"Нищий на золотом троне": Боливия стала полем битвы старых и новых мировых лидеров

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В Боливии в столкновениях между сторонниками правительства и сепаратистами в северо-западном приграничном департаменте Пандо за последние дни погибли не менее 28 человек. Президент Боливии Эво Моралес ввел в департаменте чрезвычайное положение и обвинил в поддержке сепаратистов посла США в Ла-Пасе Филипа Голдберга.

Понять, что происходит в Боливии, не принимая во внимание экономические вопросы, борьбу за природные ресурсы, за углеводороды и руду - невозможно. Боливия - это «нищий на золотом троне», одна из самых бедных стран Латинской Америки, однако она является страной с исключительно богатыми природными ресурсами, которые она может экспортировать в динамично развивающиеся соседние страны - Бразилию, Аргентину, Чили, а через чилийские и перуанские порты в разные страны мира, прежде всего, США. На долю горнорудной промышленности приходится около10% ВВП, тогда как еще в 1974 был 21%. Этот сектор, однако, продолжает сохранять свое значение для торгового баланса страны. Основным видом рудного сырья, добываемого в стране являются цветные металлы: цинк, олово, а также серебро, золото, свинец, сурьма и вольфрам. Крупнейшей компанией в отрасли является Compania Minera del Sur S.А. (COMSUR), принадлжедащая Гленкор. Оставшуюся часть отрасли почти целиком контролируют американско-канадские компании.

Боливия с ее сложившейся инфраструктурой является важным транспортным узлом внутриамериканской торговли, особенно, энергоносителями, однако сама страна выхода к морю не имеет. После того как в результате поражения во Второй Тихоокеанской войне (1879-1884) боливийская территория на побережье Тихого океана в районе Антофагасты перешла к Чили, внешнеполитическая деятельность Боливии была направлена в основном на то, чтобы обеспечить себе выход к морю через владения Чили. После прихода к власти в Чили генерала Пиночета были восстановлены дипломатические отношения между Чили и Боливией и начались переговоры об обмене территориями, окончившиеся, впрочем, безрезультатно для государства, но обеспечившие горнодобывающим компаниям возможность экспорты руд и сжиженного природного газа через порты Чили. Развитие современной транспортной сети в Боливии существенно затрудняется гористым рельефом. Железные дороги связывают промышленные города и центры добычи полезных ископаемых с тихоокеанскими портами Антофагаста и Арика в Чили и Мольендо в Перу, а также с железнодорожными системами Бразилии и Аргентины. В 1992 году Боливия заключила с Перу соглашение, по которому она получала выход к морю через перуанский порт Ило, однако эта транспортировка дорога и неудобна.

Горнодобывающая и нефтегазовая отрасли является основным источником валюты для страны. Боливия располагает крупными запасами природного газа, доказанный объем которых оценивается в 24 трлн. куб. футов (второе место по запасам в Южной Америке после Венесуэлы). Основная часть добытого газа экспортируется в Бразилию, Аргентину и Парагвай, потребление же внутри страны невелико. В 1972 был построен магистральный газопровод, по которому природный газ начал экспортироваться в Аргентину, а в 1999 году печально знаменитая своим банкротством компания Энрон сдала в эксплуатацию газопровод в Бразилию. Суточная добыча газа в Боливии составляет около 40 млн кубических футов, хотя в Правительстве страны полагают, что для исполнения экспортных контрактов и удовлетворения растущего внутреннего спроса Боливии необходимо нарастить в течение трех лет суточную добычу до 70 млн кубических футов. "Левое" правительство Боливии старается привлечь инвестиции и нарастить добычу природного газа как для внутренних нужд, так и для экспорта. В этом году Газпром подписал соглашение с государственной энергокомпанией Боливии Yacimientos Petroliferos Fiscales Bolivianos (YPFB), открывающее ему доступ к проектам по разведке и добыче природного газа в этой южноамериканской стране. В рамках этой сделки Газпром и YPFB создадут совместное предприятие, контрольный пакет в котором будет у боливийской компании.

