Индийская махновщина, или Битва за Лалгарх

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

После восьмимесячного существования освобожденной зоны в районе города Лалгарх округа Западный Мадинапур в индийском штате Западная Бенгалия началась совместная операция индийских специальных служб и полиции штата против отрядов  Коммунистической партии Индии (маоистской) и PCPA (Народного комитета против полицейской жестокости) с целью очистить район от маоистских боевиков.

20 июня впервые за восемь месяцев люди в полицейской форме смогли появиться в Лалгархе. 33 полицейских в течение этого времени находились практически в заключении в собственных полицейских участках, члены PCPA просто не выпускали их оттуда.

Лалгарх привлек всеобщее внимание в Индии после неудачной попытки покушения на главного министра Западной Бенгалии Буддахдеба Бхаттачарджи 2 ноября 2008 года в лесистом районе Калаичанд в Западном Мадинапуре. После ряда задержаний подозреваемых в ходе полицейского расследования в регионе вожди местных племен при поддержке маоистов начали активную агитационную кампанию за неповиновение властям, стали препятствовать гражданским чиновникам и полицейским штата при их попытках проникнуть в Лалгарх. Маоисты явно пытались создать и в Лалгархе «Муктаначал» (освобожденные зоны), которые просуществовали более года в Нандиграме в соседнем округе Восточный Мадинапур.

Западная Бенгалия

Впервые придя к власти в 1967 году, левые партии беспрерывно управляют штатом с 1977 года; на выборах в апреле-мае 2006 года возглавляемый КПИ(м) «Левый Фронт» одержал очередную уверенную победу, получив 233 из 294 мест в ассамблее штата, а нынешний главный министр штата Баттачарджи входит в состав политбюро КПИ(м).

Западная Бенгалия с ее девяностомиллионным населением (учитывая беженцев из Бангладеш, Непала и Бирмы и переселенцев из других штатов Индии) исторически крупнейший промышленный центр Индии, Калькутта долгие десятилетия была столицей Британской Индии. И штат сейчас характеризуется высоким уровнем развития лёгкой, пищевой и тяжёлой промышленности, активно развиваются электротехническая, автомобильная и другие отрасли. Бассейн Ранигандж обеспечивает значительный уровень добычи каменного угля. На Западную Бенгалию приходится порядка 20% общеиндийского производства электроэнергии. Основная отрасль сельского хозяйства — выращивание риса, основной источник доходов агропромышленного комплекса — продажа джута и чая. Валовой внутренний продукт штата составил в 2004 году около 57 миллиардов долларов. Штат Западная Бенгалия получил одобрение от Дели на строительство атомной электростанции из четырёх энергоблоков с реакторами мощностью по 500 МВт.

В Западной Бенгалии более 30 лет (что является уникальным для индийских штатов) правительство формируется Левым фронтом под руководством Коммунистической партии Индии (марксистской), которая некогда сама была пропекинским крылом Коммунистической партии Индии, во время индийско-китайского вооруженного конфликта в 1964 году выступая под лозунгом «Мао — наш председатель» (на бенгальском и урду председатель и президент обозначаются одним словом). После смерти Мао Цзе Дуна и ареста «банды четырех» марксисты стали избегать иностранной поддержки и их политика стала в очень большой степени автономной.

К концу 1940-х — началу 1950-х годов ХХ века практически всё бенгальское население было вовлечено в коммунистическое движение. Эти успехи коммунистов можно объяснить тем, что столица штата Калькутта — один из экономических центров всей страны, и в штате наиболее активно протекали процессы развития капитализма. Однако калькуттские капиталисты были, как правило, небенгальцами, и поэтому бенгальская интеллигенция, оттесненная от власти хиндустаниязычной и мусульманской буржуазией, легко воспринимала идеи марксизма. Возник феномен так называемого бхадарлок-коммунизма («бхадарлок» на бенгали означает «уважаемый человек»). «Калькутта сороковых годов напоминала одно большое тайное общество: все интеллигенты спешили на какие-то секретные собрания, повсюду были устроены явки, в каждом приличном семействе считалось хорошим тоном пригласить на вечер какого-нибудь революционного гуру, на каждом шагу на улице можно было столкнуться с молодой женщиной-идеалисткой, судя по пламенному взору, несущей тайное послание для партийного руководства».

