Император-освободитель

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Когда в 2005 году в Патриаршем сквере у стен храма Христа Спасителя установили памятник Александру II, многие задавались вопросами, зачем он нужен Москве и почему для него выбрали именно это место? К сожалению, пока он остается единственным монументом, которым почтила Москва память своего императора. Одним из немногих государей послепетровской эпохи он был москвичом по рождению -да и по духу. 

В истории династии Романовых март значил очень многое. В марте 1613 года Земский собор избрал на царство Михаила Федоровича. В марте 1917 года состоялось отречение Николая II. В марте 1855 года на престол взошел Александр II Освободитель один из величайших русских императоров, много сделавший своей стране. В марте 1861 года он подписал указ об отмене крепостного права, который в том же месяце огласили во всех русских храмах. В марте же, как и его дед Павел I, он был злодейски убит. 

Место его рождения стало символическим предзнаменованием грядущего. Император-освободитель родился в Кремле на территории кафедрального Чудова монастыря. А именно в Архиерейском доме, как тогда назывался будущий Малый Николаевский дворец. ( Он стоял на месте первого советского здания в Кремле - бездарнейшего здания Президиума Верховного совета СССР, стилизованного под кремлевский классицизм, ныне 14-й корпус Кремля). 

Роскошные палаты, прозванные Архиерейским домом, были построены для архиепископа Московского Платона (Левшина) будущего митрополита в 1770-х годах после того, как во время Чумного бунта толпа разнесла старые архиерейские палаты. Поскольку будущий митрополит был законоучителем наследника цесаревича Павла Петровича, Екатерина II щедро пожаловала на обустройство 40 тысяч рублей, и архитектор Матвей Казаков построил ему в Кремле новую резиденцию. В 1797 году, когда Павел I с семьей прибыл в Москву на коронацию, в доме у митрополита Платона остановился наследник Александр Павлович с семьей. Будущему государю полюбились эти покои. В 1812 году митрополит Платон скончался, и сразу же после победы над Наполеоном Архиерейский дом был взят в казну. Митрополиты обосновались в архимандричьих палатах на Троицком подворье у Сретенских ворот, где ныне находится подворье Троице-Сергиевой Лавры. В 1818 году император Александр I вновь приехал в Кремль. Его младший брат великий князь Николай Павлович с семьей остановился в бывших архиерейских владениях: здесь 17 апреля у него родился и старший сын Александр. И тогда государь подарил эти покои великому князю Николаю под резиденцию. Так появился Николаевский дворец, названный Малым, чтобы отличать от государева дворца. 8 сентября 1826 года в Малом Николаевском дворце состоялась знаменитая встреча Николая I с Пушкиным, только что возвращенным из ссылки - именно здесь император объявил поэту, что сам будет его цензором. 

Второе предзнаменование явилось при крещении новорожденного Александра. Его, как и Петра Великого, крестили в Чудове монастыре. При совершении Таинства бабушка, вдовствующая императрица Мария Федоровна, приложила младенца к руке святителя Алексия, митрополита Московского, испрашивая благословения. Это - самый символичный момент в истории царствования Александра Освободителя. Ведь изначально он не был наследником престола. Им был его дядя цесаревич Константин Павлович, поскольку у Александра I не было сыновей, и в случае его смерти престол переходил к следующему по старшинству брату. 

Формального отречения Константина Павловича в 1818 году еще не было. Был только громкий скандал по поводу его развода с первой женой Анной Федоровной. Константин, несчастливый в этом браке, еще при жизни своего отца Павла I взмолился о разводе, но августейшие родственники были против позора династии, и тот пустился в бурные любовные похождения на стороне, заимев внебрачного сына. Ко времени рождения Александра Николаевича цесаревич Константин уже имел роман со своей будущей второй женой польской графиней Иоанной Грудзинской. Обвенчались они только в 1820 году, и хотя брак был морганатическим, то есть дети от него не имели прав на престол, сам Константин официально оставался законным наследником. В случае воцарения он мог попросту отменить все условности, короновать Иоанну и оставить престол их старшему сыну. Так что законные перспективы престола у Александра Николаевича были весьма туманными.

