"Эта Нога кого надо Нога", или "Show Must Gaon"

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Мне тут на прошлой неделе предложили написать статью - причём как можно быстрее, чтобы «информационный повод не протух». Однако, приглядевшись к теме, я не смог сдержать саркастическую улыбку. Речь шла о швейцарской (или как правильно: швейцарскоговорящей?) фирме «Noga», кошмарящей государство Расейское вот уже скоро 17 лет. Неужели этот повод ещё НЕ протух?? А вот поди ж ты..!

Сначала - для тех, кто запамятовал - пару слов о том, как наша страна в этот анал... истории угодила. В апреле 1991 г., на самом пике перестроечных дефицитов, российское правительство договорилось с женевским бизнесменом суданско-еврейского происхождения Ниссимом Гаоном - создателем и основным владельцем фирмы «Нога трейдинг СА» - о кредите на $500 млн. для закупки продовольствия и товаров народного потребления. Точнее, тушенку с колготками предприимчивый швейцарец на эти деньги закупал сам - у себя же, как нетрудно догадаться. Плюс к чему с каждой сделки брал 33 % комиссионных. Россия по кредиту должна была расплачиваться поставками нефтепродуктов - причём, по специальному графику, составленному таким забавным образом, что все расчёты почему-то производились именно в тот момент, когда цены на нефть резко шли вниз... Понятно, что под столь выгодный бизнес Гаон кредитную линию неоднократно расширял, и к концу 1992 г. общая её сумма почти утроилась, достигнув почти полутора миллиардов ($1426 млн.)!

В декабре 1992 г. мы попытались из невыгодного соглашения выйти - само собой, не расплатившись за последнюю партию товара на сумму порядка $300 млн. Образовавшуюся задолженность перед «Ногой» было предложено реструктурировать: 10 % заплатить сразу, а остальные - по мере возможности. И Ниссим Гаон вроде бы даже на это согласился. Однако, то ли В. С. Черномырдин - он как раз тогда занял премьерское кресло - неточно представлял себе значение сложного слова «реструктуризация», то ли просто посчитал, что жадному швейцарину и 30 млн. баксов за глаза хватит - но, так или иначе, после первого транша российская сторона сочла инцидент исчерпанным, а себя от всяких обязательств перед «Ногой» и её хозяином полностью свободной.

Но не тут-то было! В своё время контракт с Ниссимом Гаоном был заключён таким образом, что Россия в его рамках выступала не как суверенное публично-правовое образование, но как обычная «договорная сторона», отвечающая по своим обязательствам всем имуществом. И вооружившись решениями нескольких судов: Люксембургского (1993), Стокгольмского Арбитражного (заседавшего в 1997 г. почему-то в Нью-Йорке), Нью-йоркского (2001) и так, по мелочи - мстительный Гаон бросился преследовать российское имущество «на земле, на воде и в воздухе». То счета какие-нибудь в Цюрихе (1993) или Париже (2000, 2001) заблокирует, то парусник «Седов» со всей командой пухлощёких гардемаринов во французском Бресте арестует (2000), то последние разработки КБ Яковлева и Сухого прямо на авиасалоне в Ле-Бурже попытается на торги выставить (2001), то у Путина погрозит самолёт отобрать, то на картины Дега с Матиссом из собрания Пушкинского музея на выставке в «родной» Швейцарии лапу наложит (2005).

Правда, никакой практической пользы вся эта суетливая активность владельцу «Ноги» так до сих пор и не принесла: в ответ на жалобы российской стороны европейская Фемида всякий раз с чисто женской непоследовательностью снимала арест с ею же замороженных банковских счетов и прочих богатств. А между тем адвокаты и прочие шакалы юстиции за 15 лет успели стрясти с Ниссима Гаона не много - не мало $40 млн.

Однако российской стороне затянувшиеся разбирательства с женевским родичем Шейлока тоже выходили боком: помимо неизбежных - и по слухам вдвое больших, чем у оппонента - накладных расходов, «Действия Noga» - выражаясь сухим языком заявления Минфина от 27 мая 2008 года - «нанесли ущерб деловой репутации и экономическим интересам» нашей страны.

За последние годы российские чиновники разной степени уполномоченности уже несколько раз заявляли, что конфликт с зарвавшейся конечностью «окончательно» урегулирован. Вот и на прошлой неделе - аккурат в пятницу 23 января - на сайте Минфина РФ появилась победная реляция: жадный швейцарец больше не сможет донимать Россию своими исками - по крайней мере, не в своей родной альпийской республике. Верховный (Федеральный) суд этой страны окончательно и бесповоротно отклонил попытку Гаона обжаловать решение нижестоящего суда, признавшего всякие претензии его фирмы к России беспочвенными.

