Клуб White'S. Эссе о консервативном мужском мире

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Небольшая улица Сент Джеймс в центре Лондона, перпендикуляром отходящая от Пикадилли слева от отеля Ритц и упирающаяся в мрачный темного кирпича Сент Джеймский дворец, историческую королевскую резиденцию, где живет будущий английский король принц Чарльз, уникальна тем, что представляет собой средоточие всего мужского.

Помимо дворца, на ней расположены наиболее респектабельные и влиятельные клубы, лучшее в мире обувное ателье, самая старая в мире цирюльня, любимый сигарный салон сэра Уинстона Черчиля и вдобавок ко всему - в старинном особняке, похожем на церковь, из темного, как и дворец, красного кирпича, с витражами, изображающими циркули, наугольники и другие известные символы - резиденция некой масонской ложи, спрятанная во дворах, как и полагается всякому тайному месту.

А поскольку вывески из перечисленного есть только на обувном, цирюльне и сигарном салоне, ничто не выделяет эту улицу среди многих других и не отвлекает прохожего обывателя от привычных ему мыслей. Впрочем, мы здесь за другим.

Описанная социальная топография рисует нам портрет английского джентльмена, имеющего прямое отношение к английской аристократии, члена известного клуба в правильных, сшитых по соседству, консервативных ботинках ручной работы, непременно гладко выбритого, имеющего вкус к сигарам редких дорогих сортов и, возможно, члена парламента, возможно, состоящего в масонской ложе.

По понедельникам он читает «Дейли телеграф», по вторникам «Индепендент», по средам «Таймс», по четвергам  «Гардиан» и вечерний «Ивнинг стандарт», по пятницам - снова «Таймс», по субботам - «Интернейшнл геральд трибюн» и «Файненшл таймс». Таков представитель английского высшего класса, назовем его сэр Эндрю, только что свернувший на улицу Сент Джеймс и оказавшийся между дворцом, клубом и ложей, которые в сложившихся расхожих представлениях символизируют несколько иное, чем предписывает учебник политологии, разделение властей. Заметим, что живет этот господин в нашем с вами 2014 году. Чаще всего, однако, сэр Эндрю приходит на Сент Джеймс, чтобы провести время в своем клубе, а именно в самом закрытом клубе Лондона -White's, о нем и поговорим. 

Известно, что джентльменский клуб как общественный феномен, распространившийся по всему западному миру, возник в Англии, а значит, лондонские клубы имеют самую долгую историю и традиции. Наши представления о них, как о пространстве застывшего социального времени, действительности вполне соответствуют: высокие потолки, темные деревянные панели, портреты известных членов в тяжелых рамах, обеденный зал, сигарная комната, библиотека с пыльными старинными томами, привратник во фраке, преисполненный такого достоинства, что сошел бы за члена королевской семьи, если бы не некоторая скованность движений или другими словами - недостаток внутренней свободы. 

White's, самый респектабельный клуб Лондона, членами которого, помимо сэра Эндрю, состоят два будущих короля - Чарльз и Уильям, существует уже более трехсот лет и являет собой дух и фактическую модель высшего класса, воплощенную в небольшом пространстве камня, портретов и старинной мебели. Внимательно посмотрите на White's и вы поймете, как устроен высший класс английского общества.

Название клуб получил от фамилии его основателя Франческо Бьянки, как ни странно, итальянца, и не подразумевал изначально апологию белого человека, как некоторые думают. Особняк клуба не имеет вывески, а лишь неприметную дверь и лестницу в несколько ступеней, в отличие от более открытых клубов с Пэлл Мэлл, заметных издалека по большими клубным флагам и парадным подъездам. Сайта у White's, разумеется, тоже нет.

Впрочем, как нет в клубе и женщин, единственное в истории исключение было сделано лишь для нынешней королевы и только один раз по случаю ее юбилея - добро пожаловать в мужской мир, Ваше величество - лучшего подарка для королевы не придумаешь (даже королева Виктория не удостоилась такой чести). 