Однако страстной любви цесаревича Константина Павловича русский народ обязан не только восстанием декабристов, но и свободой - история способна на такие парадоксы. Дело в том, что влюбившись без памяти в Иоанну еще в 1815 году, он дал императору обещание отречься от престола ради счастливого брака. Отречение законного наследника престола надо было проводить виртуозно, иначе была опасность спровоцировать новые дворцовые перевороты в будущем. Сначала был заключен морганатический брак, в 1822 году Константин письменно отказался от престола, и в 1823 году Александр I подписал секретный манифест о назначении наследником Николая Павловича, у которого уже был свой наследник - старший сын Александр. Манифест составил самый красноречивый пастырь в России - святитель Филарет, архиепископ Московский, и по желанию императора в строжайшей тайне он был положен на хранение в алтарь Успенского собора. Что случилось дальше - историки теряются в догадках до сих пор. Знал ли об этом манифесте сам Николай или нет, неизвестно, только после скоропостижной смерти Александра I он приказал присягать Константину, главнокомандующему (а фактически наместнику) Царства Польского. Тот снова отказался от престола, но требование принесения повторной присяги Николаю I, как известно, спровоцировало восстание декабристов. В Москве обошлось без крови, потому что святитель Филарет огласил в Успенском соборе завещание Александра I. Так открылся законный путь к престолу будущему Александру Освободителю, и его воцарение было по-своему чудом. 

Как и отец, он ознаменовал первый год своего правления, начавшегося 19 февраля (3 марта) 1855 года освобождением опального русского литератора, тоже воспевшего русскую свободу - молодого М.Е.Салтыкова-Щедрина, отбывавшего ссылку за «распространение революционных идей, потрясших Европу» в далекой Вятке. Даже похлопотала за него Наталья Николаевна Пушкина, во втором браке носившая фамилию Ланской. Кузен ее мужа С.С.Ланской был министром внутренних дел и вдова Пушкина написала ему ходатайство о Салтыкове. Тот доложил государю, и Александр II дозволил сатирику «проживать и служить, где пожелает». Салтыков захотел вернуться в Петербург и проездом в Москве в июне 1856 года обвенчался в Крестовоздвиженской церкви со дочерью вятского вице-губернатора Елизаветой Аполлоновной Болдиной. Советская власть не пощадила даже память о Щедрине и снесла этот последний храм, что остался от древнего Крестовоздвиженского монастыря, давшего имя улице. 

А через два месяца Москва увидела самого императора. В августе 1856 года приехав на коронацию, он остановился в усадьбе Останкино у своего друга графа Дмитрия Николаевича Шереметева, попавшего в опалу при Николае I за то, что отказался участвовать в подавлении восстания декабристов, сказавшись больным. Молебен о здравии царского дома отслужили в Троицкой церкви, что и сейчас стоит рядом с Останкинским дворцом - он получил право именоваться дворцом именно после того, как в нем пожил император. Знаменитый Итальянский павильон обратили в приемную государя, а светлый и уютный кабинет разместили в ротонде. По преданию, именно там, в стенах театрального замка графини Шереметевой император подписал первую редакцию Манифеста об освобождении русских крестьян, считая отмену крепостного права главной своей задачей, пока его не отменили снизу - что стало началом эпохи Великих реформ. В Останкино долго хранилась подлинная чернильница с засохшими чернилами, а также самовар, из которого император изволил пить чай. Потом чернильница была передана в Исторический музей, основанный с личного разрешения Александра II. 

На его коронации Москва впервые увидела электрический свет: изобретатель А.И.Шпаковский установил праздничные «электрические солнца» на башнях Кремля и в Лефортовском дворце. В Успенском соборе митрополит Филарет, совершив таинство миропомазания и возложив на государя царские регалии, обратился к нему с пророческим словом: «Молитвою любви и надежды напутствует Тебя Россия. С молитвою любви и надежды приемлет Тебя Церковь». В те же дни он назначил обер-прокурором Святейшего Синода графа А.П.Толстого, друга Гоголя, который умер у него в доме на Никитском бульваре за четыре года до того. 