Торжество Минфина понятно: наконец-то удалось разблокировать $260 млн., замороженных в Цюрихе ещё в 1993 г., по иску, выигранному «Ногой» в Люксембурге. Однако, с чего наши чиновники так уверены, что в тяжбе с Гаоном действительно поставлена последняя точка? Вот ведь ещё в 2006 г. некто Александр Коган - американский бизнесмен российского происхождения - выкупил за $68 млн. все права на требования «Ноги» к своему бывшему отечеству у 2-х французских и 2-х швейцарских банков: BNP Paribas, Credit Lyonnais, Banque Cantonal de Geneve и ещё какой-то. (Да-да! В погоне за российскими парусниками и полотнами французских импрессионистов Ниссим Гаон обанкротился, и все его претензии отписали на себя кредиторы). Своё ценное приобретение сентиментальный меценат немедленно и почти даром - всего за какие-то жалкие $115 млн. - переуступил Минфину РФ. На всякий случай наши даже «пробили» эту сделку через арбитражный суд при Международной торговой палате в Париже, постановивший 5 июня 2007 г., что любые попытки «Ноги» преследовать российские активы являются необоснованными. Однако и это «окончательное» решение не помешало очередному суду - французскому же! - арестовать в январе 2008 г. на парижских счетах ЦБ РФ, Росатома, Рособоронэкспорта и прочих фирм с грозными названиями всё те же $68 млн. И разблокировать их удалось не раньше мая прошлого года (в связи с чем - думаю, и сами догадываетесь). Действительно, что такого «козырного» в постановлении Федерального суда Швейцарии, что за пределами этой страны оно должно перевесить аналогичные акты судов Люксембургского, Стокгольмского - да мало ли ещё красивых городов в Европе и по всему миру?... Тем более, юридическое поле устроено так хитро, что стоит «Ноге» несколько скорректировать предмет и основания иска, и всю судебную карусель можно закрутить по новой даже в самой альпийской республике.

Впрочем, подобные тяжкие сомнения младших братьев цюрихских гномов из нашего Минфина, похоже, не посещают. Компетентность российской стороны в тяжбе с «Ногой» вообще порой умиляет. Вот дословная цитата из нашего эксперта-юриста: «... стадии оспаривания прошли все инстанции вплоть до Федерального суда, который, вероятно, является высшим судом по такой категории споров в Швейцарии».

Ау! Вы хоть организацию судебной власти в Швейцарии уточнить не поленились?! Всякое может быть... Тот же Минфин, комментируя свою победу над «Ногой», ссылается на информацию, опубликованную на сайте швейцарского Федерального суда от 22 января 2009 г. Однако совершенно точно известно, что само решение по апелляции Гаона и его фирмы было принято этим судом 9 декабря 2008 г. Получается, наших на этом заседании не было?!

Короче, дело «Ноги» против России удручало меня всё больше и больше. Прежде всего, потому, что я решительно не мог понять, что из всего этого можно выжать интересного? Опять - в который уже раз - попенять, какие плохие договоры назаключали в своё время наши паладины свободного рынка, наскоро перешитые из профессоров марксистко-ленинской схоластики? Погрозить кому-то пальчиком и повздыхать, как плохо быть слабым и бедным - и как хорошо богатым и сильным? (Попробовал бы кто-нибудь американские счета заблокировать!) Банально... Обсосать подробности? Что-нибудь вроде того, как в Ле-Бурже мужественные французские военные отстаивали честь мундира: отогнали наши самолёты на закрытую стоянку и чуть не пинками прогнали оттуда своих же приставов? Мелко всё это! Намекнуть невзначай, что неплохо бы кракелюры на картинах из Пушкинского музея пересчитать? А вдруг швейцарцы их подменили? ... Отдаёт паранойей.

