Ты победила, Родина моя!

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В величайшем празднике слились все — молитва, ликование победителей, радость людей, триумф вождей, эпохальные памятники, и общая, всечеловеческая надежда  о вечном мире. Победу в Москве ждали со дня на день. Пасха в тот год выпала на 6 мая, праздник святого Георгия Победоносца. Победа пришлась на  Светлую Седмицу. После подписания капитуляции  8 мая немцы  сложили оружие к утру 9 мая. По словам Ильи Эренбурга, победа подарила великую тишину. «Свершилось! Она перед нами, не слово, не мрамор, горячая, живая, в гимнастерке, полинявшей от солнца и дождей, седая от пыли походов, с ленточками ранений на груди, самая прекрасная и самая любимая, наша Победа!» Указом  президиума Верховного совета СССР 9 мая было объявлено  днем всенародного торжества праздником Победы и нерабочим днем. Каким  был в Москве этот день 9 мая 1945 года?

Это была среда.  Три дня, с Пасхи  над Москвой шли весенние дожди, и москвичи очень радовались им, даже тучам, потому что они были удивительно красивы. А 9 мая вдруг ослепительно засияло солнце  и не уходило с небосклона до вечера. Москвичи замечали, какие необыкновенно прекрасные листочки распускались из пухлых почек лип, и останавливались посмотреть на эти почки.  Современники вспоминали, что давно ждали победу, чувствовали, что она скоро придет, вот этой весной, но что радость так будет велика, так остра, так потрясающа  — не ожидал никто.

Весь день во всех действовавших московских храмах служили благодарственные молебны и панихиды по убиенным русским воинам.  Обращение  патриарха Алексия I   было первой церковной  вестью о Победе, первым словом Церкви о ней:

Мир на земле Российской и, благодаря соединенным усилиям союзных правительств и воинств, мир на землях многих...  Мы уверенно и терпеливо ждали этого радостного дня Господня, дня, в который изрек Господь праведный суд Свой над злейшими врагами человечества, и Православная Русь, после беспримерных бранных подвигов, после неимоверного напряжения всех сил народа, вставшего как один человек на защиту Родины и не щадившего и самой жизни ради спасения Отечества, ныне предстоит Господу сил в молитве, благодарно взывая к Самому Источнику побед и мира за Его небесную помощь в годину брани, за радость победы и за дарование мира всему миру.

Патриарх, напомнив об ответственности за Победу и обещая молиться за ушедших в горний мир, призвал оставшихся в живых к земному подвигу — созиданию страны,  воссозданию городов, «из которых каждый — герой войны»,   к установлению общими силами такого порядка в мире, какой не дал бы повториться ужасам войны. Призвал  духовенство и верующих молиться с такою же пламенной верой о мирном преуспеянии нашей страны, с какими она молилась в годину испытаний о победе над врагами нашими.

Люди  вышли на улицы. Началось народное гуляние. Никто не хотел в тот день  оставаться дома. Все стремились попасть на Красную площадь, в центр. Военные оказались в большом почете. Их хватали на руки и качали, забрасывали цветами,   обнимали, целовали. В объятия друг другу попадали и совсем незнакомые люди.  Пили водку, первые победные граммы. Очевидец записал, что может быть в   народной толпе, заливавшей московские площади, бродил тот, кому дано написать Илиаду нашего времени, новую «Войну и мир»,  но только в будущем, мирном, далеком, а сейчас для такого труда никто не готов, — слишком  сильное  волнение, слишком большая радость. 