На коронационных торжествах император приказал восстановить родовой дом бояр Романовых на Варварке, принадлежавший боярину Никиту Романовичу, брату царицы Анастасии, где родился первый царь династии Михаил Федорович. Так Александр II, взявший работы под личный контроль, фактически обеспечил проведение первой в России научной реставрации исторического памятника, которую осуществил архитектор Ф.Ф.Рихтер, и открытие первого в Москве мемориального музея. Каждая мелочь утверждалась лично императором: например, по его приказу на крыше вместо флюгера был установлен грифон, прицельно расстрелянный в ноябре 1917 года - в солнечную погоду на нем хорошо видны следы пуль. На закладке святитель Филарет молвил: «Да сохранят веки то, что похитили было веки, - да сохранят памятник Михаила, долженствующий отныне быть вместе памятником Александра Втораго». Близилось 250-летие правления Романовых, а император благоговел к памяти предков и повелел возобновить несколько исторических святынь, связанных с ними: палаты бояр Романовых в костромском Ипатьевском монастыре, Теремной дворец в Кремле, фамильную усыпальницу в Новоспасском монастыре. Александр II много сделал для русских национальных музеев - в его правление были созданы Исторический и Политехнический музеи, рожденные из Политехнической выставки 1872 года, устроенной в честь 200-летия со дня рождения Петра Великого. А также самый первый публичный музей с библиотекой - Румянцевский. 

Москва давно хотела иметь такой музей. В 1850-е годы появилась идея создать его на основе собрания Московского университета, ибо многие жаждали книг, но не имели средств на домашние библиотеки, или права пользования университетским книжным собранием. Между тем в Петербурге на Английской набережной медленно чахнул Румянцевский музей, созданный на основе коллекции графа Н.П.Румянцева сына прославленного полководца. В мае 1861 года вышло постановление властей о переводе Румянцевского музея в Москву и о создании на его основе Московского публичного музея. Ему был предоставлен самый лучший - дом Пашкова, тот самый дом с бельведером, с которого дед Александра Освободителя по материнской линии, прусский король Фридрих-Вильгельм III кланялся сожженной Москве за спасение Европы от Наполеона, поклявшись никогда не воевать с Россией. Александр II подарил Румянцевскому музею жемчужину - картину «Явление Христа народу» (потом для нее устроили отдельный Ивановский зал), а также ценные экспонаты из Эрмитажа. По почину главного мецената стали дарить в музей остальные. 

Двум месяцами раньше вышел Манифест об отмене крепостного права, приуроченный к шестой годовщине его восшествия на престол. Все редакции не нравились императору, и в итоге он обратился к святителю Филарету с поручением составить текст Манифеста 1861 года, который был подписан 19 февраля (3 марта) и опубликован 5 (18) марта. «Осени себя крестным знамением, православный народ, и призови с нами Божие благословение на твой свободный труд, залог твоего домашнего благополучия и блага общественного», - звучало в те мартовские дни во всех русских храмах. Пало рабство, терзавшее русских крестьян почти три столетия, - на 40 лет больше, чем монголо-татарское иго томило древнюю Русь. (Датой закрепощения считается 1581 год, когда им было запрещено свободно переходить от одного помещика к другому раз в год, в зимний Юрьев день). Ежегодные благодарственные молебны в честь 19 февраля особо совершались в церкви Параскевы Пятницы в Охотном ряду, стоявшей на месте здания Государственной Думы. Знаменательно, что другое изображение, прославляющее Александра Освободителя, появилось в храме Христа Спасителя, который был достроен, расписан и подготовлен к освящению в его правление: в алтарной росписи помещен образ святого апостола Архипа, чей праздник чествуется 19 февраля. Победа христианской идеи свободы и человеческого равенства равнялась национальной победе над Наполеоном, требуя грандиозного увековечения. И в ее честь в Москве как исторической столицы России, должен был появиться второй после храма Христа Спасителя благодарственный храм, освященный во имя святого князя Александра Невского - по тезоименитству государя-освободителя. 

