И христианская трезвость возобладает над политическими амбициями

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

После встречи с Константинопольским Патриархом Варфоломеем Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил 4 июля «Сегодня мы рассмотрели все стоящие на повестке дня наших двусторонних отношений вопросы сквозь призму тех принципиальных решений, которые были достигнуты всеми Православными Церквами в октябре прошлого года». Речь идет о том, что ещё в октябре 2008 года возобновились переговоры о возможной подготовке Всеправославного Собора.

На данный момент впервые возникает надежда, что отношения наших патриархатов улучшатся, и вовсе не за счет сдачи тех или иных позиций Московского Патриархата, а за счет осознания иерархией Константинопольского Патриархата давно сложившейся ситуации в православном мире. Напомню, что Московский Патриархат и Константинопольский Патриархат — это два геополитических полюса единого православного мира, между которыми давно нарастало заметное напряжение, поскольку возможности первого всё время увеличивались, а второго, наоборот, уменьшались. Но так как Константинопольский Патриархат до сих пор сохраняет статус «Вселенского Патриархата», что было совершенно естественно во времена Византии и, по моему глубокому убеждению, абсолютно противоестественно после её завоевания турками-мусульманами, то его формальное влияние остается в силе. Необходимо точно понимать, что на сегодняшний день паства Константинопольского Патриархата — это всего 2 миллиона человек, причем подавляющая её часть приходится на греков, живущих в Америке, и на негреческие приходы в Западной Европе, потому что сам патриархат находится в полуоккупированном положении в районе Фанар города Стамбула. Соответственно, мы должны смотреть правде в глаза и констатировать простой факт: Константинопольский Патриархат не может быть не то что «вселенским», но хоть сколько-нибудь существенной силой на международной арене. Весь потенциал «Фанара», как его ещё называют, зиждется на греческом лобби в США и заинтересованности самих США в его существовании как противовеса Москве. Поэтому дважды зависимый, как от Турции, так и от Америки, Константинопольский Патриархат вынужден проводить дестабилизирующую политику в православной ойкумене. В частности, известно его одобрение действий НАТО в Сербии, высказанное от лица его ведущего идеолога — епископа Пергамского Иоанна Зизиуласа.

Лично я очень уважительно отношусь к этому иерарху как   выдающемуся православному богослову-персоналисту, который, кстати говоря, развивает традиции русской школы неопатристического синтеза, но его церковно-политическая позиция абсолютно неприемлема и может свидетельствовать об одном из двух — либо о колоссальной политической ограниченности греческого иерарха, далекого от реального политического процесса, либо об элементарной русофобии, к сожалению, свойственной некоторым представителям Константинопольского Патриархата, которые никак не могут смириться с возвышением Москвы. Понятно наше ответное раздражение их позицией, но все-таки я считаю, что мы должны им занудно и подробно разъяснять, что в нашем возвышении нет никакого этнополитического мотива, что мы исповедуем ценности того же Вселенского Православия, что и они, но нужно, наконец, открыть глаза на реальную диспозицию в православной ойкумене. А реальная диспозиция заключается в том, что Московский Патриархат — это крупнейшая Поместная Православная Церковь мира, порядком превосходящая все остальные Поместные Православные Церкви вместе взятые. При этом с тех пор, как наша Церковь получила свободу, начала усиливаться её миссионерская активность, которая будет только укреплять её международное положение.

Неслучайно патриарх Кирилл обратил внимание на одно, казалось бы, совершенно незаметное до сих пор обстоятельство: «Мы говорили сегодня и о новой реальности, которая складывается в Турции: в течение летнего периода около двух миллионов наших соотечественников посещают эту страну; десятки тысяч россиян живут в ней на постоянной основе; здесь очень много смешанных браков. Вот почему возникает вопрос пастырского окормления этих людей. Турция является канонической территорией Константинопольского Патриархата, и мы сегодня, полагаю, нашли общий правильный подход для разрешения проблем, связанных с окормлением русских, русскоязычных православных, проживающих в Турции».

Действительно, русское присутствие в Турции — это уже факт современной картины мира, и Константинопольская Церковь просто физически неспособна окормлять наших соотечественников, оказывающихся там. Конечно, было бы очень неплохо, если бы Константинопольская Церковь почувствовала русский фактор в своих храмах, да это со временем и неизбежно произойдет, но им все-таки нужны русские приходы.

При этом тема русских в Турции, до сих пор никем не поднимая, — это лишь одна из тем наших отношений. Константинопольский Патриархат считает, что все православные приходы во всем мире при неопределенном каноническом статусе должны автоматически переходить под его юрисдикцию, поэтому регулярно претендует на храмы Русской Зарубежной Церкви, не говоря уже о том, что к самому феномену РПЦЗ он всегда относился резко отрицательно. Также он пытается выступать третейским судьей в наших проблемах с Румынской или Грузинской Церквами, как будто патриарх из Стамбула — это «восточный папа», который может определять, кто прав, а кто виноват в православном мире. Между тем только в прошлом году наступило определенное прояснение наших отношений, когда по прибытии на Украину в честь тысячелетия Крещения Руси патриарх Варфоломей отказался благословлять создание единой поместной Церкви на Украине, фактически подтвердив анафему киевскому лжепатриарху, господину Денисенко. Я позволю себе усомниться в искренности этого справедливого шага со стороны патриарха Варфоломея, уж особенной ревностью о канонах Константинопольский Патриархат давно не отличался, и о его реальном экуменизме известно всему православному миру. Скорее всего, патриарх Варфоломей просто начал понимать реальное значение Московского Патриархата, чувствовать его влияние и поэтому пошел единственно верным путем.

Мне вообще не очень понятно, на что после этого рассчитывают братья Ющенко, мечтающие о легализации киевской лжепатриархии. Также патриарх Варфоломей не может не понимать, что после прихода такого активного церковного политика, как патриарх Кирилл, Русская Церковь ещё более укрепит свои позиции. В целом очень бы хотелось надеяться, что в отношениях между Православными Церквами христианская трезвость возобладает над политическими амбициями. В районе Фанара должны понять, что сейчас даже не XV век, а XXI, и православно-политическая карта мира существенно изменилась.

Аркадий Малер, православный философ, председатель Византийского клуба

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (1 голос)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...