Думал я даже грешным делом за колоритную личность Ниссима Гаона зацепиться. Вот ведь пишут же в его официальной биографии (жутко безграмотная вещь, явный роботоперевод с французского на английский), мол тысяча-девятьсот-лохматого года (1922) рождения, сын турецкоподданного - может быть даже самого Остапа Бендера! - уроженец не то экзотического Хартума, не то Саудовской Аравии (а она была в 1922 г.?); участник 2-ой Мировой - капитан британской разведки; крупный деятель сионистского движения - вроде бы его даже в президенты Израиля звали! - бессменный глава всемирного конгресса евреев-сефардов; почётный ректор и председатель попечительского совета крупного израильского университета; меценат и бизнесмен - король хлопка, арахиса, крокодиловой кожи и чего-то там ещё... А фамилия одна чего стоит! Гаонами во времена Гарун аль-Рашида называли глав 2-х каких-то страшно великих еврейских академий, написавших - ну или сильно отредактировавших - Талмуд. Причём они на полном серьёзе поделили между собой весь мир - по крайней мере, всю еврейскую диаспору. Короче, сионский мудрец да и только!

Однако при ближайшем рассмотрении образ великого комбинатора начал быстро рассыпаться. Во время войны, как оказалось, наш новый Лоуренс Аравийский служил по интендантской части - на тыловой базе где-то на Красном море, куда его пристроил отец, британский губернатор Порт-Судана. А на свою принадлежность к разведке Ниссим Гаон впервые намекнул после того, как в ходе интервью что-то крупно напутал про Эль-Аламейн (пришлось закруглить беседу: мол, про свои истинные подвиги время рассказывать ещё не пришло). «Всемирный конгресс» на поверку оказался клубом старых маразматиков - что-то вроде ролевой игры с этническим колоритом - а «крупный израильский университет» - дырой, громко названным педулищем.

Как предприниматель Ниссим Гаон тоже был, что называется, звёзд с неба не хватал: отцовский бизнес по экспорту хлопка из Судана развалил меньше чем за год; в Женеву с малой родины сбежал, не желая утруждать молодое правительство Абдуллы Халиля подробностями своих финансовых с ним взаимоотношений. Вообще, в дальнейшем создатель «Ноги» специализировался на посреднических операциях с режимами, с которыми все остальные напрямую иметь дело брезговали. И надо сказать - всякий раз расставался со всеми бывшими своими партнёрами с громким скандалом и виртуальным битьём посуды. Кстати, на сделку с российским правительством Ниссим Гаон тоже пошёл по соображениям, далёким от чистой коммерции. Двумя годами ранее его фирму крупно «кинули» власти СССР: взяли кредит под крымские помидоры, но расплачиваться по нему отказались, сославшись на форс-мажор. (Горбачёв не любит Ельцина? Этим надо воспользоваться!) А тут ещё сын и младший партнёр Давид Гаон поставил семейный бизнес на грань банкротства своими операциями в Аргентине... Чем всё это кончилось, мы уже знаем. Короче, не сионский мудрец, а сплошное лохобоище. Да ещё внешне - один в один Зиновий Гердт в роли Паниковского. Нет! Это герой не моего романа...

Совсем я было приуныл и уже хотел от отчаяния погрузиться в беспонтовые инсинуации, что вот, мол, всплеск активности «Ноги» в 2000 г. совпал с приходом к власти Путина (типа Запад насторожился), а потом мы стали помогать американцам в Афганистане, и все иски остались без движения, а потом ... И тут меня осенило!

Все, кто бы ни писал про тяжбу России с «Ногой», в один голос утверждают, что главная ошибка наша заключалась в формате договора: мол, зря мы его заключили без посредников, не подстраховались суверенным иммунитетом - не пришлось бы теперь нашей стране, как простому юрлицу, отвечать всем своим имуществом. Однако, какой суверенитет мог быть у России в апреле 1991 г.?! Бумажку какую-то мы там подписали, суверенной державой себя объявили? Так ведь и Каракалпакия с Тувой то же самое сделали - кто теперь об этом помнит? Кто тогда всерьез к этому отнёсся? ... Собственно, необходимость в Гаоне с его «Ногой» возникла именно потому, что с точки зрения международного права Россия до декабря 1991 г. - ну уж точно до 19 августа - была РэСэФэСэРэ, т. е. не более, чем регионом - пусть и очень большим - «Союза нерушимого». Своих денег не печатала и налогов не собирала. Так что ни один солидный банк непосредственно с Россией - без гарантий союзного правительства - дела иметь не хотел. Когда 2 января 1991 г. вопрос о закупке ширпотреба и продуктов питания на Западе был поставлен в правительстве Силаева впервые, предполагалось, что такие гарантии будут: от имени СССР их должен был дать «Внешторгбанк». Однако Кремль содействовать сделке не стал: уж больно подозрительно «популистский» кредит совпадал по времени с выборами первого российского президента, назначенными на июнь того же, 1991 г. В самом деле, зачем бы Горбачеву финансировать избирательную кампанию Ельцина? ... И вот тут-то и появился Гаон.