Фактически в Бенгалии, представляющей собой территорию с максимальной плотностью населения более 750 человек на 1 кв. км (при средней плотности в Индии 354 человека на 1 кв. км) складывалась революционная ситуация в результате аграрного кризиса, порожденного переходом от индустриально-аграрной или аграрно-индустриальной модели развития сельского хозяйства к чисто индустриальной, когда развитие экономики выбрасывает миллионы крестьян или фермеров в город, не обеспечивая их достаточным количеством рабочих мест, что создает огромную армию люмпен-пролетариата. В Западной Бенгалии коммунистам удалось повести за собой крестьянство.

Важно помнить, что в Индии положение квалифицированного городского рабочего, имеющего верный кусок хлеба, неизмеримо лучше, чем положение нищего, умирающего с голода крестьянина. Рабочая аристократия Калькутты, своего рода сливки трудящегося сословия, гордится своим относительно стабильным социальным положением, своими рабочими местами. 

Одержав победу на выборах в Западной Бенгалии в 1977 году, КПИ(м) расширила свой электорат, сосредоточенный ранее в городах, за счет сельских районов. Главной причиной успеха ЛФ в Западной Бенгалии была аграрная реформа —  перераспределение земли среди бедных крестьян. Крестьяне, получившие в собственность высшую ценность в этом обществе — землю из рук коммунистов, стали демонстрировать партии свою лояльность, ассоциировать себя с ней. В результате партия сумела остаться у власти в этом штате вплоть до настоящего времени. 

После прихода к власти в Западной Бенгалии коммунистов владельцы плантаций (джотедары), напуганные перспективой земельной реформы, обещанной новыми властями, начали сгонять издольщиков с обрабатываемых ими земель, опасаясь, что те выдвинут претензии на их земли. Несогласных просто убивали. Социальная напряженность достигла точки кипения. В каждой деревне были созданы крестьянские комитеты — фактически силы самообороны. Именем крестьянских комитетов начался захват земли, уничтожались земельные кадастры, отменялись долги ростовщикам, создавались органы революционной власти, выносились смертные приговоры джотедарам и представителям сельской буржуазии.

КПИ и КПИ(м) принялись поощрять крестьян к захвату земель. Коммунисты организовывали «марши бедноты» к земельным участкам, превышающим установленную в штате норму, а затем образцово-показательно распределяли эти угодья между безземельными. Министр внутренних дел правительства Джиоти Басу, по совместительству член Политбюро КПИ(м), отдал полиции строгий приказ не вмешиваться в трудовые конфликты и захваты земли, организованные по инициативе партий правящей коалиции. Повсюду в деревнях стали конфисковывать помещичье имущество, урожаи, повсеместно возникали «народные трибуналы» для расправы с классовыми врагами, создавались партизанские отряды. В итоге всех преобразований и ожесточенной борьбы бенгальские крестьяне получили землю.

Винтовка рождает власть

Индийских маоистов часто называют наксалитами по названию деревни Наксалбари в предгорьях Гималаев в округе Дарджилинг, знаменитом своим чаем, в Западной Бенгалии, население которой состояло в основном из племени санталов, представителей крестьянской касты адиваси, ставшей впоследствии социальным костяком наксалитского движения. Уже в середине пятидесятых годов ХХ века это место стало важным центром аграрных волнений.

