евреи. То есть получается, что была история России, был ХХ век, да и нерусские народы были, сложно скрывать этот факт, и в политической жизни они активно участвовали, а вот писать об этом не стоит. Почему? Да потому что некрасиво получается, не либерально. Оказывается, что нерусские народы сделали для русских довольно много всяких нехороших дел. Вот об этом, по мнению либералов, необходимо как можно скорее забыть, факты и документы при этом можно игнорировать в угоду политической доктрине.

В рассуждениях искусствоведа Голубовского и доцента факультета иностранных языков Кацубы мы встретим такие очень показательные фразы: «они же всё-таки ГБ ориентированные ребята» (об авторах учебника), «...вспоминаю те учебники, по которым я училась, написанные кстати, заведующим кафедрой академиком Кукушкиным и так далее, где было много дурной идеологизации, где было много этих советских догм. И даже там не было, например, подсчёта процентных норм представительства евреев в органах государственной власти, науке, культуре. ... Минимум три раза это всё присутствует в этом учебнике». Особенно возмутила участников передачи цитата из второго издания учебника: «При оценках исторической значимости либерального диссидентства историки, придерживающиеся либеральной идеологической ориентации, испытывают немалые трудности. Они не могут пока ещё называть вещи своими именами, и открыто обелять колонну, выступавшую в 60-е — 70-е годы в союзе в кавычках с прогрессивным западом против своей страны и её народа» — причины этого возмущения понятны. Барсенков и Вдовин этой фразой чрезвычайно точно охарактеризовали основную проблему либеральных историков, которые должны жертвовать научной объективностью во имя следования собственным политическим убеждениям.

После удара по историкам, нанесенного «Эхом Москвы» последовали новые нападки. Их возглавил Н.Сванидзе. Он выступил с инициативой рассмотрения учебника на  заседании комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести (Сванидзе, кстати, является председателем этой комиссии). Считающий себя историком Свандизе хорошо подготовился к компании осуждения историков. Он активно выражал свою позицию в контролируемых либералами средствах массовой информации, разослал учебники Барсенкова и Вдовина видным общественным деятелям, сделав в них пометки в тех местах, на которые надо обратить внимание, готовил широкую поддержку планируемого удара по нелиберальной трактовке истории России. В печатной и электронной прессе появился целый ряд публикаций с осуждением учебника и его авторов.

Отвечая на вопросы читателей издания Lenta.ru, Сванидзе заявил: «Что касается национального состава, то любые публикации данных о национальном составе правительства так или иначе рождают ксенофобию, они чреваты национальным раздражением. «Ага, вот эти там есть, а наших нет, почему этих там больше, чем наших?» Это не объективно и не справедливо. Любые разговоры о том, сколько представителей какой национальности в каком органе власти, всегда рождают национальную рознь. Поэтому в многонациональной стране они исключительно вредны». То есть, по мнению Сванидзе, историкам надлежит замалчивать все неугодные либералам факты истории и игнорировать их даже в столь сугубо специальных работах, как учебники истории для вузов, то есть работах, предназначенных для профессионалов. Авторы учебника не могли ответить Сванидзе, так как, находясь в рамках академической этики, ждали решения ученого совета исторического факультета МГУ. Но после того как это решение было обнародовано, сайт «Русский Обозреватель» провел онлайновую пресс-конференцию А. Вдовина, где историк ответил аудитории, разъяснив многие вопросы связанные с содержанием и концепцией учебника «История России».

Кампанию поддержала влиятельная в России организация — Федерация еврейских общин. Президент ФЕОР А. Борода обратился к ректору МГУ, прося его провести внутреннее расследование, по возможности принять необходимые меры по пресечению «антисемитской и другой ксенофобской пропаганды» в стенах университета, дать оценку деятельности авторов учебника и «разрешить вопрос об их профпригодности». «Нашей организации не хотелось бы доводить дело до судебного и следственного разбирательства, однако градус общественной дискуссии вокруг учебного пособия заставляет нас всерьез задуматься о такой возможности», — заявил президент ФЕОР, прямо угрожая авторам учебника и ведущему вузу страны судом