В тот день по радио обратилась Клементина Черчилль, находившаяся в Москве по приглашению советского руководства. Двумя днями раньше  ей вручили в    Кремле   орден Трудового Красного Знамени за организацию  в 1941 году британского Фонда помощи России, получившего  прозвище «Фонд миссис Черчилль».  Он отправлял в Советский союз продовольствие, медикаменты, оборудование для госпиталей,  и говорили, что супруга британского премьера первой  открыла для СССР второй фронт. Леди Черчилль огласила  послание мужа «маршалу Сталину, Красной армии и русскому народу от британской нации»  с сердечными приветствиями  по случаю «блестящей победы, которую вы одержали, изгнав захватчиков из вашей страны и разгромив нацистскую тиранию». Сам Черчилль   выступал с официальной  речью накануне, 8 мая, по поводу капитуляции фашистской Германии, в которой были примечательные слова: «Сегодняшний день мы, вероятно, будем думать главным образом о самих себе. Завтра мы воздадим особую хвалу нашим русским товарищам, чья доблесть на поле боя явилась одним из великих вкладов в общую победу».

Политические лидеры Европы и Америки, обращаясь к своим народам, говорили о  доблести  союзных сил, что лишь силами Объединенных наций  была одержана победа, говорили о вкладе своего народа в общую победу, о его подвиге, страданиях, потерях. Для каждого народа победа была общей и своей. Говорили о  Мире и ответственности за него перед живыми и павшими. В этот день  старались не вспоминать ужасов войны, но живые клялись павшим в одном — не забыть. «Клятва победителей» тоже была общей — больше никогда не пустить на землю фашизм, за какими бы масками он не прятался. Не позволить  зародиться идее мирового господства, разделения  людей на «арийцев» и недочеловеков. Фашизм навсегда объявлялся злейшим врагом свободного человечества, не имеющим оправдания.

Вечерняя  Москва напоминала огромное человеческое море.  Красная площадь, улица Горького, Театральная и Манежная площади были запружены народом.  Многие  взяли с собой детей. Все  ждали главного — выступления Сталина. Оно началось в девять часов вечера. Что сказал Сталин именно  в тот день, обращаясь к соотечественникам и соотечественницам?   Он говорил,  что фашистская Германия, поставленная на колени Красной армией и войсками наших союзников, признала себя побежденной и объявила безоговорочную капитуляцию. Что действительная  капитуляция  была принята  только утром 9 мая, когда немецкие войска стали в массовом порядке складывать оружие и сдаваться в плен нашим войскам. Говорил о великих жертвах, лишениях и страданиях   народа, и человеческих трудах, отданных  на алтарь Отечества ради победы. Говорил о планах Гитлера расчленить нашу страну, оторвать  Кавказ, Украину, Белоруссию, Прибалтику и уничтожить Россию, чтобы она больше никогда не смогла подняться.  И что  теперь вековая борьба славянских народов за свое существование и свою независимость окончилась победой над немецкими захватчиками и немецкой тиранией.  

Его слушали с обнаженными головами.

А  в десять вечера был  грандиозный салют  Победы, тридцать залпов из тысячи орудий. Москва озарилась разноцветными искрящимися  огнями под дружное, многотысячное «ура», раскатами,  волнами, катившемся к окраинам. Над центром лучи сотен прожекторов  соткали огромный  светящийся купол.  Русская столица  превратилась в праздничный пылающий город, торжествующий, победивший. Так кончился майский день, которому было суждено войти в историю как День Победы.

Илья ЭРЕНБУРГ: Ты победила,  Родина!   От смертельной опасности Красная армия спасла человечество.  Мы не забудем пережитого, и в этом порука мира.   Мы победили потому, что крепкие советские люди, когда судьба их искушала малодушным спасением, умирали, но не покорялись.  Мы пришли в Берлин потому, что на смену павшего тотчас приходил другой,  Мы спасли не только нашу Родину, мы спасли всечеловеческую культуру, древние камни Европы и ее колыбели, ее тружеников, ее музеи, ее книги.  С нами сражались рука об руку наши доблестные союзники, и верность победила коварство: фашистская Германия капитулировала. И в утро победы мы с гордостью повторяем: да здравствует свет!  

