Националисты в коммуникационном провале

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Интересная статья Ивана Двусердцева, безусловно, поднимает некоторые важные проблемы Русского движения. Однако не совсем те, на которые указывает он сам.

Прежде всего: в рассуждении Двусердцева, остроумном и во многом верном, есть один важный пробел. Дело в том, что «русский бизнес», к созданию которого он призывает, давно уже существует.

По причинам, о которых скажу чуть дальше, его трудно оценить в количественном отношении: однако русские бизнесмены-националисты, которые «не любят черных» и дают работу русским, по возможности, национально-мыслящим — существуют, и это не такая уж редкость.

Почему же ни Двусердцев ничего о них не знает, ни я не могу предъявить ему конкретные примеры? Да потому, что эти люди не афишируют и не рекламируют себя в таком качестве, и уж тем более не пропагандируют свой образ действий. Справедливо полагая, что после слов: «Я, Василий Иванов — русский бизнесмен-националист, беру на работу только русских и стараюсь обеспечить им достойную жизнь!» — к Иванову запросто могут зачастить разнообразные проверки, или ресторанчик его сгорит, или еще что-нибудь плохое случится с его бизнесом.

Русские бизнесмены-националисты, которые «не любят черных» и дают работу русским — существуют Я лично знаю людей, совладельцев фирмы в одном региональном центре, которые не просто «давали работу русским», но и собрали вокруг себя кружок единомышленников, и даже пытались вести в родном городе какую-то политическую деятельность. Однако главной заботой их при этом была забота об анонимности, главным страхом — страх «разоблачения». «Узнают, что за этой движухой стоим мы — отнимут бизнес!»

Таким образом, русский бизнес существует, приносит пользу самим предпринимателям и тем, кто на них работает, — но существует, так сказать, партизанским порядком, не имея никакого публичного измерения и не влияя на ситуацию в обществе в целом. Законспирирован он даже лучше, чем пресловутые «городские партизаны»: их деятельность хоть как-то освещается в хронике происшествий — а вот об «экономической составляющей русского национализма» стороннему человеку узнать нечего и неоткуда.

И в текущих условиях, к сожалению, это измениться не может, поскольку любая политическая или общественная активность, даже просто четко артикулированная политическая позиция в современной России является делом рискованным и даже опасным — а бизнесмену в высшей степени есть что терять. Об «экономической составляющей русского национализма» стороннему человеку узнать нечего и неоткуда

То же касается и другой части рассуждений Двусердцева — о националистических организациях, которые должны превратиться в «бизнес-проекты», а соратников своих сделать «сотрудниками» (т.е., попросту говоря, начать платить активистам зарплату). Идея прекрасная, против нее трудно возразить. В ней нет ничего невозможного — и, более того, я не поручусь, что она уже где-нибудь не воплощена в жизнь.

Вот только Иван Двусердцев ничего об этом не знает — и вряд ли узнает.

Почему? А вы представьте себе, что в один прекрасный день, например, ДПНИ объявляет публично: «Отныне мы живем по экономическим принципам: с выгодой для себя продаем то-то и то-то, оказываем коммерческие услуги населению, сотрудничаем с русским бизнесом на взаимовыгодной основе; а актив наш теперь ни в чем не нуждается и работает на русское дело с выгодой для себя — чего, дорогие коллеги, и вам всем желаем!»

И что их после этого ждет?

Разумеется, ежедневные визиты из налоговой и прочих карательно-обирательных органов. Естественно, пристальное внимание правоохранителей к их бизнес-партнерам. «Кажется, вы сотрудничаете с ООО "ДПНИ"? А вы знаете, что это экстремисты, и ваши деньги идут на закупку пистолетов со свастиками? Имейте в виду, у вас могут быть проблемы...»

Впрочем, до этого, может, и не дойдет. Учитывая нравы, царящие в «околонационалистической» тусовке — прекрасная инициатива погибнет раньше. Свои сожрут.

 

***

Разные «фланги» русского националистического сообщества зачастую просто друг друга «не видят»На самом деле проблема, и весьма серьезная, существует. Но состоит она не в том, что «вместо того, чтобы заниматься бизнесом или еще каким Настоящим Делом, националисты занимаются какой-то ерундой». Имя этой проблеме — коммуникационный провал.

Подобно тому, как москвичи смутно представляют себе Замкадье, а жители разных регионов мало осведомлены о том, что происходит за пределами их областей — так и разные «фланги» русского националистического сообщества плохо представляют себе друг друга, зачастую просто друг друга «не видят».

Не налажена коммуникация и между вертикальными слоями Движения: «публичными националистами», «лидерами», «рядовыми соратниками» и «сочувствующими». И странно: вроде бы всевозможных программных статей, обращений и даже инструкций пишется множество — однако даже люди дружественные и близкие порой не могут понять, какие конкретные цели ставит перед собой та или иная организация, как строится ее работа, зачем она делает то или другое.