Но в попытке привлечь на свою сторону как можно больше людей Сванидзе допустил ошибку. В СМИ появились сообщения, что один из экземпляров книги с пометками Сванидзе был отправлен президенту Чечни Р.Кадырову. В ответ на это в интервью агентству "Интерфакс" Кадыров явно выступил с поддержкой позиции трактовки русской истории с точки зрения интересов русского народа, заявив: «В любом государстве, тем более  в сверхдержаве, бывает равная среди равных, но собирающая всех вокруг себя нация. Это реальность, которую следует воспринимать как смену дня и ночи, как времена года». Однако надо отметить, что для того, чтобы получить такой ответ от Кадырова, понадобилось выражение жесткой позиции русского общественного мнения (в частности дискуссия по этому вопросу, развернутая на страницах «Русского Обозревателя») в защиту ученых в ответ на попытки чеченцев снова диктовать России свою волю. Но не все представители чеченской диаспоры в России присоединились к осторожной политике президента Чечни. В то время как Кадыров отрицал свое участие в кампании против Барсенкова и Вдовина, чеченский адвокат М.Мусаев угрожал авторам учебника и издательству судом, обвинив их в клевете на чеченский народ. Надо отметить, что позиция М.Мусаева прямо отрицает информацию о деятельности чеченцев в годы Великой отечественной войны, на что на общественных слушаниях организованных «Русским обозревателем» обратил внимание политолог П.Данилин.

По результатам заседания комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести был выпущен документ с осторожным названием: «Предложения рекомендательного характера...». В нем учебник был подвергнут жесточайшей критике с точки зрения либеральной доктрины, содержались обвинения авторов в ксенофобии и предлагалось «...обратиться к Министерству образования и науки РФ с предложением провести слушания с привлечением ученых и общественности, посвященные проблемам проведения экспертизы учебной литературы с целью выявления в ней ксенофобных и националистических элементов», то есть сделать из компании осуждения некие «оргвыводы», ведущие к репрессиям в исторической науке, введению научной цензуры.

Но русская общественность не уступила натиску либеральных пропагандистов. Выдающиеся деятели русской науки и культуры выступили с обращением, где призвали остановить позорное судилище над исторической наукой и травлю Барсенкова и Вдовина. В поддержку авторов учебника выступили самые различные русские общественные организации и отдельные граждане России. Пожалуй, самую значительную роль в отстаивании права русских историков на свободу исследований сыграло интернет-издание «Русский Обозреватель» и сообщество «Русский клуб», в которую входят авторы этого издания. «Русский обозреватель» опубликовал несколько десятков материалов, посвященных «делу историков», организуя общественное мнение России на защиту свободы научных исследований. Один из ведущих авторов «Русского Обозревателя» Егор Холмогоров в интервью интернет-изданию «Русская народная линия» заявил: «После того, что себе позволил Сванидзе, после его попыток организовать публичное осуждение ученых-историков за их научную позицию, после тех фальсификаций, шельмований, тех морально нечистоплотных приемов, которые он при этом использовал (а он использовал весь их спектр), даже нахождение в одном пространстве с этим человеком является совершенно оскорбительным».

Важным мероприятием в защиту историков стали организованные «Русским Обозревателем» и «Русским клубом» слушания: «Русская история ХХ века — свобода исследования или свобода преследования?», в которых приняли участие известные историки и общественные деятели к.ф.н. В.В. Аверьянов, д.ф.н. А. Ашкеров, к.и.н. Д.М. Володихин, к.и.н. А.В. Елисеев, П.В. Данилин, А.Р. Дюков, К.А. Крылов, к.ф.н. Б.В. Межуев, М.В. Ремизов, П.В. Святенков, С.М. Сергеев, д.и.н. В.Д. Соловей, к.и.н. А.И. Фурсов, Е.С. Холмогоров. На слушаниях попытка введения либеральной цензуры была осуждена всеми участниками. Историк и публицист Е.Холмогоров обратил внимание на рассмотрение истории России в ХХ веке с точки зрения русского народа: «Позиция Вдовина — это позиция рассмотрения истории России ХХ века как рассмотрение состояния русской этнической общности. Частные придирки к учебнику, устроенная интеллектуальная порка являются попытками запретить именно этот подход». Исследователь А.Вассерман, говоря о научной достоверности критиков учебника, отметил: «...борьба идёт как раз с той частью учебника, которую оспорить сколько-нибудь обоснованным образом в принципе невозможно». Доктор ист.наук В.Соловей потребовал публичных извинений от общественной палаты, а также закрыть доступ на телевидение Сванидзе. «...Имеют ли русские право писать свою историю? Оскорбление было нанесено всей исторической науке России» — отметил историк. По итогам общественных слушаний было подготовлено Обращение участников в защиту Барсенкова и Вдовина, их научной деятельности и учебника «История России».

