России нужен новый Ходорковский!

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Сегодня часто из уст власть имущих можно услышать призыв «не раскачивать лодку» и не «дестабилизировать». Однако, несмотря на то, что поддержание политической стабильности давно объявлено одним из основных достижений российской внутренней политики, мы видим, как создаётся — с попустительства, а то и при косвенной поддержке государства — самая настоящая революционная мифология. Которая, если её не осмыслить и не опровергнуть, рано или поздно вызовет катастрофические последствия. «Приморская банда», несмотря на очевидно особый характер этого явления, стала логичным порождением и органичным продолжением этой мифологии.

О чём же, собственно, речь? А речь о том, что в государстве, в котором, по словам оппозиционных критиков, бюрократия стала правящим классом, парадоксальным образом именно чиновник провозглашен главным врагом общества. Благонамеренная антикоррупционная риторика, раздающаяся с самых высоких трибун, в сочетании с потоком компромата и чернухи, создала у общества устойчивые стереотипы как о непобедимости, так и о всеобщности коррупции. Бюрократия и коррупция в массовом сознании стали нераздельными. В государстве, где «бюрократия стала правящим классом», именно чиновник провозглашен главным врагом общества

Несомненно, коррупция очень распространена, но абсолютное очернение бюрократии — это всегда медийный или мифологический феномен. По существу, в СМИ России чиновник занял то же место, какое занимал в нацистской пропаганде образ еврея. Чиновник — источник всех проблем и зол.

Я хорошо помню телепередачу (не буду упоминать название) полугодичной давности, где речь шла о коррупции. Её предсказуемо бурно обсуждали и осуждали, после чего ведущий обратился к залу — есть ли среди зрителей чиновники. Вышла одна дама, работавшая в учреждении социальной сферы. Я хорошо помню взгляды участников массовки: наверное, примерно так смотрели на немецкого полицая в освобождённой Красной армией деревне. Одна дама с места прямо так и спросила: «как вы могли, как дошли до жизни такой?». Очевидно, такой реакции в учреждении, где социальный работник трудится и получает весьма скромную зарплату (и совсем не имеет возможности получать взятки), не было бы, но возбужденная популистскими речами публика в студии была буквально готова броситься на того, кого назвали «чиновником».

Как-то известный публицист Леонид Радзиховский делился впечатлениями об обсуждении ноябрьского подрыва «Невского экспресса»: по его мнению, в форумах и блогах возмущались совсем не террористами, а чиновниками и силовиками, которые допустили сам теракт или якобы были неспособны его расследовать. Достаточно вспомнить, что именно тогда вброшенная бредовая версия о сокрытии РЖД истины о том, что произошёл не теракт, а техногенная авария, была поднята «блоггерами» на ура. Как же, «власти скрывают»!

Но, как и полагается в мифологии, «простыми злодеями» кто-то предводительствует. Должен быть «суперзлодей». На эту роль, вне всякого сомнения, назначена милиция. В нашей медийной картинке милиционеры — это подлинные исчадия ада. Нет такого злодеяния, которого бы не совершил милиционер. Стрельба в супермаркете, избиения оппозиционеров, крышевание банд и многое другое — вот то, в связи с чем массмедиа готовы упоминать милицию. Результаты борьбы с преступностью не имеют значения: криминальные хроники и чернушные передачи с удовольствием смакуют тщательно отобранные эпизоды милицейских злодеяний, а обычная милицейская хроника им уже неинтересна.В нашей медийной картинке милиционеры —это подлинные исчадия ада

В итоге обыватель видит забавную картину: где-то в горнем мире парят цари, от относительно небольших — мэров и губернаторов — до «старшего и младшего», и рассуждают о небесных материях, о том, как нам обустроить Россию и внедрить инновации. Но между ними и самим обывателем — сонм адских чудовищ, только и думающих, как бы над обывателем поиздеваться. Заодно и царей плохо информирующий и всячески информацию о реальной жизни искажающий.

Конечно же, я не утверждаю, что СМИ только лгут, а наша милиция — самая честная и неподкупная в мире. Увы, это совсем не так. Проблема в том, что «античиновничья» и в частности «антимилицейская» истерика, которой не препятствует государство и в которую отчасти вовлечено и государственное телевидение, не приведёт к решению проблемы, которую вроде бы осуждает.

Да — в обществе должна быть создана атмосфера нетерпимости к коррупции. Но грош цена этой атмосфере, если в ней коррупционные деяния не наказываются. К сожалению, при несомненной благонамеренности высшего руководства страны и правящего «тандема» по этому вопросу, мы наблюдаем явную диспропорцию между осуждающей риторикой и конкретными мероприятиями по искоренению коррупции. Более того — те мероприятия, которые уже проводятся и те результаты, которые уже достигаются — например, приговоры по коррупционным делам, СМИ не очень интересны и потому фактически замалчиваются. В результате мы слышим только то, что коррупционеры совершают злодеяния и при этом блаженствуют. И при этом, поскольку об этом говорят постоянно, создаётся впечатление, что таковы абсолютно все чиновники. Несомненно: пара-тройка криминальных хроник и чернушных «расследований» на центральных телеканалах сделали для дискредитации власти и подрыва политической стабильности гораздо больше, чем могли сделать тысячи «маршей несогласных».Нам необходим Ходорковский от чиновничества

