Круглый стол Статья 282: сохранить нельзя отменить. Где поставить запятую?

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

 20 декабря в обществе "Меморил" прошел круглый стол "Статья 282: сохранить нельзя отменить. Где поставить запятую?". Актуальная тема, тесно связанная с проблемой преследования гражданских активистов, собрала в одном зале представителей "либеральной правозащиты" и националистов. К ним присоединились адвокаты Генри Резник и Дмитрий Аграновский.

И сторонники, и противники 282 статьи сошлись на том, что ее главный недостаток – размытость формулировок, приводящая к наказанию людей за инакомыслие. Все участники круглого стола пришли к мнению, что статья должна быть как минимум изменена, а значительная часть выступавших настаивала на ее отмене. Ключевым в выборе позиции стал ответ на вопрос, можно ли карать за слова.

Глава информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский, присутствовавший на круглом столе посредством скайпа, заявил, что слова могут быть наказуемы - в том случае, если они покушаются на равноправие граждан. Следовательно, по мнению Верховского, необходимость в 282 статье существует. Однако ее нынешняя формулировка слишком расплывчата. Преодолеть этот недостаток в общем-то полезной статьи можно, убрав из нее понятие "социальная группа", поскольку признаки принадлежности к защищаемой категории должны быть конкретны. Следующим шагом должно стать превращение, как наказуемого деяния, унижения по признаку принадлежности к упомянутым в статьях группам, в статью Аминистративного кодекса. Соответствующим тогда будет и наказание - штраф, исправительные работы, запрет на занятие определенных должностей. Ну а Уголовный кодекс должен карать за прямые призывы к насилию или и дискриминации, в этом случае наказание может быть вынесено в форме лишения свободы. Впрочем, при нынешнем положении дел заключение по 282 статье - это исключение из правил, напомнил Верховский. Все эти дела будут пересмотрены автоматически в том случае, если будет изменен состав 282.

Адвокат Генри Резник пришел к сходным выводам, хотя отталкивался от других посылок - исторических. Россия с точки зрения Резника должна ориентироваться не на США, где считают, что ограничение свободы слова, защищаемой Первой поправкой, более опасно, чем пропаганда любых взглядов, а Европы, где национал-социализм зародился. Другое дело, что нормы, карающие hate speech (аналог нашего "разжигания ненависти") в Европе применяются редко, отметил выступающий.

Впрочем, понятие социальной группы (как и любые вариации слова "фашизм") в принципе должны быть исключены из законодательства из-за своей неопределенности, а в УК должны остаться лишь призывы к насилию и дискриминации. Зато должен здравствовать Федеральный список экстремистских материалов, основу которого составят труды деятелей Третьего Рейха. Но, тут же посетовал адвокат, здравая идея превратилась в свою противоположность, и теперь даже районный суд может запретить распространение текста на всей территории России. Так что конечное решение о запрещении произведения должен принимать Верховный суд.

Другой адвокат, Дмитрий Аграновский также посчитал, что 282 статья нужна. Как и Верховский, он напомнил о "резиновой" формулировке статьи и предложил убрать из статьи не только понятие "социальной группы", но и "действия" - о каких действиях идет речь, статья не уточняет, и в эту формулу может попасть все, что угодно. Далее экспертизы - они, написанные некомпетентными людьми, не имеющими профильного образования, становятся основным доказательством в делах, возбужденных по 282 статье. Но если даже судья нуждается в том, чтобы эксперты ему растолковали, были ли в словах подсудимого "разжигающие" призывы или нет, то тем более вряд ли такие речи смогут возбудить в ком-то ненависть или вражду. Наконец, санкция по 282 статье с точки зрения Аграновского вообще не должна предусматривать лишение свободы. Уже сам факт привлечения к ответственности является достаточным наказанием.

Адвокат напомнил к тому, что 282 статья называется "русской" за избирательный характер. Сам Аграновский был заявителем по этой статье, попытавшись привлечь Альфреда Коха за реплику о русских мужчинах, опубликованную в блоге радиостанции "Эхо Москвы". Однако эксперты в откровенном оскорблении признаков экстремизма не обнаружили.

Иную точку зрения выразили Наталья Холмогорова и Александр Даниэль - они категорически высказались за запрет 282.

Уголовные нормы, карающие за слова, в законодательстве недопустимы, за исключением тех ситуаций, когда высказывание является частью какого-либо другого преступления - например, подстрекательство, заметила глава Правозащитного Центра "РОД" Наталья Холмогорова. Но для того, чтобы наказать подстрекательство, антиэкстремистское законодательство не нужно - есть нормы права, которые карают за такого рода правонарушения. Оскорбленное или униженное достоинство можно защищать в рамках гражданского судопроизводства, а призывы к насилию способен наказывать и КоАП.