Именно в Западной Бенгалии коммунисты, испытав сильное маоистское влияние, считали, что прямое крестьянское вооруженное восстание приведет к социализму. КПИ(м) раскололась, из нее выделилась Коммунистическая пария Индии (марксистско-ленинская), которая, в свою очередь, не смогла сохранить единство и распалась на большое количество вооруженных групп, ведущих вооруженную борьбу с правительством по образцу Народно-освободительной армии Китая. Мао Цзе Дун и его последователи (и независимо от них Че Гевара) полагали, что в полуколониальной или колониальной стране социальной базой революции является крестьянство, так как правящие режимы в городах располагают достаточной силой, чтобы обезвредить боевые организации пролетариата. Революционным вождем наксалитов был Чару Мазумдар, человек, давший наксалитам идеологию и почитаемый маоистами в Индии и Непале наравне со Сталиным и Мао.

Восстание наксалитов за земельный передел, в ходе которого более 300 тысяч акров земли было изъято у крупных землевладельцев и перераспределено среди сельской бедноты, быстро перешагнуло границы Западной Бенгалии и перекинулось на соседние штаты. Наиболее обширная освобожденная зона возникла в штате Андхра-Прадеш. Она включала в себя территорию площадью более 500 кв. миль, на которой было расположено более 300 деревень, и состояла из двух «красных районов», соединённых узким коридором. Решающую роль в крестьянском движении здесь играли племена джатана и савару. Партизанская война разгорелась также в Карнатаке, Андхра-Прадеше, Ориссе, Бихаре и других регионах Индии.

Хотя основные силы КПИ(м-л) были разгромлены в 1970-х годах силами центрального правительства при поддержке левых властей Западной Бенгалии, лозунги наксалитов в 1990-х годах были подхвачены в населенных малыми народами районах Андхра-Прадеша и в ряде округов Мадхья-Прадеша и Махараштры. На месте единой КПИ(м-л) возникла почти сотня мелких наксалитских группировок. Почти в каждом освобождённом районе был создан свой ЦК. Неоднократные попытки вновь объединить хотя бы основные течения наксалитизма в единую партию положительного эффекта не дали.

Только начиная с 1993 года борьба наксалитов обрела второе дыхание. Ведущие фракции КПИ(м-л) сумели договориться о координации боевых действий, защите арестованных наксалитов в суде, обмене боеприпасами и медикаментами. Был установлен контакт с другими ненаксалитскими повстанческими движениями, такими как Социалистический совет Нагаленда и Объединённый фронт освобождения Ассама, непальскими маоистами, Тиграми освобождения Тамил Илама. И сегодня в штатах Бихар, Джаркханд, Чхаттисгарх, Махараштра и Андхра-Прадеш существуют контролируемые революционерами территории.

В Индии есть три основных типа маоистских организаций. С одной стороны, есть группы, либо уже ведущие вооружённую борьбу, либо поддерживающие идею участия в вооружённой борьбе немедленно или после кратких приготовлений. С другой стороны — группы, которые отказались от идеи народной войны и сосредоточились на борьбе легальным, парламентским путем. Наиболее заметна среди этих групп Коммунистическая партия Индии (марксистско-ленинская) «Освобождение» (названа так же, как и центральный орган партии, еженедельная газета «Освобождение»).  

Между ними находится большая группа промежуточных организаций, многие из которых придерживаются того, что называется «революционной линией масс» или «линией масс Мао». Большинство этих групп поддерживают народную войну в определенные моменты, но считают, что для неё ещё не созрели объективные и субъективные условия, по меньшей мере, в большей части страны. К группам «линии масс» принадлежат: Реорганизационный центр компартии (м-л), КПИ(м-л) «Новая демократия», КПИ(м-л) «Красное знамя» и др.

Коммунистическая партия Индии (маоистская) была создана в 2004 году в результате слияния основанной в 1980 году боевой фракции КПИ(м-л) «Народная война» и существующего с 1969 года Маоистского координационного коммунистического центра (Индия). «Народная война» вела партизанскую борьбу во многих штатах, но особенно сильной была в штате Андхра-Прадеш с 54 «лесными отрядами» —  даламами (ещё 12 действовало в Мадхья-Прадеш, Махараштре, Чхаттисгархе, Бихаре, Джаркханде, Уттар-Прадеш, Карнатаке, Тамилнаду, Ориссе и Керале). По данным полиции, в ней состояло помимо «более 5000 легальных активистов», 1100 полноправных «подпольных кадров», из которых женщины составляют 30%. Каждый из даламов  включает 9-12 членов. По сведениям полиции Андхра-Прадеш, эта группа на пике своей деятельности в 1997 году имела 74 далама.

