Памяти национал-демократии

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Как избиратель, я единственный раз был доволен тем выбором, который я сделал на думских выборах. Это было в 1993-95 годах, когда в Государственной думе первого созыва действовала маленькая фракция ДПР, которую возглавлял бывший министр РФ по внешнеэкономическим отношениям Сергей Глазьев. Единственный раз в жизни я сознавал, что партия, за которую я отдал свой голос, придерживается хотя бы отчасти тех принципов и позиций, который и определили мое предпочтение.

К тому времени руководимая Николаем Травкиным ДПР уже имела неплохую историю. Это была фактически первая демократическая партия России, объявившая войну политической монополии КПСС. В ее пользу говорил и выход в 1991 совместно с кадетами Михаила Астафьева и христианскими демократами Виктора Аскючица из Демроссии, которая не погнушалась ради борьбы с центром пойти на союз с антирусскими народными фронтами из Прибалтики и Украины. Была внятная оппозиция курсу левого крыла демократов на развал Советского Союза и, главное, жесткий и одинокий протест травкинцев против Беловежских соглашений. Увы, протест оказался непродолжительным, и вскоре травкинцы в отличие от сторонников Аксючица и Астафьева на время вернулись в ельцинский стан. Но вскоре ДПР вновь заняло критическую позицию по отношению к авторитарному курсу первого российского президента, и хотя лично Травкин не поддержал действия Верховного Совета (и на то были свои основания - все же вступать в вооруженное противостояние с исполнительной властью, имея за спиной откровенно проигранный референдум, для оппозиции было чересчур рискованно), на думские выборы 1993 года ДПР вышла как стопроцентно оппозиционная партия.

Безусловно, это был час ее триумфа. Более того, это был тот краткий момент в истории России, когда демократическая идея без большого труда могла соединиться с идеей патриотической, равно как и с идеей социальной. В большую политику прорвалось низовое, популистское, антиавторитарое и вместе с тем, безусловно, патриотическое движение. В состав фракции входили тогда Говорухин, Глазьев, бывший министр юстиции Николай Федоров. «Яблоко», где в тот момент еще был Юрий Болдырев, представлялось родственной партией, но все же гораздо в большей степени связанной с ранним ельцинизмом, чем ДПР. Коммунисты отталкивали приверженностью замшелой и малопривлекательной идеологии, жириновцы раздражали тем, что упорно старались показать себя партией для богатых, только для «истинно русских богатых». Лицо ДПР при непонятном Травкине еще не выявилось в полной мере, но чувствовалось, что где-то здесь схвачен живительный нерв той самой несостоявшейся национал-демократической революции против коммунизма, которая получила столь искаженное перевоплощение в ельцинском режиме.

Поэтому я, как, кстати, и мои родители, и многие друзья отдали свой голос за ДПР. И нам не пришлось жалеть об этом последующие два года. К сожалению, после неожиданного успеха в 1993 быстро сник Травкин, почти сразу же получивший от Ельцина какое-то мелкое административное назначение. Впоследствии родоначальник партии неожиданно очутился в черномырдинском правительстве на несколько анекдотичном посту министра без портфеля. Что случилось с этим человеком, не мне судить. Лидером партии на какое-то время стал Глазьев, занявший пост председателя думского комитета по экономике. Затем началась отчаянная борьба маленькой думской фракции (к которой присоединилось немало полезных союзников из других депутатских объединений) с черномырдинским правительством, за которым, как казалось нам, посторонним наблюдателям, стояла отчаянная попытка гибнущего индустриального сектора предотвратить тотальное господство сырьевой олигархии. Смею думать, это были лучшие часы российского парламентаризма...

***

Глазьев нашел ту изюминку, которой так не хватало косноязычной до 1994 года левой оппозиции. Он использовал одно выражение, и оно сыграло решающую роль в политическом подъеме новой думской оппозиции - «разрушение наукоемкого производства». Это был тот боевой клич, который позволял объединить людей совершенно разной политической ментальности - научно-техническую интеллигенцию, всех этих работников «почтовых ящиков» и жителей академгородков, литераторов-державников и капитанов тяжелой индустрии. В один миг эти люди поняли, зачем им нужно государство и зачем им нужна парламентская демократия - без того, и без другого страна может оказаться заложником интересов могущественного сырьевого клана и фактически сырьевым придатком западных стран.