Празднование продолжалось. Вечером 24 мая был торжественный прием  с концертом в Георгиевском зале Большого Кремлевского двора  в честь командующих войсками  Красной армии, на котором Сталин произнес  знаменитый тост за  здоровье русского народа. Хотя тостов  поднималось множество — и за все воинство, и за маршалов Великой Отечественной, и за старших военачальников времен Гражданской войны, и в честь В.М.Молотова, за удачи внешней политики. Поминального тоста не было — решили чествовать  только живых.   Сталинский  тост,  посвященный русскому народу, был последним, завершавшим праздник.  Собственно тост поднимался за здоровье всего советского народа, но русский народ был назван самым выдающимся из наций СССР и заслужившим на войне звание руководящего народа, особенно  за доверие, которое он оказал своему правительству в первые годы  военных неудач, хотя мог бы захотеть себе  другое правительство, заключившее бы с Германией мир.  Это доверие, по мысли Сталина, оказалось решающей силой, обеспечившей историческую победу над  фашизмом.  Народ  сознательно пошел на жертвы, чтобы  добиться полного разгрома Германии. 

 Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он руководящий народ, но и потому, что у него имеется здравый смысл, общеполитический здравый смысл и терпение.

  

Ровно через месяц на Красной площади состоялся  Парад Победы,  на который почетным гостем был приглашен патриарх Алексий I,  впервые в истории советских торжеств.  Из поверженных фашистских знамен — в кульминации парада — первым был брошен наземь личный штандарт Гитлера.

Победа ждала своего памятника. О благодарственном храме, конечно, речи пока быть не могло, но она  оставила в  Москве много замечательных символов и мемориальных зданий, причем все они были созданы  в классических и даже старомосковских традициях, и  без идеологических догм в архитектуре. Национальную победу не омрачили национальные потери, но об этом чуть ниже. Одной из первых ласточек стал дом на Патриарших   прудах с вальяжными львами. Многие, глядя на него, гадают: когда же был построен особняк — то ли в XVIII веке, то ли в XIX-м.  А  он был выстроен всего лишь в 1944 году по приказу Сталина для высшего советского командования, красиво стилизованный под старинную московскую усадьбу. Говорят, что Сталин хотел построить для генералов высотку в «своем»  ампире, но архитектор И.Жолтовский, который и подал идею оригинального генеральского дома,  убедил  в преимуществах классического  варианта. По легенде, диво-дом был  создан по мотивам  местного дореволюционного особняка,  а исполнили проект архитекторы М.Дзисько и Н.Гайгаров. (Когда началась борьба с «архитектурными излишествами», то дом на Патриарших ставили в пример,  «как не надо строить»).

Трофейным гранитом, из которого фашисты собирались  создать памятник германскому «солдату-победителю», распорядились по истинному   назначению. Его не передали под памятник советскому воину или под какие-то другие мемориалы, а  пустили просто на облицовку жилых московских домов, например, 9 и 11  на Тверской улице, на ограду сквера  перед новым зданием ЦУМа  со стороны  Кузнецкого моста  (теперь на месте этого сквера еще одно новое здание того же ЦУМа). Триумфальный стиль послевоенной московской архитектуры, по роскоши не уступавший дореволюционным доходным домам модерна — тоже наследие победы.  Празднование 800-летия Москвы в 1947 году было чествованием столицы-победительницы. Подарками ко  дню рождения стали и высотки-небоскребы, и смотровая площадка на Воробьевых горах, и роскошные дома на Тверской и Земляном валу, на участке от улицы Воронцова поля до Яузы. Средний дом (№46/48), по легенде, облицованный тем же трофейным гранитом, считается лучшим «сталинским» домом Москвы. Он  потом тоже стал жертвой борьбы с архитектурными излишествами, попав в примеры неподобающего строительства. Его архитектор Е.Рыбицкий в 1949 году получил за него сталинскую премию, а в 1955 году был лишен ее за оные излишества.

Дело стало за главным — памятником самой Победе. 