Эта группа проводит периодические военные тренировки, включая выработку навыков ведения войны в джунглях. За годы её кадры преуспели в повстанческих техниках вроде закладывания мин и нападений из засады. Арсенал включает тысячи автоматов АК-47, пистолетов, двуствольных и одноствольных ружей. Несколько сот политических лидеров из правящих Партии Телугу Десам Парти, Конгресса, БДП, КПИ и КПИ(м), а также много зажиточных землевладельцев, торговцев, ростовщиков, просто представителей высших каст было убито маоистами за последние 10 лет.

Никогда не входящий в КПИ(м-л) Маоистский коммунистический центр (Индия) вел вооружённую борьбу в основном в Бихаре и Джаркханде.

Маоисты превратили Джаркханд, холмистый район, бывший частью Бихара, а теперь отдельный штат, в Лалкханд (Лал означает «красный»). Основой их тактики стала поддержка отсталых племен — коренных народов, традиционно находящихся вне индийского общества с его кастовой системой и живущих в труднодоступных местах. КПИ (маоистская) находится в перманентном состоянии войны с бригадами сельской самообороны Ранвир Сена. Всего маоисты насчитывают, по их данным, 40 тысяч сторонников.

Считается, что финансирование деятельности маоистов осуществляется пожертвованиями подрядчиков, торговцев, бизнесменов, специалистов вроде докторов, адвокатов, бухгалтеров и даже правительственных чиновников, достигающими сотен миллионов рупий, которые буржуазные СМИ часто называют рэкетом.

Напротив, отказавшаяся от вооружённой борьбы в 1970-х КПИ(м-л) «Освобождение» (Liberation) сосредоточена на экономической борьбе и парламентской деятельности. Она, будучи крупнейшей группой КПИ(м-л) (несколько десятков тысяч членов партии, около 250 тысяч кандидатов), претендует быть главным продолжателем исходной КПИ(м-л). Она влилась в действующую избирательную систему и годами заявляет о своём дистанцировании от леваческого насилия. Она действует во многих штатах, включая Ассам, Западную Бенгалию  и Бихар.

КПИ(м-л) «Освобождение» руководит пятью массовыми организациями — Всеиндийской студенческой ассоциацией, крестьянской организацией Бихар Прадеш Касан Сабха, Всеиндийским координационным комитетом профсоюзов, Всеиндийской прогрессивной женской ассоциацией и Джан Санскритик Манч.

Кроме КПИ(м) Левый фронт на национальном уровне включает Коммунистическую партию Индии (марксистскую) — КПИ (м), Коммунистическую партию Индии (КПИ), Всеиндийский передовой блок (All-India Forward Block), чьим символом является красное знамя с серпом и молотом, поверх которого прыгает золотой тигр, и Революционную социалистическую партию.

После провала коммунистического наксалитского восстания 1971 года в Калькутте, когда помимо прочего началась вендетта между двумя частями расколовшейся Коммунистической партии Индии (марксистской) — собственно КПИ(м) и Коммунистической партии Индии (марксистско-ленинской), Левый фронт вернулся к власти в 1977 году. Очевидно, была достигнута секретная договоренность, что КПИ (марксистская) управляет Бенгалией, но дает повстанцам фактическую возможность создавать лагеря на территории штата, за это повстанцы обещали не вести вооруженную борьбу на территории Западной Бенгалии, используя эти лагеря лишь для подготовки, перегруппировки, отдыха и лечения, ведя борьбу с помещиками и кулачьем в других штатах Индии.