Вы, скорее всего, не найдете в интернете изображений интерьеров клуба, не говоря уже о фотографиях членов в сигарной комнате или за бильярдом (ни чекина, ни инстграмма - прим. ред.), они, как и телефонные и деловые разговоры клубными правилами не рекомендуются, а стало быть исключены полностью - таким образом сохраняется высшая степень приватности, а клуб становится непроницаем для взгляда постороннего. Но все же.

Аристократические интерьеры White's довольно аскетичны по сравнению с многими буржуазными клубами Лондона. Это далеко не самый роскошный клуб, если под роскошью понимать богатство внутреннего убранства.

На первом этаже, где разместился у окна в кресле сэр Эндрю, читающий "Таймс", довольно низкие потолки, что создает камерное ощущение скорее квартиры или небольшого отеля, нежели роскошного заведения. Самый красивый зал - обеденный - расположен на более просторном втором этаже и украшен большими портретами королей на стенах, выкрашенных в бордо в тон с бордово-серым узорчатым ковром.

Бордовые портьеры тяжелого бархата и такого же цвета свечи на белых скатертях дополняют цветовую атмосферу обеденного зала. Кроме того, отметим небольшой камин, столовое серебро, цвета темного шоколада резной потолок, такие же стулья. Говорят, между прочим, что вегетарианское меню в клубе весьма непопулярно - за семь лет подано всего три порции, впрочем, сомневаться в аппетитах джентльменов не приходится - ежедневно подается несколько десятков рябчиков и другой птицы - джентльмены предпочитают то, что летает, приземленная пища не вызывает у них гастрономического энтузиазма, разве что кролик на закуску и рыба. 

Однажды Бенджамин Дизраэли, знаменитый английский премьер-министр, сказал, что есть только две вещи, над которыми англичанин не властен - над статусом рыцаря Ордена Подвязки и членством в White's. Некоторые джентльмены ждут заветного членства по четверть века и не всегда дожидаются - не помогут здесь никакие благотворительные взносы и обеды с представителями королевской фамилии. Для голосования используется книга, где члены клуба отмечают свое согласие или несогласие с новой кандидатурой. Чтобы стать членом клуба нельзя получить ни единого "черного шара", как называет это клубная традиция. Заветные двери открываются только по единогласному решению джентльменов.

Кстати говоря, в White's невозможно попасть, запятнав свою биографию коммерцией (бизнесмены, будучи третьим сословием в традиционной иерархии не в чести). Зато можно быть иностранцем, британское подданство не обязательно, другое дело - принадлежность к узкому кругу через Итон, Оксфорд и прочие элитарные дороги британского королевства, без которых попасть в число избранных невозможно. Интересно еще вот что. Членами White's традиционно являются послы ведущих мировых держав (Соединенных Штатов, Франции и проч.), однако членство в клубе закреплено не за человеком, выбывающим из клуба сразу после сложения полномочий дипломата, а за посольским статусом. 

Сегодня среди членов White's всего два человека с русскими корнями, несмотря на огромную русскую диаспору Лондона, да и они родились за границей. Это князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский и князь Юрий Голицын, но только первый говорит на прекрасном русском, второй же предпочитает английский и является уже, скорее, англичанином. Будучи клубом формально неполитическим, White's, конечно же, столп консерватизма: либералов здесь не любят и в браки между собой не вступают.  

На фото: Князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, давний член самого закрытого клуба Лондона White's и автор статьи

Английские клубы играют большую роль в системе общественных координат и опознавательных знаков, маркируя через принадлежность к тому или иному клубу социальный статус джентльмена, что гарантирует, помимо прочего, и его репутацию.

Кроме того, будучи полноценным институтами англосаксонского, в первую очередь, мира, такого уровня клубы представляют собой идеальное место для неформального обмена мнениями и согласования позиций по важным вопросам (и международным в том числе) - в мягкой, размеренной среде клуба в отличие от парламента делают это без крика.