В обращении в частности говорилось: «Подчеркнем еще раз, могут существовать самые разные, в том числе и полярные оценки фактической, научной, идеологической составляющей учебного пособия А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина, однако все эти оценки должны оставаться в рамках научной, академической дискуссии. Право университетских профессоров на чтение и публикацию своих лекционных курсов представляется нам столь же неприкосновенным, как и право научной и публицистической полемики с этими курсами». Также обращалось внимание на то, что «...публичные выступления Сванидзе Н.К., который, не будучи практикующим ученым, работает в жанре поп-истории для телезрителей, вызывали и прежде немало недоумений и вопросов в российском обществе. Систематические русофобские высказывания этого журналиста давно стали притчей во языцех. Однако если до сих пор Сванидзе мог с полным правом апеллировать к свободе слова как базовой ценности демократического общества, то после того как он злоупотребил своим общественным положением ради ограничения этой свободы слова других людей, возникает закономерный вопрос, должно ли общество дальше терпеть на теле- и радиоканалах (в том числе и государственных) многочисленные выступления деятеля, сочетающего экстремистскую русофобскую позицию с практикой политического доносительства, попыток уголовного преследования оппонентов и содействия возникновению угроз их физического устранения».

«Дело историков» закончилось появлением заключения Ученого Совета исторического факультета МГУ, обнародованного 16 сентября. В нем профессура МГУ отметила, что «Ученый совет выражает озабоченность тем обстоятельством, что обсуждение авторского учебного пособия профессоров А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина вышло за пределы научной дискуссии, ведется в плоскости политизированных, ангажированных оценок и в ряде случаев стало инструментом PR-кампаний». Внимание общественности было обращено на то что «Традиции университетской автономии и академических свобод исключают преследование ученых за их научные взгляды».

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.7 (30 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Посмотрим чем ещё дело закончится  Помнится, ученый совет создал комиссию для разборок, дал ей 2 месяца сроку для анализв и заключения. Месяц прошел. Подождём до 15 ноября.

[ответить]

в которых приняли участие известные историки и общественные деятели к.ф.н. В. В. Аверьянов, д.ф.н. А. Ашкеров, к.и.н. Д. М. Володихин, к.и.н. А. В. Елисеев, П. В. Данилин, А. Р. Дюков, К. А. Крылов, к.ф.н. Б. В. Межуев, М. В. Ремизов, П. В. Святенков, С. М. Сергеев, д.и.н. В. Д. Соловей, к.и.н. А. И. Фурсов, Е. С. Холмогоров.

Все-таки меня там не было, а был мой коллега В.В. Симиндей. Тщательнее надо быть. Также неплохо бы упомянуть, о том что ситуация не сводилась к противоборству сил света с силами тьмы и что многие, защищая Вдовина с Барсенковым, констатировали одновременно их ужасающе низкий профессиональный уровень

[ответить]

Ошибаетесь, любезный. Тема "борьбы света и тьмы" не есть нечто абстрактное. Это и есть борьба добра и зла, правды и лжи. И патриотизм здесь не при чем. Патриотизм для нормального гражданина, не манкурта, явление обычное, как привязанность к ближним. Что касается компетентности и профессионализма, докажите документально, где спорные места. По Вашему мнению.

[ответить]

"их ужасающе низкий профессиональный уровень" (Дюков) -- Удивительная наглость мокрогубого архивариуса, выпущенного из затрапезного афанасьевского вуза. Впрочем, Дюков ничем не хуже и не лучше других птенцов этого гнезда, например, Тины Канделаки или Максима Галкина. :))

[ответить]

Дополнительная информация о вузе, взрастившем "большого учёного" Дюкова, выпускника РГГУ 2004г. 17 июня 2003 года на Конференции Российского Государственного Гуманитарного университета (в прошлом - историко-архивного института) по представлению Ученого совета был избран новый ректор по фамилии Невзлин. Леонид Борисович Невзлин. За проголосовали 158 человек (на стенде стояла цифра 150), против - 6.

Кто такой Л.Б. Невзлин можно глянуть в яндексе или гугле.:)) Кстати, о птичках. Там же профессорствует и другой великий учёный-историк тов.Сванидзе Н.К..

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...