Россия вернулась!

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Известный алжирский политик, лидер Партии центра, крупный переговорщик и один из теневых арбитров современной политической жизни в стране Эль Мехди Аббас Аллалоу (помимо прочего побывавший еще и руководителем судейского корпуса алжирской футбольной федерации) в деловых целях посетил Россию, где вел переговоры с рядом крупных компаний. Воспользовавшись представившейся удачной возможностью узнать о взглядах мейнстрима алжирской политики, Саид Гафуров побеседовал с нашим уважаемым гостем, пережившим несколько покушений на свою жизнь и в период 1994-2008 годов вынужденный в целях безопасности жить в Испании.

СГ: Ваше Превосходительство, как в Алжире воспринимают то, что многие СМИ называют «арабской весной»?

МАА: Не нравится мне это выражение – «арабская весна». Как бы она не оказалась «арабской осенью»! Есть в первую очередь одна очень опасная, очень важная вещь. Мир меняется, и, наверное, «арабская весна», как Вы ее называете, потребует много времени для обсуждения. Вот приехал в Алжир Франсуа Зимирай - посол по вопросам прав человека во Франции. Он, как и я сейчас, встречался с журналистами, и заявил им публично, во весь голос, что арабская весна не будет останавливаться. Дескать, после падения режимов Бен Али, Мубарака и Каддафи пришло время остальных.

Но кого он имел в виду? Кто такие эти «остальные»? Если Судан, то он уже раскололся на две страны. Йемен погряз в междоусобицах и внутренних проблемах, до сих пор не нащупав из них выхода. Тунис получил то, что ему надлежит, Египет тоже получил то, что ему надлежит. Ливия получила гораздо больше того, что ей надлежало. Все знают положение Сирии, и я еще к этому вернусь. Это фактически все арабские республики. Кто остался?

СГ: Страны Персидского залива?

МАА: Нет, они вообще не шли в счет. Эти вообще не волнуют никого. Европейцев не беспокоит ничего, что относится к каким-либо королевским особам.

СГ: Ирак? Ливан?

МАА: Ну, у Ирака, Ливана или Мавритании проблем гораздо больше, чем какая-либо «весна» или «осень».

Остался только Алжир. И почему со своим заявлением этот французский посол приехал именно в Алжир? Все помнят, что проблемы начались в Египте практически сразу после выборов. В Тунисе так прямо сразу после выборов. И мы сейчас в Алжире готовимся к выборам, которые скоро у нас пройдут. Как алжирца, меня очень волнует благополучие моей страны. Я не хочу, чтобы она была игрушкой для бывших колонизаторов, которые нашу страну заполонили.

Почему мы хотим сближения, улучшения отношений, союзничества с Россией? Мы хотим этого, потому что Россия исторически единственная страна в ООН, которая открыла досье Алжира. Она была против его колонизации. Вожди России, кем бы они ни были, поддерживали народ Алжира и во время освободительной борьбы и после независимости. Россия это наш союзник.

Если Россия в конце 80-тых, начале 90-тых попала в очень сложную ситуацию, у нее были проблемы, это не значит, что мы «развелись». Наоборот. Когда у друга есть проблемы, я ему позволяю спокойно решить свои проблемы. И я рад вновь услышать голос господина Путина, который сказал: не забывайте, что Россия это великая страна и атомная держава. Это для меня стало доказательством того, что Россия вернулась!

И весь арабский мир, Мавритания, Тунис, Ливия и все арабские страны гордятся тем благородным и достойным вето, которое Россия наложила в СБ ООН. Это подняло статус России на арабских улицах и площадях очень высоко и вернуло России ее справедливое место, ее достойное и законное место, реальное место.

Конечно, если мы вернемся к «арабской весне», то я не люблю это название и не хочу его использовать. Весна приносит цветы, а эта «весна» принесла только шипы и колючки, разрушая страны изнутри. Она вся построена на обмане.