О его строительстве заговорили сразу же после опубликования Манифеста, и в числе инициаторов был известный русский историк М.Н.Погодин. Высочайше утвержденный Комитет для сбора пожертвований был создан уже 5 июня 1861 года при Чудове монастыре, где и хранились собранные по всей России деньги. Однако в том же 1861 году началась роспись храма Христа Спасителя. Осуществить одновременно два таких дорогостоящих дела оказалось сложным, и именно финансовые трудности затянули дело. Храм Христа Спасителя собирались освятить в марте 1881 года, к 25-летней годовщине правления Александра II, но взрыв первого марта на Екатерининском канале в Петербурге отложил московское торжество на два года. На месте его гибели построили храм Спаса на Крови по образу московского собора Покрова на Рву. Память великого императора почтили и в Москве. (Она, кстати, имела свое благодарение за спасение жизни императора от первого покушения, совершенное в апреле 1866 года - Комиссаровское техническое училище в Благовещенском переулке близ Тверской основанное на средство железнодорожного короля Петра Губонина и названое по фамилии мещанина Осипа Комиссарова, толкнувшего руку Дмитрия Каракозова, когда тот стрелял в императора). 

Первой стала церковь Александровского приюта (как тогда говорили, убежища) для увечных и престарелых ратников русско-турецкой войны, устроенного в 1878 году во Всехсвятской роще на Петербургском шоссе, что на Соколе. Его домовая церковь во имя св. Александра Невского была заложена только в августе 1881 года, в воспоминание о мученической кончине Александра Освободителя. Его памяти был посвящен и южный придел церкви Всех Скорбящих Радость в Калитниках, так как при этом храме был Дом бесплатного помещения для бедных женщин, учрежденный в 1883 году местными прихожанами честь убиенного государя.

Все это были домовые церкви. В 1884 году жители подмосковной деревни Острогино (нынешнее Строгино) просили дозволить им соорудить на свои средства часовню Александра Невского «в память в Бозе почившего императора». Она была освящена уже в 1887 году и стала единственной, освященной в честь отмены крепостного права. В престольный праздник после литургии и панихиды по Александру II, к ней направлялся из местной церкви крестный ход: перед образом святого князя служили молебствие о здравствующем царе и всем Царском доме. В советское время из ее кирпича был построен магазин, исчезнувший в 1970-е годы при строительстве микрорайона. Стояла же она в районе современной улицы Исаковского. 

В самом конце XIX века в Кремле напротив Николаевского дворца был установлен необыкновенно удачный памятник Александру II работы скульптора А.Опекушина. Бронзовая статуя монарха в порфире и с царскими регалиями стояла под гранитной шатровой сенью, увенчанной двуглавым орлом. Надпись на пьедестале гласила «Императору Александру II любовию народа». Ленин, как известно, хотел поставить там памятник Льву Толстому, поскольку акт о его отлучении от Церкви был зачитан с амвона Успенского собора, но в итоге там появился памятник самому Ленину. 

Главным же памятником Александру Освободителю в Москве, да и во всей России, должен был стать Александровский собор. Когда храм Христа Спасителя был освящен, появились силы и средства для новой великой стройки. Пожертвований накопилось в 70 тысяч рублей, и остальное взяла на себя казна: общая стоимость проекта составляла более миллиона. Место для него отвели на просторных Миуссах, недалеко от Тверской улицы. Историческое название Миусс произошло, по легенде, от имени казака Миуски из ватаги Стеньки Разина, которого привезли вместе с плененным атаманом в Москву и в 1673 году казнили на этой площади. На самом же деле, как считают ученые, название Миуссы восходит ко временам Азовских походов Петра I: здесь царь разместил огромные флотские склады леса для гавани в Азовском море, строившейся в устье реки Миус. 
Сходство его судьбы с храмом Христа Спасителя - поразительное. Первый конкурсный проект составленный архитектором Латковым, автором шатровой часовни-прощи Сергия Радонежского у Рогожской заставы, был одобрен Московской духовной консисторией, но отвергнут Святейшим Синодом. Возможно, что столь важный государственный заказ не хотели отдавать малоизвестному архитектору. И автором утвержденного проекта стал академик А.Н.Померанцев, архитектор Верхних торговых рядов на Красной площади, который составил его по рисункам В.М.Васнецова. 