Доказанные объемы боливийской нефти менее значимы и составляют около 400 млн. баррелей. В 1922 добычу нефти на территории Боливии начала нефтяная компания США «Стандард ойл оф Нью-Джерси»; в 1937 после поражения в спровоцированной Стандарт ойл войне с Парагваем за нефтеносную провинцию Чака, боливийское правительство национализировало собственность этой компании и учредило государственную нефтяную компанию YPFB. Существует трубопровод для перекачки нефти из нефтеносного района Санта-Крус в чилийский порт Арика.

Начиная с провозглашения независимости в 1825 и утверждения первой конституции Симоном Боливаром в 1826, в стране произошло около 190 государственных переворотов, действовало 17 конституций. Боливия неоднократно проводила национализацию и приватизацию нефтяной отрасли. Каждая национализация и приватизация приводила к очередной смене основных западных партнеров. В современных условиях контроль над компанией можно осуществлять без сосредоточения собственности на акции компании в руках контролирующей компанию группы. Деятельностью компании руководит Совет директоров, законодательно определенная процедура избрания которого фактически ведет к кооптации новых членов Совета директоров старыми членами, что обеспечивает преемственность реального контроля над компанией изначальными владельцами. Например, связанная с британской группой Бритиш гэз испанская компания Repsol, контролирующая треть разведанных запасов газа в Боливии через СП с боливийскими пенсионными фондами, имела в добывающей компании Empresa Petrolera Andina S.A. только 50% акций, но четырех из семи членов Советов директоров, что давало Repsol полный контроль над Андиной, управление ее добычей и продажами, контроль над финансовыми потоками. Аналогично, Бритиш петролеум и аргентинская компания Бридас имели 50% акций и четырех из семи членов Совета директоров в компании Empresa Petrolera Chaco S.A.

Более того, оказывается, что быть собственником более рискованно и менее выгодно, чем просто обязывать эту компанию кредитоваться в своей хозяйственной деятельности у определенных банковских структур. С одной стороны, это сокращает налогообложение (налоги выплачиваются за счет мелких инвесторов, а не за счет настоящих хозяев), а с другой, минимизируют риски от неудачной хозяйственной деятельности. Если компания понесет убытки, то это будут убытки акционеров, между тем, как кредиты заимодавцам (реальным хозяевам, но формально юридически независимым структурам) будут выплачены согласно действующему законодательству в том числе и за счет мелких инвесторов, вложившихся в капитал компании.

Когда речь идет о том, что та или иная крупная компания "принадлежит" или "контролируется" той или иной финансовой группой, то обычно имеется в виду то, что эта компания финансово обслуживается в кредитных учреждениях, принадлежащих этой группе.То есть, например, если боливийская нефтяная компания берет у группы текущие кредиты под ставку LIBOR+5% на сумму в миллиард, то для группы, имеющей огромные лимиты на межбанковском рынке, 5% от миллиарда в год это фактически дармовые, безрисковые деньги. Желающих получить эту прибыль много, и драка за эти средства идет очень жесткая. Кроме того, обслуживающая группа имеет возможность оперировать текущими остатками на счетах компании. Обычно они очень велики. Как результат, выходит, что группа берет деньги самой компании и дает их в долг той же самой компании уже под процент. Например, в тридцатых годах национализация привела к вытеснению американской Стандарт ойл британскими компаниями, прежде всего, Шелл. Боливийским компаниям было сложно преодолеть сопротивление международных банков и иметь свободный доступ к межбанковскому рынку, это усугубляется внутренней политической нестабильностью, восстаниями, переворотами. За стабильность боливийцы стали обслуживаться в британских кредитных учреждениях на Лондонских финансовых биржах. В начале 1970-х годов правительство страны обратилось а рамках разгосударствления отрасли к иностранным компаниям с предложением провести разведку нефти на боливийской территории, и в страну вошли испанские и французские нефтяники.