Обратите внимание, публикации Викиликс касаются только определенных стран, но про другие государства в них нет ни слова. Так вот, когда начала в Викиликс появляться информация о Тунисе, о семье жены президента, о ее недвижимости и собственности, конечно, тунисцы почувствовали горечь и несправедливость и начали выступать. Именно, когда все эти сообщения Викиликс стали появляться одна за другой, события в Тунисе стали разворачиваться. То же самое происходило и в Египте. И аналогичное происходило в Ливии. Обычный солдат срочной службы, юноша, которому – максимум - 22 года, очень болезненно такую информацию воспринимает.

Так почему это происходит? Кто возглавляет или контролирует Интернет, все эти электронные средства связи? Конечно, программа Викиликс была направлена на то, чтобы разрушить стабильность в некоторых странах.

Это реальность, которую мы прочувствовали на опыте. Это колониализм нового вида. Скажем так: прямого военного захвата, как раньше, не происходит, когда иностранная армия приходит и оккупирует чужую страну. Появился новый вид захвата и колониализма через управление людьми, контроля над ними. Появились и финансовые средства неколониализма - когда нужно им, они поднимают курс доллара, когда им нужно другое, они его снижают.

Кто этим управляет? Они хотят вернуть колониализм в новом его обличии. Планируют создать «новый мир», в котором они будут господствовать, управлять этим миром.

СГ: Это ведь связано с мировой торговлей нефтью и газом?

МАА: Конечно, проблема газа это большая проблема. Есть люди, которые стоят против создания газового ОПЕК. И эти люди известны. Но они не могли не понять свою реальную значимость, свою реальную силу, когда Россия на Совете безопасности в ООН указала им их место одним словом.

Конечно, газовый ОПЕК будет создан. Необходимо объединение группы стран, которая будет влиять на цену газа. Я обещаю, буду делать все возможное от меня в Алжире, чтоб цена газа соответствовала его реальной стоимости. Кстати, в Испании знают об этом и поэтому они делают все возможное, все от них зависящее, чтобы лишить меня возможности принимать участие в подготовке таких решений.

Мы экспортируем газ по ценам, которые абсолютно не соответствуют его реальной стоимости. Поэтому сближение между Россией и Алжиром выгодно для обеих сторон.

Если говорить про регион, в целом, мы не можем обойти тему Ливии. Там – трагедия, реальная катастрофа, беда у ливийского народа. Ее совершили, чтобы удовлетворить определенных руководителей некоторых стран, которые решают свои собственные проблемы путем объявления войны народам. Ливия долго будет оставаться нестабильной. До тех пор, пока к власти не вернутся реальные руководители, к которым есть доверие от всех слоев населения, которые существуют там.

СГ: Я как-то заметил в одной телепрограмме, «если полковник Каддафи был преступником, то почему министр юстиции [[в арабском языке понятия «справедливость» и «юстиция» обозначаются одним и тем же словом]] его правительства не сидит в тюрьме, а возглавляет самопровозглашенный переходный совет?

МАА (горько улыбнувшись): Это верно, и я бы сказал больше. Когда некоторые телевизионные средства массовой информации стали сообщать новости, что Каддафи приказал бомбить определенные районы, то показали один из районов, в котором находится посольство Испании. Я тогда был в Испании, читал лекцию в одном из университетов. «Испанцы, - сказал я, - спросите вашего посла, действительно ли бомбили ту улицу, где он живет».
Не стыдно ли, не позорно ли слышать высказывания этого министра юстиции, эти его телефонные переговоры, которые он вел с послом Британии! Разве можно поверить, что это революционеры! Разве такое называется «революционеры»? Это наемники, которые вошли в Триполи и захватили его.

Все знают, что французские войска, британские войска вошли в Триполи, Использовались и арабские подразделения для этого. Говорят, что Каддафи использовал наемников так же. Но как мы должны тогда называть иностранный легион во Франции? Они что, не такие же наемники? Мы должны называть вещи своими именами. Это регулярная армия, в которой служат иностранцы. Значит, они не наемники. Но тогда почему, те, кто помогал Каддафи, наемники? Это лицемерная двойная мораль.

Даже маленький ребенок понимает, что был заговор против страны, чтобы разрушить ее. Они ее разрушили. Что происходит в Сирии? То же самое.