Кстати, а на что он рассчитывал? Каким таким имуществом реально могла перед ним в случае чего ответить Россия? Или оборотистый швейцарец уже в апреле 1991 г. знал, что через 4 месяца в Москве будет «путч», Союз развалится и его партнёры по мазутно-пряничному бизнесу вдруг окажутся богатыми наследниками? Откуда?! Вопрос может показаться риторическим, однако ответ на него есть, и весьма конкретный ...

Разнообразные перегибы и ляпы - вроде сделки с «Ногой» - имевшие место в первые годы российской «независимости», снисходительные комментаторы любят относить насчёт «неопытности» реформаторов гайдаровского призыва. И совершенно напрасно. Ведь борцов за торжество рыночной экономики, окружавших Ельцина - как бы мы с вами сейчас ни оценивали их профпригодность - вплоть до 1994 года корректно рассматривать как простые орудия, проводников реформ. Мозгом которых была команда западных консультантов во главе с Джеффри Саксом. Именно эти люди - увешанные степенями докторов всех возможных и невозможных наук, в. ч. и международного права - должны были указать «гайдаровцам» на подводные камни проводимой ими политики. В том числе и сделки с «Ногой» - кстати, для верности перезаключённой после формального распада Союза. Теперь попробуйте угадать, кто ещё в 1989 г. познакомил Егора Гайдара и Александра Шохина с Андресом Аслундом - тогда шведским дипломатом, а вскоре видным участником «команды Сакса»? Правильно - Ниссим Гаон!

Неожиданное появление в истории с «Ногой» Александра Шохина не должно вас удивлять. Дело в том, что именно этот человек - едва ли не на собственный страх и риск - подписал в Ванкувере от имени России документ, сделавший её единоличным преемником всех активов и обязательств бывшего СССР. И было это 3 апреля 1993 г. До этого момента наша доля в советском наследстве была почти столь же неочевидна, как и в январе - апреле 1991 г. Ещё 4 декабря 1991 года 8 бывших братских республик подписали договор, согласно которому они признавали себя правопреемниками по активам и внешнему долгу СССР и принимали на себя обязательства погасить этот долг в согласованных долях. В течение всего 1992 года к этой схеме склонялись и многие крупные кредиторы бывшего Союза, и если верить Шохину, он едва ли не единолично продавил исключительную ответственность России. Дав тем самым реальное обеспечение будущим искам Гаона. Причём post factum, когда отношения со швейцарской фирмой были уже разорваны.

Всё это можно было бы счесть простым и даже досадным совпадением. Однако именно Александр Шохин сначала пролоббировал идею реструктуризации задолженности перед «Ногой» - тем самым формально признав её наличие - а затем убедил Черномырдина контракт с Гаоном разорвать и больше ему ничего не платить. Чем неоднократно хвастался - как в письменной форме, так и устно.

Я клоню к тому что, похоже, вся афёра с «Ногой» строилась именно на том, что Россия не станет «цивилизованно» погашать кредит - создав тем самым основания для подачи исков, посредством которых можно будет отрезать какие угодно сочные куски от имеющего вскорости образоваться богатого советского наследства. Надо сказать, что в начале 90-х последнее представлялось неким кладом Нибелунгов.

Во-первых, Союз сам был крупным кредитором - ему к 1991 г. были должны по кругу что-то ок. $160 млрд. И хотя все они почему-то считались «безнадежными», однако в большинстве своём висели на странах потенциально очень даже платёжеспособных: таких, как Ангола, с её крупнейшими в мире запасами алмазов, на нефтегазовых клондайках типа Алжира, Ливии или Ирака, наконец, Гане с её высоколиквидным какао... Выкупить эти долги можно за копейки, а потом, да если с умом взяться! ...