В 90-е годы волна приватизации, которую стыдливо называли «капитализацией» привела к усилению роли американских компаний в отрасли. Например, Энрон получила 40% участия в газопроводе в Бразилию без проведения конкурса, хотя и не выполняла взятые на себя обязательства (например, вложить 10 млн. долларов в программу электрификации сельской местности в Боливии) Банкротство Энрон в 2001 году дало возможность бразильским компаниям, прежде всего, бразильской супермонополии Петробраз начать доминировать в боливийской нефтянке.

Последняя национализация привела к тому, что решающую роль в нефтегазовой отрасли Боливии стали и играть бразильские и аргентинские компании, прежде всего, Петробраз и Бридас. Британская Шелл, контролировавшая 50% акций газопровода, была вынуждена уступить свой пакет акций Правительству Боливии. Всего за месторождения углеводородов в Боливии борются 14 международных компаний, ведущий производитель природного газа и нефти в Боливии это бразильская компания Петробраз (Petroleo Brasileiro S.A. (Petrobras)). Бритиш гэз контролировало 14% разведанных запасов газа в Боливии, Бритиш петролеум - 6,6%, французская Тоталь - 13%, американская Эксон-Мобил - 5,1 % (через партнерство с Тоталь), аргентинская Бридас - 4,4%. Важную роль играла и аргентинская компания Pluspetrol Bolivia Corporation S.А.

Петробраз инвестировал не столько в добычу газа, в разведку месторождений, сколько в строительство газопроводов в Бразилию и Аргентину. Началась война за газ, которую вели британские, французские и испанские компании, которые были намерены направлять газ на заводы по сжижению в чилийские и перуанские порты, и бразильскими и аргентинскими компаниями, требовавшими заполнения газопроводов. Ставкой газовой войны стала стратегия развития нефтегазовой отрасли страны.

Одним из полей битвы стал национальный вопрос. Около 55% жителей страны - индейцы, 30% - метисы (потомки смешанных браков европейцев с индейцами) и 15% составляют белые. Индейцы делятся на две большие языковые группы - аймара и кечуа. Аймара - наиболее древние из обитателей этой страны - создали развитую цивилизацию на берегах оз. Титикака за много столетий до того, как их завоевали инки, говорившие на языке кечуа. В деревнях сохранились индейские обычаи, язык и верования; они распространены и в районах, заселенных беднотой в городах. Но в течение многих лет страна управлялась президентами, принадлежавшими к белой расе и отождествлявшими себя с западной моделью развития общества.

Бывший профсоюзный лидер Эво Моралес (по прозвищу Эль Эво) стал первым в истории страны президентом - чистокровным индейцем. Он обещал национализировать нефтегазовую промышленность, признать недействительными контракты на разработку нефти и газа иностранными корпорациями, отказаться от уплаты внешнего долга и разрешить выращивание коки.

Испаноязычное население доминирует в районах страны, в которых находятся основные газовые месторождения. Эти провинции фактически выступили против главы государства, требуя изменения бюджетно-фискальной политики, повышения автономии, фактически создания конфедерации. Население основных районов производства углеводородов недовольно принятым Эво Моралесом законом в пользу обездоленного индейского населения центра страны, согласно которому приграничные районы лишаются ранее остававшихся в их казне 40% доходов от экспорта углеводородного сырья.

После прихода к власти Моралеса власти "полумесяца" - шести наиболее развитых регионов юга и востока страны, где проживает 58% населения выразили резкое недовольство новой политикой центральных властей по национализации и перераспределению доходов в пользу бедных горных индейских регионов. В 2006 г. в южных и восточных регионах прошли муниципальные референдумы и съезды муниципальных советов, по результатам которых было объявлено стремление создать новое государственное образование «Нация равнин Боливии».