Говорят о каких-то событиях, которые не имеют за собой абсолютно никакой реальности. Мы видели очень много телевизионных репортажей, которые якобы снимались в Сирии, но на самом деле, те же самые кадры нам показывали, утверждая, что это ливийские события. Серьезно. Одну и ту же телекартинку выдавали и за Ливию, и за Сирию!

И все эти события не идут на пользу стабильности в регионе. Есть далеко идущие горизонты, и не думаю, что Россия об этом не знает. Я был в Триполи за неделю до его падения. Я долгое время находился в Ливии, я смотрел и слышал многие вещи по телевизору, которые абсолютно противоречили тому, что происходило на самом деле в городе. Я на одном из телевизионных выступлений сказал: «я ходил по улицам Триполи с министрами без какой-либо охраны. Этому можно убедиться в Интернете - многие тогда были удивлены, что министры ходят по улицам (за неделю до падения Триполи)! без охраны».

И теперь мы хотим быть готовыми, чтобы нас не захватили врасплох. Алжир очень много страдал от разных заговоров. И мы не хотим возвращения старых времен и событий. Шарль де Голль говорил, мы уйдем из Алжира, но если мы не вернемся в Алжир, возьмите мои останки и сожгите их. Так говорил Шарль де Голль, и в Алжире это помнят.

Конечно, Алжир богат природными ресурсами - и общеизвестными и малоизвестными. Так, у нас и уран есть, у нас есть и золото. Газ и нефть, конечно, само собой. Алжир очень богат природными ресурсами, и поэтому он привлекает иностранцев, мечтающих их захватить.

СГ: А как события в регионе связаны с глобальным экономическим кризисом?

МАА: Конечно, международный экономический кризис отрицательно сказывается. Он стимулирует западные страны вмешиваться во внутреннюю политику государств региона.
Раскрою секрет: цена вопроса между Ливией и Францией была 30 самолетов Рафаль, которые Каддафи не захотел купить. Это начало, отсюда начались все проблемы. Проблема Запада – экономический кризис, и они хотели, чтобы мы за него заплатили
Мы сейчас видим, что в арабском мире все очень напряжено и нестабильно. Определенные силы готовят новую политику, новую карту региона. Они хотят провести по-новому разделение арабского мира, чтоб управлять им. Определенные группы, приближенные к западным режимам, которые хотят управлять арабским миров, ведут эту работу.

СГ: А какова роль монархий Персидского залива?

МАА: Ну, позицию ряда стран Персидского залива, программу определенных государств вы знаете. У меня очень хорошие, дружеские отношения с руководителями этих стран.
Но позиция Катара – это исключение. Это самая отрицательная, самая деструктивная позиция. Что касается остальных монархий, дверь открыта, чтобы договариваться во имя общей выгоды. Но я думаю, что Катар уже необратимо принял другую сторону. Это смешно – крошечное государство Катар, у него сто солдат и четыре самолета [[улыбается]], и их он отправил воевать в Ливию. Весь Катар по площади не больше, чем район, в котором я сам живу. Сейчас Катар наносит очень сильный вред арабскому миру на всем его протяжении от Магриба до Машрика (от Запада до Востока).

СГ: Еще интересна роль двух крупных мусульманских, но неарабских стран – Турции и Ирана.

МАА: Проблема Турции состоит в том, что она является членом НАТО. Поэтому в принятии решений в Турции нет устойчивости, преемственности. Нет стабильности.

Мы знаем, что единственная ошибка Ирана - это то, что он хочет приблизиться к созданию атомного оружия. И это недопустимая вещь, некоторым странам это запрещено.

Конечно, общая нестабильность или беспорядки в Иране или война против Ирана обойдется очень большой ценой, потому что Иран продает нефть, продает газ. И 80 процентов всего объема экспорта нефти находится в этом регионе.

Даже если мы расходимся во мнениях по некоторым вопросам, мы не вмешиваемся в их внутреннюю политическую ситуацию, потому что народ сам отвечает за изменение тех режимов, которые им управляют. Но решение вопроса с Ираном возможно только путем переговоров, только путем диалога.

