Дневник ХХХI Московского международного кинофестиваля. День шестой

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Я уже упоминала о ренессансе восточноевропейского кино, свидетелями которого зрители ММКФ стали в последние несколько лет. К сожалению, странная отборочная политика устроителей и внутренний фестивальный расклад сил таков, что наиболее интересные ленты не попадают в конкурс, оставаясь на периферии фестиваля, и это очень обидно, поскольку многие из них реально могут претендовать на высшие награды. Несколько лет подряд нас радуют Болгария, Румыния, Венгрия, а восточноевропейские режиссеры являют совершенно неоправданную «периферийность сознания», не помышляя о том, чтобы попытаться составить конкуренцию западным мэтрам, и абсолютно, на мой взгляд, напрасно.

Каким-то чудом в конкурс попала стильная лента  венгра Петера Гардоша «Выходка», о воспитании мальчиков в католическом колледже начала века. Сюжет перекликается с картиной Питера Маллана — победительницей  59-го Венецианского кинофестиваля 2002 года «Сестры Магдалины», только в «Сестрах...» школа была для девочек.  

Итак, 1912 год, «Титаник» уже затонул, а революция в России пока не победила. Всюду жизнь, и только в колледже остановилось время. Обычно такие замкнутые пространства — средоточия всех пороков и свинцовых мерзостей бытия.  Фильм с вполне однозначно сформулированной антиклерикальной авторской позицией (в то время как в России, похоже, буйным цветом зацвёл новый кинематографический тренд — апология духовных ценностей, оплотом которых объявлена РПЦ).  

Одно из главных фестивальных открытий — изумительная лента болгарина Светослава Овчарова «Единственная история любви, которую не описал Хемингуэй»

1922 год. Вызывающего вида молодого американца ночью ссаживают с поезда «Восточный экспресс», где он устраивает пьяный дебош, на крошечном полустаночке в болгарской глубинке. Станционный смотритель и его красавица-дочь поначалу воспринимают его враждебно, как «кровопийцу», убивавшего на войне их соотечественников, но потом, убедившись в том, что незваный гость — представитель вполне мирной профессии (представился военным корреспондентом «Торонто дейли стар»), спасают его от вшей и малярии.   

Действие разворачивается в течение одного вечера, в помещении железнодорожной станции, и сопровождается неподражаемыми диалогами на смеси болгарского, английского и французского языков. На следующий день станционный смотритель, сочтя, что гость позволяет себе лишнее в отношении его дочери, подсыпает тому снотворное и сажает его, находящегося в бессознательном состоянии, в поезд. И только спустя какое-то время обнаруживается,  что американец забыл на станции завернутый в газету военный крест с именной гравировкой: «Эрнест Хемингуэй» — первым американцем, раненным на итальянском фронте и награжденным королем Италии медалью и Военным крестом, был именно юный писатель...

Мой коллега и соавтор Саид Гафуров назвал болгарский фильм, напоминающий театральную постановку, очень бергмановской и одновременно очень чеховской лентой.  Действительно, даже недостатки перевода не способны затмить прелесть поистине чеховских диалогов. Тонкие и  выразительные диалоги, помноженные на ювелирную историческую достоверность, хрустальную музыку и великолепную игру света и теней дают в результате камерное кино большого стиля.

Крупнейший представитель чехословац­кой «новой волны» Юрай Якубиско после распада Чехословакии автоматически превратился в словацкого режиссера номер один.  Семидесятилетний мэтр весьма романтического облика (длинные седые волосы, чёрная шляпа а-ля Михаил Боярский) лично представлял свое новое трехчасовое историческое полотно «Батори»  вместе со своей женой Дианой Якубиско, выступившей в роли продюсера и исполнившей одну из главных ролей — роль колдуньи.

Якубиско объяснил, что несмотря на то, что герои фильма по традиции причисляются к венгерской истории, кино именно словацкое:))), поскольку в начале XVII века территория нынешней Словакии, на которой находится легендарный зловещий замок Эржебет Батори, принадлежала Венгрии.  Режиссер не без гордости отметил, что его фильм — самая дорогая картина в истории восточноевропейского кино, а деньги на съёмки нашла его дражайшая супруга, посверкивавшая недобрым глазом настоящей ведьмы. Правда, когда Якубиско озвучил стоимость фильма — 1 миллион евро — по залу прошел смешок: по российским меркам это настоящая малобюджетка...

История графини Эржебет Батори почему-то не так широко известна, как предания о Жиле де Ре — Синей бороде? или графе Дракуле, тогда как именно она — реальный исторический персонаж, занесенный в книгу рекордов Гиннесса как самая кровавая серийная убийца-женщина.  Если верить легенде, наша отечественная Салтычиха не годится графине Батори и в подмастерья — число жертв кровавой графини исчисляется тысячами. Якубиско поставил перед собой и блестяще решил смелую и весьма сумасбродную задачу восстановления, с его точки зрения, исторической справедливости и оправдания графини Батори, которую, с его точки зрения, оклеветали могущественные враги — крупные венгерские феодалы, положившие глаз на её владения. Режиссер сразу предупредил, что те, кто пришел в кино в предвкушении кровавого триллера, могут сразу уходить из зала — ибо графиня есть несчастное, оклеветанное создание, мятущаяся душа, мудрая правительница, мужественно сопротивлявшаяся наветам недругов и завистников. 

Тем не менее, кровища в фильме льётся бурными реками, но ощущения пошлой избыточности почему-то не возникает, всё очень органично и не вызывает внутренного протеста.  По версии авторов, число жертв Батори завышено молвой на порядки, при этом, конечно, режиссер не пытается отрицать, что убивала Эржебет с превеликим таки удовольствием, правда, якобы, только употребив в пищу галлюциногенных грибов, заботливо поставляемых  колдуньей.  Впоследствии графиня приказала убить колдунью и перестала потреблять грибы, в связи с чем уровень её кровожадности заметно снизился, но было уже поздно: клевета и наветы сделали свое черное дело, и несмотря на то, что в ванной, которую принимала Эржебет, соперники графини вместо крови юных девственниц обнаружили раствор каких-то красных трав, было уже поздно, графиню несправедливо обвинили в убийстве нескольких тысяч человек и осудили.

Ванны из крови, видимо, произвели на Якубиско особое впечатление — он с жаром опровергал легенду, ссылаясь на собственный опыт купания в ванной из молока, — режиссер поведал, что даже молочные ванны источают дикое зловоние, чего уж говорить о кровавых. Аргументация, конечно, так себе, но благодаря великолепным пейзажным съемкам, идеально подобранным актерам (Анне Фрил — Эржебет я бы спокойно вручила приз за лучшую женскую роль), впечатляющему масштабу исторического кинополотна  зритель готов простить и легко переварить и потоки крови,  и ошмётки растерзанной плоти, и чад горелого человеческого мяса, и вырванные волосы и ногти, и раздробленные кости, и прочие атрибуты восстановления исторической справедливости.    

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (1 голос)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...