Идея  монумента героям Великой Отечественной войны появилась еще в 1942 году, для  увековечивания павших и поднятия воинского духа, но осуществить ее тогда не было возможности. Зато в 1944 году уже поступали самые разные авторские идеи по поводу сооружения памятника победе. Например,  создать в Москве Пантеон Славы из мрамора и бронзы.  Или  установить в  республиканских  столицах флаг-башни с государственным  флагом  СССР, а в Москве — главную флаг-башню с огромной статуей Сталина на постаменте.  Интересно,  что именно тогда родилась идея мемориального парка Победы, правда, создать его предлагали в Химках.

Лучшим местом для памятника в ту пору  представлялся  центр Москвы, а наилучшим — Красная площадь. Тут примешивались нехорошие идеологические моменты, и явилась гнилая мысль снести под памятник  Исторический музей. Предлагали заодно и ГУМ с Гостиным двором, как  отжившие свой век, но музей оказался под особенным прицелом. На его выгоднейшем месте предлагали возвести то гигантский монумент советскому воину, то гранитный Утес, то Триумфальную арку для прохода победителей — мемориалы, изысканностью для такого места не отличавшиеся. Архитектура музея была признана «неудачной» членами ученой комиссии (точь-в-точь как прежде отсутствие художественной ценности храма Христа Спасителя), хотя были предложения передвинуть музей на угол ближе к Никольской, но предложений снести было значительно больше. Повторимся, национальная победа обошлась без национальных потерь. Разрушения остались войне. Победа требовала памяти, мира и созидания.  Идея о создании памятника на Красной площади была отклонена. К великому счастью для Москвы и для самого памятника, ибо в итоге место для него было   предоставлено самое удачное и не менее символичное, чем Красная площадь — Поклонная гора.

Она  была в Москве символом Святой Земли, наподобие Поклонной горы близ Иерусалима, где паломники кланялись Святому Воскресению Христову. Здесь же издревле путники кланялись престольной Москве в землю перед встречей или на прощание.  Здесь   с почетом встречали иностранные  посольства,  которые оказывались под впечатлением от величественной панорамой  Москвы,  пылавшей золотом  крестов и куполов. Здесь в 1612 году поляки жадно взирали на русскую столицу. Здесь Наполеон безуспешно ждал  «поклона» москвичей с ключами города. Поклонная гора видела почти всех врагов, кроме немцев.  В  1958 году  тут  установили  гранитный знак в честь будущего сооружения памятника и заложили парк Победы. Закладку форсировало предложение Г.К.Жукова к 10-летию победы все-таки ознаменовать ее  сооружением  величественного памятника,  которое затянулось поисками достойного места, конкурсами и  прочими  трудностями.  Он был закончен только к 50-летию Победы, представляя  одновременно памятник, музейный комплекс и парк. Относиться к нему можно по-разному, не забывая одного — это главный памятник Победе в Москве, тот самый, который хотели возвести победителям тогда, в 45-м.    

К юбилею же Победа дождалась своего законного и очень символического храма во имя Георгия Победоносца, посвященного и святому хранителю русского воинства, и небесному покровителю полководца Г.Жукова. Первая церковь Москвы, сооруженная после Октябрьской революции, оказалась благодарственной в честь Победы, продолжив многовековую русскую  традицию  чествовать великие национальные победы храмами.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (4 голоса)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

На 800-летие Москвы каждому (!) москвичу, прожившему в Москве более 5 лет полагалась красивая юбилейная медаль с профилем Юрия Долгорукого, которая выгляделя вполне как боевая. Кстати, трофейным гранитом был облицован и огромный генеральский дом на Соколе, ул. Алабяна д.1.

[ответить]

действительно, трофейный гранит пошел на облицовку нескольких домов, не только на Тверской. а вот по поводу медали не совсем так. ею награждались только москвичи, способствовавшие реконструкции, экономическому и культурному развитию столицы, и даже домохозяйки, принимавшие «активное участие в благоустройстве города, работе школ и детских учреждений». само же представление же к награде полагалось при условии проживания награждаемого в Москве или ее пригородах не менее 5 лет.

[ответить]

Про медаль - интересная подробность, не знал, хоть и играл ею в детстве :о)

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...