Во-вторых, многих тогда интересовала тема «золота партии» - точнее неких колоссальных секретных, либо «спящих» зарубежных счетах, замыкавшихся - или могущих быть замкнутыми - на советское - а, следовательно, и российское - государства. Размеры этих активов в начале 90-х оценивались в пределах от 50 до 100 и даже 150 млрд. долларов. Delirium? А вот уже не раз упомянутый нами Егор Тимурович Гайдар так не считал. И 23 марта 1992 г. нанял - на средства из резервного валютного фонда страны - американскую детективную фирму «Кролл Ассошиэтс инк.» - именно для поиска таких активов. «Пинкертонов» он потом, понятно, на последний транш тоже «кинул». Но списочек счетов получил - в начале 1993 г., аккурат под разрыв контракта с «Ногой». Мы к этому списку ещё вернёмся ...

Мне могут возразить: да куда там «Ноге» со своим чахоточным иском на 68 млн. на весь государственный долг России замахиваться? Однако при ближайшем рассмотрении претензии швейцарской фирмы оказались как бы «телескопическими». Действительно, ни один суд за «Ногой» прав требования более, чем на $110 млн. не признавал. То есть, пока не признавал. Сам-то Гаон свои претензии к РФ оценил сначала в $300 млн., потом постепенно догнал их до $500 млн., потом до $680 млн. и наконец, чуть больше года назад извлёк из рукава бумажку - датированную почему-то 2002 г. - где некий швейцарский адвокат Мартин Шварц от имени РФ признавал долг перед «Ногой» аж в $800 млн. + проценты, что сумме давало искомые $1,5 млрд. без копеек. Именно этот «документ» признал в 2007 г. ничтожным международный арбитраж в Париже. Что, как мы помним, не помешало французам полгода спустя возобновить исполнительное производство по «долгу».

Однако теоретически и 1,5 млрд. - не предел того, что можно стребовать с России по гаоновым бумажкам. Помните самые первые счета, арестованные по иску «Ноги»? Ну в 1993 г., по решению люксембургского суда? Тогда в самом Великом герцогстве заморозили $60 млн. - на сумму в которые местная Фемида оценила обязательства России перед «Ногой». И ещё $260 млн. тогда же «зависли» в Швейцарии - т. е. изначальные претензии Гаона минус $30 млн., выплаченных ему в рамках черномырдинской «реструктуризации». Догадываетесь, к чему я клоню? Ведь иск-то можно не в одной стране подать - точнее, если быть юридически точными, несколько разных исков по близким, но нетождественным основаниям. И тогда в разных банках можно на длительный срок - как мы убедились даже на 15 лет - заморозить не полтора, а три, шесть, словом, много миллиардов...

Вы спросите, а какая от всего этого выгода Гаону? Да никакой! Он, скорее всего, с самого начала был не при делах. Точнее, исполнял привычную для себя роль посредника. Или подставного лица. Зицпредседателя, короче, выражаясь языком Ильфа и Петрова. И понял я это, когда узнал две вещи:

1. кто должен был изначально со стороны Запада гарантировать кредит российскому правительству в 1991 г., пока «Внешторгбанк» не отказался от участия в сделке - BNP Paribas

2. на чьих счетах в 1993 г. зависли российские активы - Banque Cantonal de Geneve.

Да-да! Те самые, что продали Александру Когану гаоновы права требования! ... Причём в последнем случае под арест угодили именно те счета, которые фигурировали в ... списке Кролла, поданном Гайдару!

Окончательно всё стало ясно, когда оказалось, что «Нога» обанкротилась не в 1996 г., как указывается в большинстве источников, а ещё в 1993 г. - т. е. почти одновременно с подачей иска в люксембургский суд. А в 1996 г. четыре банка, обанкротившие «Ногу», только поручили ей вести дела по её же бывшим искам. Выбор на первый взгляд странный: если мстительный Гаон не сумел отстоять свои интересы, то с чего он станет упираться за тех, кто вроде как погубил дело всей его жизни?! Однако престарелый сын турецкоподданного проявил в борьбе за деньги своих доверителей заинтересованность и рвение заметно большие, чем можно было ожидать даже от самого честного маклера. Вот его собственные слова, произнесённые в 2005 г.: «Я не хочу умирать в нищете, не хочу отойти в мир иной, не получив назад мои деньги. Мне уже 83 года и, возможно, это единственное, ради чего я все еще живу». И это при том, что на Гаоне висит долг в $190 млн. - т. е. в любом случае гораздо больше, чем причитается банкам по искам «Ноги»! ...