Да, конечно — чиновники должны быть ответственны перед обществом. Но ответственность перед обществом — это абстрактное понятие. Все мы отвечаем перед своими потомками, а после истечения земной жизни ответим перед Богом. Но в краткосрочной перспективе, «здесь и сейчас», ответственность измеряется возможностью быть наказанным сейчас за совершенный сейчас проступок. В этом смысле для чиновника существует ответственность только перед вышестоящим начальством (которое может освободить его от должности или затруднить дальнейшее продвижение) или перед контролирующими органами (которые могут его наказать). В правовом государстве общественные движения и пресса лишь обращают внимание контролирующих органов на нарушения. Как только делом занялась прокуратура, толпа должна разойтись — и возмущаться вновь только тогда, когда дело затягивается. Но как только дело вновь стало рассматриваться надлежащим образом, она должна разойтись вновь.

Создание истерической антикоррупционной (не говоря уже об античиновничьей) кампании при полном отсутствии или недостатке реальной борьбы со злоупотреблениями — это прямое приглашение к бунту, тому самому, который «бессмысленный и беспощадный». Ибо напрямую общество может осуществлять справедливость или бороться с коррупцией, только организовываясь в толпу или совершая самосуд. Но в этом случае понятие справедливости приобретает, мягко говоря, очень специфические черты. Когда же существует такая вещь, как государство, именно оно должно водворять справедливость и назначать наказания.

Только уголовные наказания коррупционеров, сколь угодно высокопоставленных, заставят общество поверить в то, что борьба со злоупотреблениями чиновников действительно ведётся. На телевидении мы должны увидеть не истеричную толпу, не очередной рассказ о жутком милиционере, а показательные процессы над «оборотнями» в погонах и без таковых. Скажу страшную вещь: нам необходим Ходорковский от чиновничества. Есть много вопросов к содержанию «второго дела» Ходорковского, но совершенно очевидно, что приговор по первому был достаточно справедлив, а главное — он совершенно изменил «правила игры» во взаимодействии власти и крупного бизнеса. Всего лишь от одного показательного процесса заносчивость олигархата исчезла, как дым: теперь крупные бизнесмены проявляют «социальную ответственность», советуются с государством по поводу своих планов, боятся «доктора» и возвращают, когда надо, ручки. Превращения Российской Федерации в «Северное Конго» хотелось бы всё-таки избежать

Первый процесс по делу Ходорковского дал четкий сигнал: «ребята, правила игры изменились». Сегодня нужен аналогичный сигнал бюрократии. Уверен — десяток разоблачений статусных взяточников и откатополучателей радикально изменит обстановку в стране.

А антигосударственная истерика во всех СМИ в сочетании с нежеланием всё-таки поменять правила игры приведёт сначала к появлению десятка-другого «приморских банд», а затем — и к рождению настоящих, серьёзных «раскачивателей лодки» и переворотчиков. И тогда мало никому не покажется.

Но превращения Российской Федерации в «Северное Конго» и тем более в «Северное Сомали» хотелось бы всё-таки избежать.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.1 (14 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Народ ничего страшного не хочет. ОН вооооообще ничего не хочет. Пока. Поэтому ни ходору ни пидару ловить здесь нечего, пока власть держит удочку и узду. Власть - это все же феодалы. А народ уже привык в позднем совке жить как хозяин, то есть, нация. Поэтому феодалам не хочется делиться. Им проще договориться с племенами о том как им обустроить русских. Чиновкники и силовкики - победители. Они победили сепаратизм и бандитизм. Поэтому могут почивать и пользоваться привилегиями. То есть они "заслужили", ну как с красными командирами в пыльных шлемах. Тех правда вырезал Сталин, так как они наверно кроме как "шашками порубать", да тащить все что плохо лежит ничего делать путного не могли. А нужно было страной и народом управлять. Хозяйствовать.

[ответить]

нафиг он нам не нужен этот ходор... ни в каких ипостасях... у нас его соплеменников девать уже некуда ))) хоть пруд пруди ими во властных и финансовых структурах, кастати Зазнобин (представитель ВП СССР) хорошо отметил: "Ходорковского не Путин посадил. У Путина иерархии не хватит посадить еврея Ходорковского. Ходорковского Бер Лазар посадил"

[ответить]

Нам нужен еще один ходор ...  нам не ходор нужен, а порядок ну, а потом и ходоры, тысячи ходоров.

[ответить]

Логически неверный посыл уже в заглавии. Олигархат присмирел не потому, что ужаснулся примера какого-то Ходора. Бывало и хуже, мало ли их стреляли по углам? Присмирели потому, что поняли - государство, то самое чиновничество, силовики, победили, и теперь не олигархи, а чиновники устанавливают правила, по которым надо играть. А чиновничество перед кем должно присмиреть? Кто его будет судить? Не один ли чиновник будет судить другого? Задача остальных будет заключаться лишь в правильном выборе "команды", чтобы не оказаться в числе "других". Но кто - эти самые "одни", которые, имея кристально чистые помыслы, будут сурово судить "других"? Есть ли они "как класс"? По каким правилам и технологиям этот класс создаётся? Нет ответа. А хотелось бы.   

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...