Правительство коммунистов столкнулось с необходимостью проводить индустриализацию. Но крестьяне, протестуя против строительства в штате крупных промышленных объектов и обязательного выкупа земли под них, организовали советы и создали освобожденные районы, изгнав силы армии, полиции, гражданскую администрацию, а заодно и партийные организации (вместе с членами семей). После некоторых колебаний маоисты примкнули к повстанцам...

Лалгарх

Лалгарх — бедный регион, значительную часть населения которого составляют отсталые племена язычников, отличающихся от большинства населения, представленного индуистами и мусульманами. Племена в принципе находятся вне кастовой системы. Земли в регионе Лалгарха — богарные, в основном засушливые, мало поддающиеся искусственному орошению. Около 6900 деревень были определены в качестве «наиболее отсталых районов». Исторически племена традиционно являлись сторонниками левых. Программы развития племенных регионов получают значительное  финансирование от властей штата, но сталкиваются со сложностями согласования с племенными вождями. Правительство тем не менее пытается уделять специальное внимание ирригации, строительству дорог, распространению кукурузы как наиболее экономически эффективной культуры.

В Лалгархе коммунистам пришлось вести очень тонкую политику, чтобы избежать повторения событий в Нандиграме, когда 14 марта  2007 года 14 человек погибли после ввода полицейских сил в район для восстановления деятельности органов государственной власти.

В Нандиграме власти пытались организовать строительство крупного химического комбината, для чего попытались провести кампанию выкупа участков земли у крестьян, получивших наделы в ходе проведенной правительством Левого фронта аграрной реформы, и племен. Агитация, основанная на распространенной провокационной информации о насильственном изъятии земли для химического центра, превратилась в кровавую клановую войну, вендетту между сторонниками КПИ (марксистской) с одной стороны и Комитетом по сопротивлению выселению с земель, созданным оппозиционной партией Тринамул конгресс, группировками маоистов, Центром социалистического единства Индии и вообще всеми политическими силами Западной Бенгалии кроме партий Левого фронта, с другой.

Как в Нандиграме, так и в Лалгархе антикоммунистические  агитаторы категорически отказывались даже вступать в диалог с правительством штата, которое, опираясь в течение трети столетия на массовую поддержку крестьянства, категорически отказывалось применять полицию, напрасно надеясь на достижение компромисса с противниками.

Пользуясь бездействием полиции, PCPA и маоисты начали убивать лидеров и сторонников КПИ (марксистской), провели программу  систематического уничтожения местных организаций и комитетов КПИ (марксистской), их помещений, полицейских участков в попытке создать параллельную систему власти — народную администрацию в этом регионе. Всего в той или иной мере 18 полицейских участков пострадало от деятельности маоистов в западной части Западной Бенгалии. Более 3000 семей (30000 жителей) бежали и жили либо у родственников и друзей в разных деревнях, либо были размещены в лагерях за пределами района. Правительство штата оказывало каждой семье помощь 6 килограммами риса в месяц и питьевой водой. Многие оставили свои деревни, потому что считали, что Народный комитет против зверств полиции (PCPA) и маоисты будут использовать их в качестве живого щита.

Вместе с тем следует проводить различия между Нандиграмом и Лалгархом. В первом конфликт по сути носит политический характер. В Лалгархе же Коммунистической партии Индии (маоистской) удалось придать ему социальный характер. Фактически началась антикоммунистическая крестьянская война — махновщина. К тому же некоторые фракции Джаркхандской партии, участвовавшие в восстании, придали ему сепаратистский характер на том основании, что, по их мнению, населенный преимущественно отсталыми племенами Лалгарх вместе с рядом других регионов Бенгалии и Бихара должен войти в состав недавно образованного соседнего штата Джаркханд. Руководители КПИ (марксистской) утверждали, что одни и те же люди днем ведут легальную работу в составе Джаркхандской партии, а по ночам с оружием в руках ведут борьбу в рядах маоистов.

Несколько месяцев коммунистическое правительство Западной Бенгалии отказывалось от применения силы. В Индии полиция подчиняется правительствам штатов, а центральная власть располагает так называемыми полицейскими силами центрального резерва, в которые входит и аналог российского СОБРа — батальон «Кобра» (Combat Battalion for Resolute Action — Cobra).