Если мы вернемся обратно к Турции, то у меня в скором времени будет туда визит, на высшем уровне тоже буду встречаться, чтобы выработать общее мнение по обеспечению региональной стабильности, потому что беспорядки не пойдут на пользу никому.

СГ: Объединенная Европа официально в своих директивах по промышленной политике заявила, что ставит перед собой задачу обеспечения интересов своих компаний в Африке всеми средствами. Мнения самих африканцев, хотят ли они возвращения белых людей и присутствия их компаний, понятное дело, европейцы спрашивать и не собираются. Боевые действия, не только в Ливии, но и, например, в Кот-д-Ивуаре, да и в других странах показывают, что белые европейцы не собираются отказываться и от закрепления своих позиций силой оружия. Сейчас, после поражения Джамахирии, есть ли возможность объединения усилий африканских стран, проведения ими скоординированной, общей политики по недопущению возврата неоколониализма?

МАА: Сейчас африканские страны испытывают очень большие проблемы. Нестабильная ситуация в Кот-д-Ивуаре. В Ливии, в Мали, в Нигере, по всей Африке события продолжают развиваться. Дело в том, что страны, в которых нет политической стабильности и надежной инфраструктуры, очень легко разрушить.

Вернемся к истории. 30 лет назад из-за гражданской войны распалась Сомали, и никто даже на это не обращает внимания. Это признак того, что эти иностранные силы не заботятся об интересах коренных народов. Они просто не заинтересованы в этом.

Умирают ли африканцы от голода, умирают ли от СПИДа, никто даже палец о палец не ударит. Вместо того, чтобы помогать им, чтобы создавать рабочие места, давать людям образование, обеспечивать стабильность и процветание африканских народов, Запад работает над тем, как забрать их богатства и продавать им продукты питания и основные потребительские товары по самым дорогим ценам, чтобы их еще больше ослаблять. Это не партнерские отношения.

И так дальше не может продолжаться. Мы должны вернуться к обычным союзам, к природным соседям, к естественным союзам. И мы над этим будем работать. Не в нашу пользу будет непризнание законных интересов, прав и позиции этих стран. Но до сих пор сил и влияния у нас было недостаточно.

СГ: Вы говорите о благородной и достойной позиции Российской Федерации по голосованию в СБ ООН по Сирии. Но следует помнить, что Россия не выступила одна против всего мира. Мы получили дипломатическую поддержку от народного Китая – просто всестороннюю, от Бразилии, да и других латиноамериканских государств, до Южной Африки…

МАА: Дело в том, что Бразилия, Индия, ЮАР, Россия, Китай - у всех у них были сильно различающиеся позиции в отношении к Ливии. Конечно, Совет безопасности голосовал за резолюцию, закрывающую воздушное пространство Ливии, чтобы Каддафи не смог использовать свои самолеты.

Но свои самолеты использовали враги Каддафи, чтобы бомбить тот самый народ, который резолюция СБ ООН была призвана защитить. И есть множество этому свидетельств, я сам свидетель тому, все видел своими глазами. Я жил в Триполи и своими собственными глазами видел, как самолеты НАТО бомбили народ - не солдат, а детей и женщин.

Конечно, названные Вами страны были обмануты. И поэтому-то в решающий момент при голосовании по Сирии позиция России и Китая, новая их позиция в Совете Безопасности, это честь для этих двух стран. И честь для нас – друзей России - тоже.

СГ: У меня складывается впечатление, что торгово-экономические отношения между Алжиром и Россией не находятся на должном уровне. Помню, раньше в магазинах продавалось хорошее алжирское вино, фрукты. Сейчас этого нет. Надо как-то пытаться переломить ситуацию.

МАА: Мы думаем, что началось возвращение к нормальному порядку вещей. После распада Советского Союза Россия пережила сложный период, тяжелый период. Когда у человека есть проблемы у себя дома, ему не до проблем в других местах. Я думаю, что российско-алжирские отношения находятся в состоянии возрождения и реконструкции.

Россия оставила Алжир, потому что в то время ей было очень сложно, тяжело было и поддерживать высокий уровень отношений со своими друзьями, потому что внутреннее состояние России было очень сложным.