Проект называли чудом архитектуры. Грандиозный, 21-главый, без единого столпа храм высотой в 70 метров, вмещал в себя до 6 тысяч людей, вторя храму Христа Спасителя и по замыслу, и по размерам. Купола собора, грациозно выстроившись около высокой центральной главы, будто пылавшие свечи, выражали идею православной соборности и единства царя с народом. 

Его собирались построить к 1911 году, к 50-летнему юбилею отмены крепостного права. В 1904 году митрополит Московский Владимир (Богоявленский) совершил чин освящения отведенного места для закладки и обратился к многотысячной толпе со словом о любви России к созиданию святых храмов и о том, что не было еще на Руси примера, «чтобы храм, начатый постройкой, не был доведен до завершения». Именно эта участь ожидала созидаемый собор. На следующий год грянула первая русская революция, отодвинувшая его возведение почти на десятилетие - закладку храма приурочили к 300-летию дома Романовых! 22 сентября 1913 года торжество почтила своим присутствием св. великая княгиня Елизавета Федоровна. Митрополит Московский Макарий, совершивший чин закладки, снова напомнил о давней русской традиции знаменовать великие события созиданием храмов-памятников. А на следующий год началась I Мировая война. 

К тому времени успели соорудить нижний этаж собора, где в ноябре 1915 года был освящен придел - первоначально во имя св. апостола Архипа, в чей праздник состоялось подписание Высочайшего Манифеста об освобождении крестьян, но потом он был переосвящен во имя св. Тихона Воронежского. Здесь стали служить ежедневные литургии и панихиды по русским воинам, павшим на поле брани. Невероятным усилием собор успели возвести к 1917 году, оставалась лишь его внутренняя отделка. Прилегающая улица и переулок были названы в честь Александра Невского - и названия эти чудом уцелели до наших дней с тех времен. Еще одна улица получила имя «Память 19 февраля», но при последующей реконструкции она была включена в площадь и исчезла. Тогда же на Миуссах едва не появился памятник Льву Толстому работы скульптора С.Д.Меркурова, снимавшего с покойного писателя посмертную маску в Астапово. Его хотели было поставить на Миусской площади, где тогда находился народный университет А.Шанявского. Однако раздались угрозы взорвать памятник отлученному христоборцу, если его поставят рядом с сооружаемым храмом. Угроза подействовала, и памятник установили на Девичьем поле, а в 1972 году перенесли во двор музея Толстого на Пречистенке. 

Первый тревожный звонок раздался после Февральской революции. Александровский собор был столь велик, что его хотели использовать для заседаний Учредительного собрания - дабы и оно традиционно заседало в Москве, а не в северной столице, хотя в приделе храма шли богослужения. А после Октябрьской революции собор, по выражению историка П. В. Сытина, «стал не нужен». В 1920 году храм хотели разобрать на бесценный кирпич, но цементная кладка была очень прочной, и качественного кирпича вышло бы очень мало. Да и Главмузей вступился тогда за храм «ввиду исключительного значения данного памятника». Тем не менее, в 1925 году явилась идея создать в соборе первый советский крематорий в курсе пропаганды революционного «красного погребения» - для такой идеологической цели православный храм подходил как нельзя лучше, но колоссальный собор Александра Невского был слишком дорогостоящей затеей, и крематорий устроили в более скромном храме Серафима Саровского Донского монастыря. А недостроенный храм на Миуссах предлагали использовать то под «пантеон Коминтерна», то под музей «установления советской власти на Дальнем Востоке», то под пищеблок для детского дома. Были проекты облечь его в бетонную конструкцию и превратить в обычное здание. Взорвать его не решались, поскольку первые же попытки дали трещины в соседних домах, а советские путеводители умалчивали причину его сооружения, будто ее не было вовсе. 

Решение пришло неожиданно и просто. В 1960 году на Миуссах появился Дом пионеров, построенный на фундаменте собора с частичным использованием его стен и кирпича. Это все, что осталось от национального храма, возводимого в благодарность за долгожданную свободу русских крестьян. О его восстановлении речи нет. Лишь недавно появилась идея соорудить там часовенку, в которой русские люди смогут помолиться за убиенного Александра Освободителя..

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (1 голос)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...