Дневник ХХХI Московского международного кинофестиваля. День четвертый

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Принципы составления фестивальной программы всегда были для меня непостижимы.  На Московский кинофестиваль привозят несколько сотен фильмов, не считая различного рода ретроспектив (в этом году — программы индийского, болгарского, грузинского и армянского кино, ретроспектива Марко Феррери, подборка кинематографического социалистического авангардизма и т.д.), а непосредственно в конкурсе на призы участвуют жалких полтора десятка картин, причем, как правило, наиболее стоящее кино всегда остается за пределами конкурса.  Точно так же и в этот раз, наиболее яркие ленты в конкурсе не участвуют.

Несмотря на моё стремление в этом году минимизировать просмотр кинопродукции Восточной Европы, сделать это просто не удаётся — который год подряд румыны, венгры и болгары рулят фестивалем, вываливая на зрителей все свои непережёванные, незарубцевавшиеся социальные болячки.  Признаться, я за последние годы подустала от кинофантазий различного масштаба и качества на тему наркотрафика, мужской и женской проституции, суицидов и депортаций албанских и румынских мигрантов из негостеприимных зажравшихся стран. Тем не менее интуиция меня в очередной раз не подвела с фильмом венгерского режиссера Кристины Года «Хамелеон»

Идиотская фестивальная аннотация сулила  что-то развлекательное про брачного афериста, всерьёз влюбившегося в свою жертву; на самом деле «Хамелеон» — настоящее мужское кино, глубоко антикапиталистический социальный триллер, снятый с брутальным изяществом, стильно и сочно. Фильм почему-то остался незамеченным критикой, пережёвывающей очередной плод больного воображения Киры Муратовой и очередную халтуру Николая Досталя, и очень зря. Полагаю, о Кристине Года мы ещё не раз услышим — чувствуется на удивление крепкая режиссерская рука.  

Экранизация классического романа Теодора Фонтане немецкого режиссера Хермине Хунтгебурт «Эффи Брист» (вообще нынешний фестиваль на удивление урожаен на блестящих режиссеров-женщин, какое-то нашествие кинематографических амазонок) — своеобразный ответ фильму «Эффи Брист» тридцатипятилетней давности Райнера Вернера Фассбиндера, где главную роль играла Ханна Шигулла, гость нынешнего кинофестиваля.

Феминистский роман Теодора Фонтане стал в своё время для немецких суфражисток тем же, чем для французских «Мадам Бовари». Новая версия «Эффи Брист», разумеется, представляет собой женский взгляд на гендерные отношения — Хунтгебурт к своей героине куда более безжалостна, чем некогда Фассбиндер, о чем недвусмысленно намекает кастинг: в роли обманутого и вершащего возмездие мужа Эффи — главный мачо немецкого кино Себастьян Кох, на роль же самой Эффи, в романе — хрупкой и чувствительной особы, почему-то приглашена более чем страшненькая Юлия Йенч с короткой шеей и широкой, крестьянской спиной.

Четвертый фестивальный день вообще был богат на роскошные костюмные мелодрамы, но настоящим пиром духа стал показ ослепительного фильма звездной пары двух европейских мэтров Стивена Фрирза и  Кристофера Хэмптона «Дорогуша».

Фрирза не даром называют самым английским в мире режиссёром, снимающим самые французские в мире фильмы. Хэмптон шикарен и как сценарист, и как постановщик, каждый его фильм («Полное затмение», «Опасные связи», «Каррингтон») — подлинный шедевр.  В общем, «Дорогушей»  (которая на самом деле никакая не «Дорогуша», поскольку  англичане сохранили оригинальное французское название романа француженки Колетт «Cherie», но наши прокатчики имеют странную традицию коверкать перевод названий кинолент) можно было бы открывать или закрывать фестиваль, выше старины Фрирза всё равно никто не прыгнет. 

Настоящий фильм-праздник — Франция начала ХХ века, бель эпок, ар-деко во всем, начиная от карнизов и заканчивая кроватными вензелями, регулярные французские и буйные английские сады, вычурные дамские шляпки и бархатные мужские пиджаки, молочная дымка в воздухе и фарфорово-хрустальный блеск интерьеров, в воздухе разлит аромат парфюма и кокаина, периодически разбавляемый пороховым запашком, тянущимся с полей Первой мировой. Париж населен проститутками и педерастами всех возрастов и социальных статусов — поскреби любого представителя сливок общества в аксельбантах, найдешь вышедшего в тираж альфонса или жиголо на пенсии. Первоклассные в прошлом куртизанки Шарлотта (Кэти Бейтс) и Леа (Мишель Пфайффер) наслаждаются роскошной жизнью и предаются воспоминаниям, а юный сын Шарлотты (Руперт Френд) заводит странный роман с подругой матери, переросший с годами в патологический, болезненный и неразрывный союз, который не в силах разорвать ни женитьба, ни отъезд из Парижа, ни война. Пфайффер ослепительна, а притягательно-порочный Френд, убедительно доказавший, что он не просто бойфренд Киры Найтли, а вполне состоявшийся и интересный актер, выведен почему-то совсем уайльдовским персонажем, этакий Дориан Грей и Бози Дуглас в одном флаконе. 

В конце романа дорогуша-Шери стреляется, но в фильме об этом упомянуто вскользь, в финальных титрах — ничто не должно разрушать жанровое единство англо-французской салонной комедии. Ювелирно отточенные диалоги, каждый из которых претендует на фразеологическую классику, тонкая французская ирония, сплавленная с британским сарказмом, изящно высмеиваемые социальные стереотипы и завернутые в золоченую бумажку, перевязанные бантиком сексуальные перверсии — фильм не для любителей мелодрам, а для настоящих киногурманов.

Ваша оценка: Ничего
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...