Дело здесь, увы, не только в необходимости скрываться от страшного Центра «Э». На самом деле, такой информации, распространение которой могло бы нанести ущерб, в жизни легальной организации не так уж много. Ее цели и методы к «военной тайне» уж точно не относятся. И даже то, что, быть может, не стоит публиковать в газетах, вполне можно донести до своих сторонников по неформальным каналам. Проблема в том, что сами эти коммуникативные каналы у нас забиты каким-то мусором и пропускают информацию тоненькими мутными струйками. Лидеры мало объясняют — а «рядовые» и «сочувствующие» стесняются спрашивать

Человек, находящийся «внутри процесса», многое воспринимает как само собой разумеющееся. Он вообще не очень понимает, что тут объяснять. Но с каждым шагом эта прозрачность теряется. Меняется угол зрения и масштаб, накапливается недостаток информации. Уже член организации, отстоящий от руководства на ступеньку дальше, смотрит на действия своих лидеров «как сквозь мутное стекло»; а для человека сочувствующего, но внешнего эти действия и подавно выглядят каким-то бессмысленным мельтешением.

Лидеры мало объясняют — а «рядовые» и «сочувствующие» стесняются спрашивать.

Кто-то из них имеет свое видение — и ждет, что лидеры, проявив телепатические способности, угадают, чего он хочет, учтут все его симпатии и антипатии, немедленно воплотят его мечты в жизнь и ему лично об этом сообщат. А затем переживает глубокое разочарование, когда они (вот странность!) вместо исполнения его желаний воплощают в жизнь что-то свое. Кто-то ждет, что ему сейчас укажут цели, объяснят задачи и дадут подробные инструкции. Но лидеры плохо представляют себе местные условия, возможности и ресурсы каждого из своих сторонников — и даже когда пытаются раздавать ЦУ, звучат эти ЦУ легковесно и нереалистично. Чаще же — молчат, полагая, что соратники сами догадаются, чего лидеры от них ждут.

Так обе стороны молча смотрят друг на друга — и лишь изредка, когда закипит ретивое и не станет больше сил молчать, «националисты из зала» начинают задавать «националистам на сцене» вопросы, делать критические замечания и выдвигать разные предложения. Разумеется, не в форме мозгового штурма или рабочей дискуссии, а в форме публичного «обличения» или «распекания». И счастье еще, если это обличение они производят в более или менее корректной и конструктивной форме, как уважаемый Иван Двусердцев. Гораздо чаще, увы, бывает иначе... Если видно, что сторонники не понимают наших действий — значит, это мы не позаботились им объяснить, что делаем, как и зачем

Но здесь остановлюсь, дабы мои заметки не превращались в перечень обид и претензий. Очень многое хотелось бы сказать о среде «националистов из зала», о ее нравах и обычаях! Слова прямо-таки рвутся из истерзанного сердца.

Но предъявлять претензии имеет смысл, прежде всего, к самим себе. Если по репликам «из зала» видно, что сторонники не понимают наших действий — значит, это мы не позаботились им внятно объяснить, что делаем, как и зачем. Если какие-то люди ВНЕЗАПНО сообщают, что глубоко в нас разочаровались — это значит всего лишь, что мы не объяснили им вовремя, чего и в каком объеме от нас стоит ждать, а чего — не стоит. Если публичные лидеры и спикеры национализма вместо поддержки регулярно получают от «типа своих» негативную обратную связь, от которой опускаются руки и пропадает желание работать — возможно, с этим тоже стоит что-то делать. Для начала — хотя бы признать, что с коммуникацией и PR у нас есть проблемы, и задуматься над их решением.

Я начну решение этих проблем с себя — и в следующий раз, если буду жива, постараюсь рассказать о том, какой мне видится та часть задач Русского движения, над которой сейчас работает РОД, и почему мы действуем именно так, как действуем.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.2 (28 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Национальные организации строятся снизу на материальной взаимопомощи и поддержке-защиты земляков. Когда русские люди придут в фундаментальную ячейку русского мира, в Церковно-светскую общину (основа - церковный приход) и станут собирать деньги (взносы и пожертвования), тогда возникнет серьезная местная сила.

Русские потянутся за материальной помощью (беспроцентной ссудой или даже безвозмездной помощью) и за защитой от бандитов своих и приезжих (православные дружины), тогда и возникнет не виртуальный, а реальный русский мир. Всероссийское объединение таких общин есть мощная база для политической партии. А пока язвительный Иван Двусердцев прав - дурацкая игра в русские куклы матрешки, коих расплодилось немеренно.

Подробнее здесь - http://jvkteacher.narod.ru/portret.htm#А

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...