Смерть маоиста

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Крупным успехом спецслужб Индии и важным прорывом в давно идущей, но слабоафишируемой гражданской войне правительства против маоистских повстанцев стала гибель 25 ноября в бою члена Политбюро запрещенной Коммунистической партии Индии (маоистской) и руководителя Военной комиссии повстанцев Котесвара Рао, гораздо более известного под партийной кличкой Кишенджи.

Он был убит в джунглях в перестрелке с объединенными силами безопасности центрального подчинения и штата Западная Бенгалия в ходе специальной крупномасштабной карательной операции, в которой участвовало более тысячи спецназовцев и полицейских. Говорят, что из материальных благ современной цивилизации у наводившего ужас на местных полицейских, помещиков, политиканов и кулаков погибшего повстанца были только автомат АК-47, патроны и слуховой аппарат.

Гибель Кишенджи может стать тяжелым ударом по маоистскому движению во всей Восточной Индии, поскольку повлечет за собой заметное нарушение снабжения маоистких отрядов и координации их действий в штатах Джаркханд, Западная Бенгалия, Орисса и Бихар.

С другой стороны, не совсем ясно, был ли он истинным вдохновителем и сердцем повстанцев или только их публичным лицом, своего рода пресс-секретарем. Кишенджи являлся, безусловно, самым известным вожаком маоистов, постоянно взаимодействовавшим со средствами массовой информации. Его тощая фигура с автоматом через плечо и красно-белый тюрбан-гамчха, а также особенности характерного дравидского акцента (когда он говорил на бенгали) были узнаваемы не только в Западной Бенгалии, но и по всей стране.

Оценить роль Кишенджи сложно и потому, что экономический и социальный блоки Правительства и СМИ замалчивают деятельность маоистов, хотя правоохранительные органы постоянно требует увеличения финансирования «противоповстанческих мероприятий». Считается, что «маоисты пользуются пониманием и сочувствием у широких масс населения, их требования просты, близки и понятны народу. С пропагандистской точки зрения маоисты бы выиграли, если бы на них стали сильно наезжать». Например, эксперты утверждают, что основные очаги восстания находятся в «Южной и Западной Индии, обычно вдали от административных центров», но наиболее широко освещается их деятельность именно в восточных регионах страны, где и нашел свою смерть Кишенджи.
Спецслужбы заинтересованы в рапортах об успехах и победах, поэтому в словах о выдающейся роли Кишенджи в движении недостатка нет. Его называют организатором каждого маоистского выступления в Западной Бенгалии с 2001 года, главным стратегом партии и архитектором быстрого роста маоистского движения. Полиглот, владевший несколькими языками, такими, как телугу, бенгали, хинди, английским и диалектами отсталых племен, Кишенджи великолепно знал особенности местности в ареалах действий своих отрядов, постоянно перемещаясь по региону. Его гибель – эффектный повод для получения наград полицейскими. В любом случае, это был достойный противник.

Западная Бенгалия и Андхра-Прадеш

Западной Бенгалией с ее девяностомиллионным населением, где коммунистам удалось повести за собой не только рабочих, но и крестьянство, Левый фронт под руководством Коммунистической партии Индии (марксистской) беспрерывно управлял с 1977 по 2011 год, регулярно побеждая на демократических выборах. Но именно в этом штате многие коммунисты, испытав сильное маоистское влияние, стали считать, что прямое крестьянское вооруженное восстание приведет к социализму. Аграрная революция все еще стоит на повестке дня в Индии, где огромная часть страны представляет собой полуфеодальные - полуколониальные районы. При этом Индия включена в мировую экономику, капитализм достаточно прочно укрепился в её сельском хозяйстве, хотя часто действует посредством докапиталистических форм социальной организации производства и традиционных отношений. Любое радикальное перераспределение земли ударит не только по традиционным отношениям (или тому, что иногда называют «пережитками феодализма»), но и по современным структурам, в которые они вросли.