Поэтому сейчас, после восстановления величия России мы будем работать и над восстановлением отношений между российским и алжирским народами. Хороших отношений между руководством двух стран недостаточно. Самые лучшие, самые эффективные отношения, это отношения между народами.

Мы просим Россию, чтоб она увеличила свое присутствие в Алжире, рекламное, экономическое, инвестиционное, информационное. Таким образом, мы открываем новые перспективы для содружества. Есть сейчас российская компания, которая хочет купить телефонную компанию «Джази». Надеюсь, что это в скором будущем осуществится, чтобы Россия сделала первый шаг. А это ведь контроль одного из важнейших секторов современной экономики - связи.

СГ: А каковы все-таки перспективы отношений между нашими странами?

МАА: О, горизонты необъятны! Они очень велики. Мы знаем, что, конечно, коммерческие отношения связанны с политическими отношениями. И улучшение этих отношений после некоторого охлаждения открывает все новые и новые перспективы.
Мы сейчас будем вести большую, серьезную работу над сближением по всем направлениях. Не забывайте, что большинство офицеров в Алжире получили высшее образование (и знания!) здесь, в России. Мы помним, что Россия встала рядом с нами во время войны за независимость. Она стояла с нами и в восстановлении Алжира, и когда мы защищали свои границы ее оружием.

И сейчас Россия найдет алжирцев, которые встанут рядом с ней во всех направлениях ее деятельности и будет поддерживать ее по всем этим направлениям.

Я надеюсь и очень желаю, чтобы российское телевидение на арабском языке – Русия-аль-Яум, новое телевидение России принималось во все большем количестве домов в Алжире, потому что оно стало единственным международным телевидением, которое действительно обеспечивает алжирский народ, да и большинство «арабской улицы» необходимой, достоверной, честной и непредвзятой информацией. И это честь для нас. Добро пожаловать!

СГ: В марте 2011 года в ЕС начал действовать ряд директив, известных, как Третий энергопакет, направленный в том числе и против естественных интересов традиционных поставщиков трубопроводного газа в Европу. Трубопроводы – вещь очень дорогостоящая, инвестиции в их строительство должны возвращаться в течение десятков лет. Европейцы хотят переложить все риски инвестиций только на поставщиков газа в нарушение подписанных многочисленных межправительственных соглашений, используя избыток на мировом рынке мощностей по поставке сжиженного газа. И Алжир, и Россия являются крупнейшими экспортерами газа в Европу. Можно ли надеяться на выработку согласованной позиции, препятствующей эгоистичной позиции объединенной Европы?

МАА: Как я ранее сказал, самый лучший способ, это создать организацию, которая будет уполномочена объединить всех экспортеров газа. Если какая-то из стран-экспортеров не хочет в этом участвовать, пожалуйста, никого насильно не привлекаем. Не все страны-экспортеры нефти - члены ОПЕК.

Что касается газа, то стран, которые его экспортируют, еще меньше. Мы должны создать организацию, для того, чтобы обеспечить наши законные интересы.

И это очень важный процесс, и именно Россия должна его возглавить и руководить им, просто потому что она самая большая страна. Она везде присутствует, имеет свой вес, и к тому же находится в Европе. Поэтому необходимы выработка общих точек зрения, сближение между Россией и Алжиром. И совместная работа на обоюдную выгоду двух стран.

Что касается нас, то мы нуждаемся в вашем опыте, потому что мы проходим тот же путь, который проходила Россия. И я буду очень серьезно работать над этим, я даю слово, и это моя клятва, обещание, чтобы не было больше между нашими странами ссор и конфликтов, чтобы Россия вернулась в свой дом в Алжире. И чтобы у Алжира был настоящий дом в России. Мы над этим будем очень серьезно работать.

СГ: Большое спасибо за ту честь, которые Вы оказали нашим читателям, поделившись своим мнением по очень важным вопросам, имеющим жизненную важность для наших стран. Россия всегда была другом Алжира, как Вы справедливо заметили, и мы будем работать над тем, чтобы так было и впредь.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.1 (18 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...