Этот батальон и был послан в Западную Бенгалию в середине июня после очередной волны насилия между сторонниками  PCPA и КПИ (маркистской). Похищение и убийство пятидесятилетнего коммуниста Салку Сорена стало продолжением маоистской программы уничтожения лидеров и членов КПИ (маркистской). 14 июня маоисты взяли под свой контроль город Дхармапур. Было убито еще три коммуниста и один сторонник PCPA. Правительство штата, пытаясь не допустить гражданской войны, приняло решение отвести из Дхармапура свои полицейские силы, и тут же начались массовые погромы не только в самом городе, но и в соседних поселках Белатикри, Коима и Рамгарх. Воодушевляемая маоистами толпа, состоящая преимущественно из представителей отсталых племен, сжигала полицейские участки, офисы КПИ (марксистской). Был разрушен до основания дом, принадлежащий семье зонального секретаря КПИ (марксистской) Ануджа Пандея.

Организацию разгрома КПИ (марксистской) осуществлял один из руководителей КПИ (маоистской) по прозвищу Бикаш, который всюду демонстративно ходил с АК-47 через плечо, признавая, что главной его целью является «расширение освобожденных районов». На самом деле захват Дхармапура был крупным военно-политическим успехом повстанцев, поскольку крупнейшая организация КПИ (марксистской), служившая базой организационной работы коммунистов во всем довольно большом районе, располагалась именно там.

15 июня в столице Западной Бенгалии Калькутте полицией были захвачены шестеро членов PCPA — боевиков из Лалгарха, а также крупная партия оружия и боеприпасов.

После захвата Дхармапура маоисты продолжили хладнокровные систематические расправы над лидерами и членами КПИ (марксистской). 17 июня мотоциклисты расстреляли трех коммунистов в Джаргарме в 40 километрах от Лалгарха, возглавлявших сопротивление маоистам в своей деревне, и похитили еще четверых, чьи тела были найдены на следующий день. Всего, начиная с ноября прошлого года, 26 руководителей и работников КПИ (марксистской) в регионе и вокруг него были убиты маоистами и PCPA.

Маоисты провозгласили следующей целью «освобождение» Кешпура и Гарбеты, где семьи членов Тринамул Конгресса и КПИ (марксистской) много лет ведут вендетту друг против  друга.

Атака

18 июня пять рот Кобры, две роты вооруженных полицейских и одна рота пограничных сил безопасности начали операцию по восстановлению порядка (блокирование осуществляли специально выделенные подразделения). Вдоль их маршрута полицейским приходилось разбирать завалы из вырубленных деревьев и другие препятствия. На самом деле религия язычников из окрестных племен категорически запрещает вырубку лесов, служащих жильем для духов предков и предметами религиозного поклонения, так что это выглядит очень странно.

Две тысячи человек сформировали «живые цепочки» для препятствия продвижению полиции, которой пришлось применить слезоточивый газ.

Находившиеся в резерве вертолеты индийских ВВС разбрасывали листовки в деревнях, куда вступали полицейские, с призывами к населению не сотрудничать с маоистами.

На следующий день маоисты нанесли ответный удар, вновь захватив районы, которые они потеряли накануне. Самодельными взрывными устройствами были подорваны мосты, по которым двигались полицейские, вдоль дорог тоже устанавливались мины.

Крупномасштабный обмен огнем между Коброй и маоистами проходил в разных местах. Коммандос из элитных частей Кобры, которые были с момента её основания непосредственно предназначены для борьбы с маоистами, начали прочесывать близлежащие леса.

