Третье сентября

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Взгляд изнутри, как и любой опыт подобного рода, чреват, разумеется, искажением общей картины. Лицом к лицу лица не увидать – за частностями теряется общее, за личными предпочтениями – объективная картина. Но кое-что важное из глубины дота все же просматривается.

***

«Первое сентября» - это классическое «врут календари». Учителя работают и в августе (горячая, кстати, пора), дети начнут учиться с 3-го, а то и позже, когда там кто вернется с родителями из отпуска. «Общественный» взгляд на любую проблему, связанную со школой» всегда отличается от взгляда учителя и ученика (последнего – вообще никто ни о чем никогда не спрашивает, а надо бы), хотя общество – это в некотором роде всегда совокупность учителей и учеников. Да и формально и те, и другие в «общество» входят. Проблемы школы, между тем, так до сих пор и не стали общественными проблемами. Не до того. Основная беда образования состоит именно в том, что оно у нас всегда «первого сентября», как день шахтера, а в остальное время ни до учителей, ни до шахтеров дела обществу нет. Что там будет третьего сентября, беды и горести отрасли, а не страны. Но образование – не отрасль, не добыча угля, не производство грузовых автомобилей. Среднее образование – это в худшем случае производство людей, в лучшем – граждан. В России сегодня нехватка и людей, и граждан.

***

Если пытаться посмотреть на два учебника – по истории и обществознанию – выпущенных «Просвещением», с точки зрения учителя (а именно ему они предназначены), то сюжет о воспитании граждан есть в обоих. В предисловии к нашумевшей летом книге для учителя «Новейшая история России. 1945-2006 гг.» об этом говорится буквально: «Главная задача нового курса – создать условия для формирования учеником собственного мировоззрения – гражданской позиции, в основе которой лежит естественное стремление развивать все свои способности и силы, с тем чтобы повысить свою конкурентоспособность в социуме и нашей Родины в современном мире». Главная задача сформулирована предельно ясно. Она, разумеется, нравится не всем, но на самом деле альтернативной задачи подобного уровня сегодня не предложено. Не предложено, заметим, учителю, институционально, в рамках системы знаний. О гражданской позиции ученика говорится и в предисловии к учебнику «Обществознание. Глобальный мир в XXIвеке». Этой книге в прошедших спорах было уделено совсем мало внимания, и совершенно напрасно: одним из авторов учебника является блестящий исследователь и публицист Александр Неклесса, (глава «Глобальная экономика»), это само по себе – важная история и очень хороший знак.

***

Лирическое отступление: в марте 1811 года, как раз между подписанием устава Царскосельского лицея и его открытием, император Александр I приехал в Тверь, где его вдали от столичной суеты ждали сестра Екатерина Павловна и Николай Карамзин, подготовивший «Записку о древней и новой Россией и ее политическом и гражданском устройстве». Задача у обоих была очень проста: убедить самодержца в том, что он – именно самодержец, а вовсе не республиканец, пусть и переписывавшийся с Томасом Джефферсоном. Ни сестре, ни Карамзину добиться своего не удалось: Александр уехал с умело скрытым раздражением. Убедила самодержца сама история. Но кое о чем он позаботился заранее, самостоятельно, без ненужных советов. Умнейший Карамзин еще верил в то, что войны с Наполеоном, вознесшей Александра (а вместе с ним и Россию) на вершину мировой истории, удастся избежать. Император, видевший в истории не только невыученный урок, но и цепь взаимосвязанных сюжетов, и отражение собственной миссии, уже в октябре посылает Михаила Кутузова командовать армией на Балканском фронте, укреплять восточные тылы. До триумфального входа русских войск в Париж остается почти ровно 3 года. В марте 1814 Наполеон подпишет отречение.

***

Сегодня в роли Александра I выступает, как бы кощунственно это ни прозвучало, нынешний среднестатистический ученик. К нему можно предъявить множество претензий, но в действительности он – единственный субъект легитимности истории, потому что история – это и то, что случится через три года, и через десять лет, и тогда, когда нынешние первоклашки будут собирать в первый класс своего первенца. Здесь уже нет ни Путина, ни «преемника», ни «проблемы 2008». Есть Россия и люди, идущие друг за другом, как волны полноводной реки. Этих людей сегодня стоит хотя бы выучить. Пригодится – не нам, стране.

Выучить тому, что Россия, благодаря на и несмотря на все то, что с ней произошло с 1945 по 2006, осталось страной, в которой можно жить и за которую стоит умереть. Выучить тому, что нам в действительности на переломе каждой из эпох было, что терять. И мы теряли, чтобы идти вперед, не сожаления о прошлом, а внимательно к нему присматриваясь. «Новейшая история России» хорошая именно этим – сводным каталогом потерь и приобретений, генеративным опытом всех поколений, живущих сегодня в одном линейном времени. Страна, растянутая на тысячи километров, существует одновременно в разных временах. Мы до сих пор коллективной памятью знаем о том, почему «заливная рыба» - это «гадость», хотя самые младшие «Иронию судьбы» уже могли и не смотреть.

Выучить одновременно с этим и простой факт: Россия – равный участник большой геополитической игры, собственно той Истории, которую предвидел Александр Iи не угадал чуткий Карамзин. «Глобальный мир в XXI» - пример ясного анализа общества как разомкнутой структуры взаимоотношений стран, народов, крайне полезный учителю, иногда оторванному от мировой информационной повестки. Если уж «обществознание» - наука об обществе, давно пора представить это общество таким, каким оно сегодня является – единственным эффективным механизмом борьбы за глобальные (и национальные одновременно) ценности.

***

Читатель, как водится, ждет уж рифмы «розы»… Факта, как учил Юру Живаго Веденяпин, не существует без нашей интерпретации. Известный своей пристрастностью к русской истории XX века, рефлексией которой и является роман «Доктор Живаго», Борис Пастернак очень точно уловил генеральный смысл любого авторского учебника – пристрастность, продиктованную заботой о читателе.

«Доктор Живаго», как история об Александре и Карамзине, как и «Ирония судьбы» - это ведь тоже авторский учебник, факультативный курс третьего сентября.

Ваша оценка: Ничего
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...