Для закрепления единства страны и политики перераспределения доходов центральными властями в декабре 2007 г. была изменена конституция, после чего последовал конституционный кризис, разрешить который было запланировано проведением конституционного референдума, который, однако, был отложен решением конституционного совещения из-за позиции представителей развитых регионов. Боливийские департаменты - Санта-Крус, Тариха, Чукисака, Бени и Пандо потребовали для себя автономию, возможность эффективнее распоряжаться доходами, иметь собственную законодательную и судебную ветви власти, правоохранительные органы и при необходимости заключать международные соглашения с другими странами. Правительство не признало референдумы в регионах, называя сепаратистскими их планы относительно автономии, и считает, что они ведут к расколу страны. Центральные власти объявили региональные референдумы неконституционными и нелегитимными и провели в августе 2008 г. референдум о доверии, на котором 60% голосующих поддержало политику Моралеса при бойкоте большинства населения мятежных регионов.

Противоречия нарастали и вылились в жёсткое противостояние между "левыми" центральным властями и "правой" региональной оппозицией, вплоть до актов насилия. Они приступили к террористической борьбе против Правительства. Звуки взрывов слышны почти постоянно. Имеются убитые на севере Боливии, в Пандо. В Санта-Крузе и столичных городах востока страны наступил хаос.9 сентября праве, анти правительственные силы начали захваты правительственных зданий Налоговые, аграрные, лесохозяйственные, иммиграционные офисы почти полностью разрушены или сожжены. Разгромлена государственная телекомпания ENTEL, вынесены все оборудование и оргтехника. Государственную телестудию в городе Санта-Круз подожгли. 10 сентября: обстановка в Санта-Круз и других восточных областяз накалилась еще больше. Сепаратисты переходят от погромов госучреждений, к нападениям на общественные организации и сторонников правительства. В Санта-Круз, штаб Cejis организации за права человека, подверглась разгрому и была подожжена. Также, была разгромлено и здание CIDOB, организации объединяющей индейское население страны. На лидеров левых была устроена настоящая охота, многие из них вынуждены были уйти в подполье. В Южной Боливии, в провинции Тарича, один из лидеров правых объявил, о независимости Тарича и заявил о начале гражданской войны в области. 10 сентября, министр иностранных дел Бразилии заявил, что страна готова начать прямые переговоры с региональными властями Санта-Круз и Тарича, если они гарантируют поставки газа и нефти. Это фактическое обещание признания независимости этих районов.

Сепаратисты пытаются парализовать экономическую и деловую жизнь, перекрывая местные шоссе и дороги, связывающих Боливию с Аргентиной, Бразилией и Парагваем. Они блокировали доступ к газовому месторождению "Сан-Альберто" на юге страны, которое разрабатывается бразильской компанией Петробраз для поставок в Аргентину и Бразилию. В ответ Правительство Моралеса расширяет военное присутствие в этой стратегически важной зоне. Под усиленную охрану взято месторождение "Сан-Альберто", поэтому, несмотря на блокаду, добыча газа на нем не прекращена. Однако, перекрытые дороги вызвали кризис в снабжении горючим внутреннего рынка. Сотни цистерн с газом заблокированы на границе с Аргентиной.

Ситуация напоминает события 11 сентября 1973 г. В Чили, когда генерал Пиночет организовал военный переворот против социалистического правительства Альенде, но еще больше борьбу французских и британских монополий за нигерийскую нефть при создании так называемой Республики Биафры. Сепаратистов поддерживают британские и французские компании, а бразильские и аргентинские нефтяные монополии пытаются удержать свои усилившиеся позиции, поддерживая центральное Правительство Боливии.

Эта битва между старыми нефтяными компаниями метрополий Великобритании и США - и компаниями новых супердержав - Аргентины и Бразилии. Нет, борьба за боливийский газ не является сама по себе судьбоносной. Но она послужит индикатором, смогут, ли новые мировые лидеры, такие как Бразилия при поддержке Аргентины защитить свои кровные экономические интересы.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (8 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...