Однако время от времени любой консервативный институт, являясь символом безусловно политическим, подвергается общественной критике. На беспрецедентный довольно шаг пошел Дэвид Кэмерон, английский премьер-министр, добровольно оставивший членство в White's (единственный подобный случай в истории клуба), объясняя поступок свой идеологическими расхождениями с клубным большинством по взглядам на современный консерватизм, и все это, несмотря на то, что отец его был председателем White's в свое время. Что-то в этом сюжете, правда, напоминает историю о детях, протестующих против своих отцов, поданную по случаю выборов под политическим предлогом. Недоумение сэра Эндрю на сей счет выразило общее мнение джентльменов.

Ян Флеминг, придумавший Джеймса Бонда, был членом клуба. Поэтому странно, если бы изысканные клубные декорации не послужили бы интерьером к реальной шпионской истории в стиле агента Ее Величества. Правда в качестве разведчиков выступили идеологические враги агента 007 - легендарный, работавший на СССР,  Ким Филби и его товарищи, вошедшие в историю как "кембриджские шпионы". Говорят, что вербовали они интересующих разведку джентльменов прямо в баре White's. Был большой скандал. Но в конце концов, любое серьезное дело включает издержки, которые чем быстрее списываются, тем лучше. 

Как бы то ни было, клуб - это не только разговоры, меню и министры, но, прежде всего, исключительно комфортная атмосфера и однородная социальная среда, располагающие к развлечениям, из которых главным среди членов White's являются пари, порой довольно забавные, которые тщательно записываются в огромный фолиант, хранящийся в библиотеке. Из нее можно узнать, например, что два джентльмена однажды поспорили на три тысячи фунтов о том, какая из двух капель на окне упадет первой, а пари двух других касалось того, за сколько ударов клюшкой для гольфа один из них - член парламента - докатит мяч от Английского банка до дверей клуба. В итоге докатил за 197 и выиграл пари. Скажете, глупость? Но подобное лишенное прагматики, но не азарта провождение времени свойственно в принципе высшему классу, что вызывает в памяти известные слова Ницше о том, что должен быть назван рабом тот, кто не располагает двумя третями дня для себя лично. 

Рассказывают, что некий господин, только что избранный членом White's, поинтересовался однажды, открыт ли бар, на что получил следующий исчерпывающий ответ: "Благословите мою душу, сэр, этот бар не закрывался последние 200 лет". Традиции стоят дороже денег - вот та мораль, которую выносим мы, заглянув в  White's, можно сказать больше - нечто становится традицией тогда, когда не продается. Свободные от коррупции узлы социальной ткани необходимы обществу, как манна небесная верующему, но в отличие от последней, они в полном распоряжении воли человека. Вспомним семейство Ротшильдов, которое при колоссальных своих возможностях было пожаловано всего лишь баронским титулом, то есть самым низшим из пэрских титулов британской аристократии.

Итак, немного заглянув внутрь самого закрытого джентльменского клуба, мы заметили также некоторые особенности британского истеблишмента, если можно так выразиться - коллективного сэра Эндрю, каковыми можно считать склонность не привлекать к себе внимание широкой публики и принципиальную непрозрачность для посторонних глаз, отсутствие женщин во внутреннем круге, реальный и символический отказ от вегетарианства, дисциплину в следовании традиционным правилам, столетиями не меняющимся, наличие вкуса без страсти к роскоши, пренебрежение торговым сословием, высокий, защищенный от коррупции порог входа, основанный на репутации претендента и коллективном одобрении, открытость к горизонтальным связям и международным контактам, способность принимать согласованные решения по ключевым вопросам, высокая ценность репутации, превосходящая деньги, а кроме того - склонность к состязательности и уважение к случаю. Однако главное, конечно, традиции, традиции, традиции, их воспроизводство и почитание. 

Но на этом мы прикроем за собой дверь примечательного во всех смыслах клуба, оставив на время сэра Эндрю курить сигару и говорить об охоте на мягких диванах White's и выйдем на чистый тротуар улицы Сент Джеймс, чтобы пройтись по ней дальше и узнать что-нибудь еще об этом консервативном мужском мире.

Андрей Маруденко, председатель правления Aurora Expertum

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (6 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...