Убедившись в военном превосходстве противника, маоисты начали говорить о диалоге. «Если правительство штата хочет говорить с народом Лалгарха, то им придется отозвать силы безопасности. Главный министр должен пойти на Дадлилпур Чак и поговорить с народом там, вместо танцев под дудку премьер-министра или министра внутренних дел Индии», — заявил в интервью местному телеканалу член Политбюро КПИ (маоистской), ответственный за операции в Западной Бенгалии, Джаркханде и Ориссе Котесвар Рао (Кишенджи). Однако правительство штата исключило какие-либо переговоры. «Как может правительство провести переговоры с теми, кто убивает ни в чем не повинных людей?» — заявил на пресс-конференции главный государственный секретарь Ашок Мохан Чакраборти.

В ответ маоисты объявили 48-часовую всеобщую забастовку 22 июня, жизнь в прилегающих районах остановилась. Одновременно и Кишенджи и Бикаш, предчувствуя начало силовой операции, скрылись из Западной Бенгалии в Джаркханд. 22 июня центральное правительство Индии постановило включить КПИ (маоистскую) в список организаций, запрещенных в соответствии с Законом о  предотвращении противоправной деятельности (Unlawful Activities (Prevention Act).

И здесь происходит неожиданное — Левый фронт во главе с коммунистами опубликовал заявление против запрета маоистов, настаивая на решении проблемы в политическом и социальном, а не силовом аспекте. Лидеры марксистов заявили, что повстанцев невозможно победить полицейскими мерами. Буддахдеб заметил: «Это решение центрального правительства, которое будет применяться во всех штатах. Мы просто не можем отказаться его исполнять».

Однако решение о том, как и когда применять этот закон, остается на усмотрении властей штата. Коммунистическое правительство Западной Бенгалии заявило, что оно будет вынуждено исполнять решение правительства страны. В тот же день в Калькутте был арестован Гур Чакраборти — пресс-секретарь полулегальной КПИ (маоистской). Идеи маоистов должны быть отторгнуты населением, но для защиты жизни простых людей Лалгарха и обеспечения нормальной жизни в регионе власти должны принять необходимые меры по пресечению насилия маоистов.

То, что решение Левого фронта не запрещать маоистскую организацию состоялось, а в тот же день несколько часов спустя министр внутренних дел Индии Чидамбарам запретил КПИ (маоистскую), привело к тому, что начались толки о различных подходах КПИ (марксистской), правительства Левого фронта и центрального правительства Индии к решению проблемы маоистов.

Позиция бенгальских коммунистов ясна. Можно запретить одну организацию, но убежденные в своей правоте люди тут же организуют другую под другим именем, и продолжат свою деятельность. Маоистская  деятельность не может быть остановлена лишь запретами. Задача коммунистического правительства, опирающегося на базовый постулат левой политики «Слева врагов нет!», — превратить массовую поддержку вооруженной борьбы маоистов в организацию, ведущую борьбу легальным путем, подобно тому как КПИ (маркистско-ленинская) «Освобождение» приняла решение отказаться от вооруженной борьбы и участвует в выборах. Пока КПИ (маоистская) отказалась это сделать, и это должно быть донесено до народа.

Кроме того, маоисты не допускают осуществления некоторых базовых программ развития в этом районе, таких как строительство дорог для соединения района с остальной частью штата. Даже когда фонды были выделены местному самоуправлению на ирригационные работы (создание системы прудов), маоисты не позволили их реализовать.

Иными словами, PCPA и маоисты, которые говорят о том, что нынешняя ситуация фактической гражданской войны обусловлена недостаточным  развитием этих регионов, на практике препятствуют развитию и прогрессу. В своих собственных узкопонятых политических целях они хотят продолжать держать народ в нищете, но не позволить коммунистам получить политические бонусы от программ развития.

К 25 июня вооруженное сопротивление в целом было подавлено. Коммунистическому правительству Западной Бенгалии осталась главная задача — вернуть доверие племен Лалгарха. Пока же социальная напряженность, существовавшая в индийской деревне, сохраняется и сейчас, вырабатывая ежедневно новые угрозы социального взрыва.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.4 (14 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Индия всегда была под Англией, сейчас уходит под Америку. Возможно с этим связаны такие джихады. Интересно, кто из участников выступает от Англии, а кто от США.

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...