На самом деле, этот тип левого демократизма и есть та точка, к которой неизбежно будет стремиться политическое развитие передовых стран западной цивилизации. В том числе и России. В ином случае патриотическая мысль в нашей стране, равно как и в далекой Америке, будет вечно раздваиваться между национал-этатизмом, условно говоря, дугинского толка с призывами «отменить свободы и укрепить госкорпорации», и национал-либертарианством в духе Крылова с призывами прямо противоположными - «вернуть русскому народу свободы и отменить госкорпорации». Дело, разумеется, не в самих госкорпорациях с их конкретными «плюсами» и «минусами». Дело в том, что и усиленная ставка на государство и ненависть к государству ведут нацию в тупик. Либертарианство есть ситуативно оправданное желание сохранить свободу, принеся ей в жертву цивилизационное развитие, двигателем которого всегда оставалось государство. Этатизм же, напротив, есть жесткая ставка на развитие, которому легко приносится в жертву гражданская свобода.

И то, и другое не слишком приемлемо для современной державы, которая стремится обрести право на будущее, право на самостоятельное, суверенное существование в XXI столетии. Современному неоиндустриальному и постиндустриальному классу нужны гражданские свободы и цивилизационное развитие в одно и то же время. Только эта свобода не может быть обеспечена за счет экономической дерегуляции и рыночной стихии. И поэтому неизбежно возвращение идеологии, которая могла бы сделать ставку на цивилизационное развитие именно качестве средства для утверждения и обеспечения национальной и индивидуальной свободы. Свободы как от государственного попечительства, так и от стихийных сил рынка.

И вот такая идеология фактически и могла бы стать путеводной звездой Демпартии России, если бы кто-то в момент ее триумфа поставил бы себе задачу эту идеологию сформулировать и популяризовать хотя бы среди сочувствующей интеллигенции. А ведь в 1994-95 годах для этого были все предпосылки. В страну вернулся Солженицын. Суперпопулярный в эти годы генерал Лебедь искал для себя политической ниши, и как будто примерно в том же самом политическом поле. Думаю, прекрасной геополитической основой для складывающегося движения могла бы стать оформившаяся именно в эти годы концепция «острова Россия».

Не хватало малого - философского обрамления складывающегося нового политического движения. Какое смогла выработать для социального либерализма рузвельтовской эпохи школа Джона Дьюи или для консервативной революции Рейгана школа Рассела Кирка. Политики двигались наощупь, сопротивляясь на тот момент мощному союзу экономического либерализма и политического традиционализма, одинаково настойчиво продвигающего страну к незавидному положению авторитарного сырьевого придатка постиндустриального мира. Младоконсерватизм 2000-х возник во многом как необходимая философская компенсация окончательно сломавшегося в конце 1990-х национал-демократического движения. Однако «Родина» со своими бесконечными колебаниями между властью и «оранжевой оппозицией» так и не смогла стать полноценным политическим движением, о последующих попытках политического строительства на этнонационалистической основе и говорить нечего. Все это было очень далеко от идеала и много хуже того, что предлагала в тот момент существующая власть.

***

Судьба ДПР после Глазьева сложилась печально: партия утратила не только ярких членов и какую-то внятную политическую ориентацию, стерся даже прежний бренд. Уже никто и не помнит, чем была эта организация в начале и середине 1990-х. Не помнят в том числе и ее тогдашние избиратели. И тем более печальна гибель этой организации в тот самый момент, когда партия с аналогичным названием пришла наконец в вашингтонский Белый дом, когда возникла возможность, намекая на сходство двух движений, находить пути сближения с той частью американских демократов, которая остается верной идеям Джона Кеннета Гелбрэйта в экономике и Джорджа Кеннана или Артура Шлезингера в сфере международных отношений. Когда в ходе экономического кризиса происходит переосмысление не только неоконсервативного курса Буша-младшего, но и неолиберализма Клинтона-старшего.

Между тем, вся либеральная общественность, сожалеющая о 1990-х как о потерянном рае свободы, оплакивает СПС. Клянется в верности СПС, проклинает предателей СПС, намекает о каких-то заветах СПС. Партии, возникшей в 1999 году исключительно в качестве политтехнологического прикрытия «партии власти», которая вскоре материализовалась в качестве «Единства». Партии, не ознаменованной никакими внятными успехами и достижениями.

Но основная беда состоит в том, что мы теряем одним за другим не только людей, которые, как безвременно ушедший от нас Сергей Кизюков, являлись несостоявшимися капитанами этого столь необходимого России и всему миру национально-демократического проекта. Мы без малейшего сожаления отправляем в Лету и все то, что должно было напоминать нам о тех временах или, точнее, тех мгновениях, когда выход из запутанного политического лабиринта современности, казалось, был совсем близок.

Ваша оценка: Ничего
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...
Ищешь зеркало вулкан 24? Заходи на zerkolo1.com и играй без блокировки! . bagaimana cara main poker online indonesia . Ищете бесплатные игровые автоматы? Здесь вы всегда найдете любимый слот без регистрации.

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...