Фейгин, Савченко и законы войны

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Адвокатом украинской летчицы Савченко может стать защитник Pussy Riot.

Ну все, пропала украинская летчица.

Однако вот что хотелось бы сказать по этому поводу:

Летчица Савченко ни малейших симпатий не вызывает, равно как и все ее коллеги - т.е. трудно даже описать, до какой степени не вызывает.

Однако уголовное преследование военного за то, что он выполнял свои боевые задачи, выглядит странно.
И проблема не в Савченко, а в ситуации в целом.

Что происходит сейчас на Украине? И по непосредственному восприятию, и по здравому рассуждению - там идет гражданская война. Укрофилы скажут, что там законное правительство подавляет вооруженный мятеж; но подавление мятежа с использованием ракетной техники и авиации - разновидность полномасштабной войны.

Война - это состояние общества, при котором перестают действовать многие законы обыденной жизни - нравственные, социальные, да и юридические. Ярче всего это проявляется в вопросе о насилии: убиваешь человека в мирной жизни - садишься в тюрьму, убиваешь противника в бою - получаешь медаль.

Если обычные законы и правила перестают действовать - они должны на время войны заменяться какими-то другими. Например: есть комбатанты и есть мирные жители. Убить противника - доблесть, убивать мирных жителей - преступление. Или: у мирного населения можно реквизировать то, что необходимо для армии - но нельзя грабить в целях личного обогащения или насиловать женщин. И так далее.

И до какого-то момента, примерно до середины XX века, развитие нравственной и юридической философии войны в Европе шло в этом направлении. Война - это особый режим бытия, в котором свои правила.

Установились жесткие формальные границы: война начинается объявлением войны - и заканчивается капитуляцией. В этих рамках действуют "законы и обычаи войны" - вне их они действовать перестают. Сложились представления о допустимом и недопустимом. Запреты на особо опасные виды оружия. Правила обращения с гражданскими и с пленными.

Правила о форменной одежде и отличительных знаках, служащие той же цели: установить, к кому и когда можно применять насилие, к кому и когда нельзя. Внести в хаос и кровавое безумие какой-то порядок, какой-то просвет. Какую-то возможность выйти из этой "темноты" обратно к нормальной жизни.

Да, эти законы постоянно и всеми подряд нарушаются - но ведь то же происходит и с Уголовным Кодексом. Смысл правил не в том, что их все беспрекословно соблюдают, а, для начала, в том, что они есть, и любой может с ними свериться.
Но с какого-то момента воюющие стороны, которых эти правила стесняли, нашли для себя прекрасный выход. Они просто перестали называть происходящее войной.
Какая война? Нет никакой войны. У нас тут просто... просто антитеррористическая операция. Или: восстановление конституционного порядка. Или: мы просто несем свободу и демократию несчастному народу, стонущему под пятой тирана. И так далее.
Но если нет войны - значит, творится какое-то безумие: многотысячные массы граждан, образовав две грандиозные ОПГ, ни с того ни с сего принялись так нарушать УК и попирать элементарные права человека, что только держись!
Если войны нет, значит, сажать надо абсолютно всех ее участников и за все их действия. Если войны нет - исчезает понятие военного преступления. Нет больше комбатантов и некомбатантов. Между выстрелом в вооруженного противника из окопа и вырезанием мирных жителей нет никакой разницы (пожалуй, убить противника в бою даже хуже - его ведь можно рассматривать как представителя власти при исполнении обязанностей). Пленные - больше не пленные, а преступники, которых надо судить и бросать за решетку. Ракетные удары по жилым кварталам - это повод для жалобных гуманитарных криков и стонов, и ни для чего более: нет правил, определяющих, кого здесь можно убивать - нет и тех, кого убивать нельзя. "Ничего нельзя" - и одновременно можно все. По пословице, "если тебе суждено быть повешенным за кражу ягненка - чего терять, укради овцу!" При этом, если никаких правил нет и "по справедливости" нужно наказывать всех - очевидно, что каждая сторона будет оправдывать своих, что бы они ни сделали, и применять принцип "война = преступление" только к другой стороне. Криминализация войны как таковой не приводит к прекращению войн - она приводит к увеличению жестокости и к потере тех нравственных ориентиров, которые на "войне по правилам" еще остаются.

К сожалению, именно так развивается сейчас война на Украине. Украинская сторона, взяв в плен "сепаратистов", отправляет их в тюрьму и предъявляет им за участие в боевых действиях уголовные обвинения. Россия поступает так же: поймали украинскую военную и собираются ее судить за участие в боевых действиях. Сорри, но выглядит дико. Почти так же дико, как объявление в розыск Авакова - при сохранении тесных дипломатических отношений с правительством, где этот Аваков, на минуточку, работает министром.
Злорадство по поводу украинской летчицы понятно и естественно, но, по-моему, не должно заслонять от нас эту проблему. Если Савченко - "просто убийца", тогда Стрелков - "просто" руководитель ОПГ и организатор массовых убийств. Или же нужно изобрести какое-то юридическое обоснование того, что он имеет право воевать, а украинцы такого права не имеют - но подобные обоснования всегда шатки и двусмысленны.
Не лучше ли сказать: идет война, а на войне люди действуют по иным правилам, чем в мирной жизни. И преступниками там становятся лишь те, кто сознательно нарушает эти особые законы войны.
А Надежду Савченко - не превращать в очередную "политзаключенную", икону для укрофильствующих креаклов, не устраивать вокруг нее долгоиграющее шоу, а просто обменять на пленных граждан России. О которых сейчас не принято говорить, но они уже точно есть. Еще одно из правил войны: сам погибай, а товарища выручай. И выручить своих - однозначно важнее и достойнее, чем устраивать показательную расправу над рядовым пленным врагом, попавшимся под руку.


NB: против Савченко говорит то, что она участвовала в убийстве журналистов, т.е. людей заведомо не военных. Чтобы осудить ее, необходимо доказать: она знала, что там журналисты, и стремилась убить именно их.
Здесь мы переходим уже на чисто юридическую плоскость. Но, имхо, и здесь, учитывая военную обстановку, нельзя говорить просто об "убийстве", как будто она ни с того ни с сего пошла и топором их порешила; а надо выяснять, было ли это исполнение преступного приказа, или эксцесс, или еще что-нибудь.
Другой аргумент против нее - тот, что она была не регулярной военнослужащей, а участницей батальона "Айдар". Но здесь мы снова вступаем на топкую почву: кого в условиях современной войны считать военнослужащим, а кого нет?


NNB: я смотрю, этот пост получил большую популярность.
Хочу напомнить всем читателям, что разговоры разговорами, а важно то, что мы с вами делаем.
Русское Общественное Движение делает для Новороссии вот это.
Вы тоже можете помочь - деньгами, вещами, лекарствами. Все ваши средства и усилия будут направлены на помощь русским в Новороссии и русским беженцам здесь.


NNNB: укросрач - это святое. Понимаю, что всем надо выговориться, не тру и не баню даже весьма неприятные мне мнения. Однако убедительно прошу всех участников оставаться людьми. Матерщина, оскорбления в адрес отдельных граждан и целых народов, пожелания смерти кому-либо и т.д. - верный путь к бану.

 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 3.7 (6 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...