Проще говоря, за всеми операциями «Ноги» в России изначально стояли банки. Бизнес Ниссима Гаона на самом деле рухнул, скорее всего, даже не в 1993, а ещё двумя годами раньше - помните, когда в Аргентине разорился Гаон-младший? Банки держали его тем, что до поры до времени не трогали главный актив «Ноги» и любимое детище её владельца - сеть отелей «Нога»-Хилтон. Долго не трогали - до самого 2006 г., пока не продали иски Когану. И только тогда стали продавать самые дорогие: в Женеве и в Каннах. Говорят, «предательство» банкиров больнее всего ранило старика - он якобы даже разрыдался. Однако, если не поддаваться сантиментам, получается, что минимум 13 лет дорогущую недвижимость, чья рыночная стоимость многократно превысила долговые обязательства Гаона перед кредиторами у него фактически не забирали! Интересно, за какие такие заслуги?

Что касается интересов банков в российской афёре с «Ногой», то она изначально заключался не столько в колготках и мазуте, сколько в том, чтобы после «неправового» разрыва контракта, российские счета «зависли» на Западе. Ведь и находясь под арестом в банке, деньги продолжают работать, принося оговоренный процент - который, кстати, никто не придёт снимать - плюс прибыль. Которая таковой не считается, поскольку формально деньги вроде бы временно «ничьи». Доходы от операций банки между собой разделили, скорее всего, на картельных началах - чтобы не зависеть от капризов Фемиды: мало ли на чьих счетах она заморозит деньги в следующий раз? И, наконец, как бенефициары по выигранному, но остающемуся без движения иску, банки наверняка регулярно уменьшали себе налогооблагаемую базу - в счёт упущенных прибылей. А если у властей - в любой из релевантных юрисдикций - по этому поводу вдруг какие претензии возникнут, то это всё к «Ноге»! ... Такой вот тариф «Выгодный» ...

Однако, не удивлюсь если и это - лишь вершина айсберга. Ну или средняя его часть - не суть. Я тут недаром поминал Джеффри Сакса с его «шоковыми терапевтами». Помните, как в начале 90-х они деланно сокрушались - мол, не дай Бог бывшие соцстраны пойдут по пути корпоративного госкапитализма! Какая угроза для хрупкой стабильности «мировой» экономики! Конечно, кому нужен ещё десяток Южных Корей? Конкурентов никто не любит... И вообще, молодые демократии гораздо внимательнее прислушиваются к твоим советам, как им лучше распорядиться своими активами: где разместить, на каких условиях, во что перевести, - если точно знают, что ты эти деньги всё равно можешь в любой момент отобрать. Главное, продемонстрировать это пару раз. Предметно.

Так что прецедентный характер тяжбы России с Ниссимом Гаоном, масштаб её потенциальных последствий, пожалуй, ещё и недооценён. Часто можно слышать, что «Соглашение с «Ногой» - дело уникальное. Это брак, ответственных за который еще предстоит найти, но это единичный случай и подобных исков больше не будет», - вот и председатель комитета Госдумы РФ по международным делам Константин Косачев так считает. Однако не последний фигурант по делу «Ноги» бывший министр-демократ Андрей Вавилов как-то обмолвился, что обязательства, если и не вполне идентичные, то концептуально весьма близкие РФ в начале 90-х принимала на себя сотнями, если не тысячами. От себя добавим, что архитектором наиболее скандальных из них: например, перед «Новородикс», перед «Транс Уорлд групп» братьев Чёрных, перед Туровером и банком «Готтардо» или американской «Нэлко», - неизменно оказывался Александр Шохин.

Интересно, сколько ещё таких троянских «ног» припрятано у наших друзей и партнёров? Вот, кстати, и Александр Коган утверждает, что уже имеет кое-какой опыт урегулирования российской задолженности перед иностранными банками: в 1999 договаривался с «Бэнк оф Америка» и в 2001 с «Номура банком». Интересно, он там всё так же хорошо уладил, как и с Гаоном?...

Сколько ещё денег теоретически может в один прекрасный момент «зависнуть» на российских заграничных счетах? Вопрос для специалистов. Мне только помнится, что усилиями министра финансов Кудрина некая фиксированная - и довольно солидная - доля активов всех российских банков обязательно должна носить высоколиквидный характер. И непременно размещаться за рубежом. А средства Стабфонда и его преемников так и все целиком туда выведены (какую-то их часть по делу «Ноги» уже арестовывали, пусть и не надолго). Ах нет! Средства Стабфонда надёжно обеспечены от любого судебного преследования! А кто их, говорите, защитил? Сам Сторчак? Ну, тогда я спокоен...

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (4 голоса)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Очень хорошая интрересная статья. 

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...