282 статья оказывается лишней, к тому плохо сформулированной. Так, эта статья - единственная в Уголовном Кодексе, из текста которой неясно, что конкретно она запрещает делать и за что наказывает. В формуле закона сказано, что наказуемы "действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение достоинства". Если верить правоприменительной практике, то речь идет о словесных действиях. А если верить закону, то точно также можно наказать пресловутый "стреляющий кортеж" - пальба на центральных улицах Москвы у многих разожгла вражду к дагестанцам. Но гостей с юга по этой статье не привлекли и очевидно, что не привлекут.

Еще одна проблема - хоть статья наказывает и неопределенные действия, зато именно те, которые вызваны конкретным желанием - возбудить ненависть или вражду. Но только телепат сможет точно ответить на вопрос, чего хотел "разжигатель". Ну и, наконец, невозможно возбудить ненависть к тем, к кому нет объективных претензий. Следовательно, разговор об этих претензиях, о существующих проблемах в обществе нужно вести, а не замалчивать эти проблемы.

Член правления общества "Мемориал" Александр Даниэль назвал себя категорическим противником 282 статьи в любом, урезанном или неурезанном виде. Она вредна и не нужна, завял этот оратор.

Слова с точки зрения Даниэля могут представлять собой состав преступления, но для их квалификации не нужно никакой специальной статьи, вполне достаточно существующего Уголовного Кодекса. Подстрекательство к насилию прямо запрещает уголовное право, поэтому не нужно для этого создавать отдельную норму. Ну а высказывания, направленные на возбуждения ненависти или вражды, вообще не являются преступлением, поскольку не являются преступлением ненависть или вражда к кому бы то ни было.

Ну и, наконец, считает Александр Даниэль, благожелательная заинтересованность в чужом (а не "толерантность" как равнодушная терпимость) не должна насаждаться в обществе при помощи юриспруденции.

Дискуссия, которая завершила выступления "круглого стола", также разделила присутствующих на сторонников и противников 282. Председатель Совета общества "Мемориал" Александр Черкасов высказал "консервативную" позицию - хотя за высказывания как таковые наказывать нельзя, то призывы к насилию карать можно и нужно. Председатель Совета привел два примера - опубликованный в интернете список "врагов русского народа", он, как думает Черкасов, сопровождался такими призывами, и приказ амира Магаса, в котором русские в Ингушетии были названы военными колонистами и становились "разрешенной целью". Причем с точки зрения этого правозащитника карать призыв можно еще до совершенного убийства.

Еще более категоричен был Олег Орлов ("Мемориал"). С его точки зрения слова неизбежно ведут к насилию, создавая агрессивную атмосферу в обществе - и, хотя 282 статью нужно менять, действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды должны быть наказуемы даже в том случае, если они не содержат побуждения к агрессии. Орлов сослался на Постановлением пленума Верховного Суда от 28 июня 2011 года, которое он считает исчерпывающим. В постановлении разъяснено, что под такими высказываниями "нужно понимать высказывания, обосновывающие и утверждающие необходимость массовых репрессий и геноцида, депортация, совершение иных противоправных действий с применением насилия". Ну а превращение 282 в "дубину для проявления инакомыслия" правозащитник связал не с сомнительной "резиновой" формулой закона, а с отсутствием свободных независимых судов.

Своему коллеге возразил член Совета "Мемориала" Виталий Пономарев. Он заметил, что одни и те же слова могут в разных действиях восприниматься по-разному. И если общество настолько раскалено, что любое слово может вызвать шквал насилия, то пора вспомнить о чрезвычайном законодательстве - но только на время. Орлов же предложил это временное ограничение гражданских прав превратить в постоянное. Пономареву вспомнились митинги эпохи Перестройки, участников которых провластная пресса тоже обвиняла в "разжигании". "Все те же аргументы теперь воспроизводятся в совсем другой среде", - констатировал мемориалец.

Директор Института прав человека Валентин Гефтер напомнил: мы имеем дело с очень плохо сформулированной статьей. С этой точки зрения в первую очередь нужно привести 282 в соответствие с международными правовыми стандартами. Для этого следует вспомнить, что есть большая градация составов преступления и санкций, что и нужно использовать для декриминализации "разжигания". До 90% того, что относится к 282 статье, должно караться штрафами и административным арестом, причем так нужно наказывать в том числе возбуждение ненависти и вражды, сопровождающиеся прямым призывом к насилию.

Влаимир Иванов (Истархов) привел в качестве аргумента за отмену 282 статьи Библию, наполненную призывами к насилию, и вспомнил недавнюю попытку запрета "Бхагавад-Гиты" Ленинским районным судом Томска. Рустем Латыпов из Уфы сослался на собственный опыт - он был дважды осужден по злополучной статье.

Георгий Боровиков (НПФ "Память") также решил принять участие в дискуссии. Боровиков заявил, что по обсуждаемой статье преследуются наиболее пассионарные русские, и задал вопрос: почему судьбу нашего этноса на "круглом столе" решают собравшиеся в зале "Мемориала" евреи. Завязавшийся было с Генри Резником диспут о критериях принадлежности к русским завершился тем, что и Боровиков призвал к отмене 282 статьи - не разойдясь в этом со значительной частью участников круглого стола.

 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (4 голоса)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...