КПИ(м) раскололась, из нее выделилась Коммунистическая пария Индии (марксистско-ленинская), которая, в свою очередь, не смогла сохранить единство и распалась на большое количество групп, ведущих вооруженную борьбу с правительством по образцу Народно-освободительной армии Китая. Мао Цзе Дун и его последователи (и независимо от них Че Гевара) полагали, что в полуколониальной или колониальной стране социальной базой революции является крестьянство, так как правящие режимы в городах располагают достаточной силой, чтобы обезвредить боевые организации пролетариата. Индийских маоистов часто называют наксалитами по названию деревни Наксалбари в знаменитом своим чаем округе Дарджилинг в предгорьях Гималаев. Революционным вождем наксалитов был Чару Мазумдар, человек, давший им идеологию и почитаемый маоистами в Индии и Непале наравне со Сталиным и Мао.
Восстание наксалитов за земельный передел, в ходе которого более 300 тысяч акров земли было изъято у крупных землевладельцев и перераспределено среди сельской бедноты, быстро перешагнуло границы Западной Бенгалии и перекинулось на соседние штаты. Наиболее обширная освобожденная зона возникла в штате Андхра-Прадеш. Она включала в себя территорию площадью более 500 кв. миль, на которой было расположено более 300 деревень, и состояла из двух «красных районов», соединённых узким коридором. Партизанская война разгорелась также в Карнатаке, Андхра-Прадеше, Ориссе, Бихаре и других регионах Индии.
Хотя основные силы КПИ(м-л) были разгромлены в 1970-х годах, и на ее месте возникла почти сотня мелких наксалитских группировок со своим собственным ЦК почти в каждом освобождённом районе, начиная с 1993 года борьба наксалитов обрела второе дыхание. Ведущие фракции КПИ(м-л) сумели договориться о координации боевых действий, защите арестованных наксалитов в суде, обмене боеприпасами и медикаментами.

В 2004 году в результате слияния основанной в 1980 году боевой фракции КПИ(м-л) «Народная война» и существующего с 1969 года Маоистского координационного коммунистического центра (Индия) была создана Коммунистическая партия Индии (маоистская). «Народная война» вела партизанскую борьбу во многих штатах, но особенно сильной была в Андхра-Прадеше с 54 «лесными отрядами» — даламами по 9-12 бойцов каждый (ещё 12 действовало в Мадхья-Прадеше, Махараштре, Чхаттисгархе, Бихаре, Джаркханде, Уттар-Прадеше, Карнатаке, Тамилнаду, Ориссе и Керале). По данным полиции, в ней состояло помимо «более 5000 легальных активистов», 1100 полноправных «подпольных кадров», из которых женщины составляют 30%. МКЦ вел вооружённую борьбу в основном в Бихаре и выделившемся из него Джаркханде. Всего маоисты насчитывают, по их данным, 40 тысяч сторонников. Отличить наксалитов от местных крестьян по внешнему виду или ещё как-либо почти невозможно.

Маоисты превратили холмистый Джаркханд в «Лалкханд» (от слова Лал - «красный»). Основой их тактики стала поддержка отсталых племен — коренных народов, традиционно находящихся вне индийского общества с его кастовой системой и живущих в труднодоступных местах. Контролируемые территории делятся на «базовые зоны» и «зоны активности», где возможно встретить сопротивление. В них маоисты организуют школы, альтернативную систему здравоохранения, народные суды. Земля поступает в ведение сельских советов, либо распределяется между крестьянами в зависимости от национальных традиций населения.
Считается, что финансирование деятельности маоистов осуществляется пожертвованиями подрядчиков, торговцев, бизнесменов, лиц свободных профессий вроде докторов, адвокатов, бухгалтеров и даже правительственных чиновников, достигающими сотен миллионов рупий, которые враждебные СМИ часто называют рэкетом.

Математик с винтовкой

Родившийся в 1956 году в революционизировавшемся штате Андхра-Прадеш Котесвар Рао учился на математика, но с 1974 года стал профессиональным революционером в «Народной войне». В 2000 году, по сведениям полиции, он был назначен ответственным за операции маоистов в восточном регионе. При слиянии своей партии с Маоистским координационным центром в 2001 году, в результате которого была создана Коммунистическая партия Индии (маоистская), Кишенджи был избран членом Политбюро объединенной организации и председателем Центрального военного совета Народно-освободительной партизанской армии.
Во многом благодаря его усилиям более 8 месяцев существовала освобожденная зона («муктаначал») в районе города Лалгарх, где полицейские были вынуждены забаррикадироваться в участках, боясь высунуть нос на улицу. После неудачной попытки покушения на главного министра Западной Бенгалии Буддахдеба Бхаттачарджи 2 ноября 2008 года, реагируя на аресты подозреваемых, вожди местных племен при поддержке маоистов начали активную агитационную кампанию за неповиновение властям, стали препятствовать гражданским чиновникам и полицейским штата при их попытках проникнуть в Лалгарх.
До этого, как говорят, действовала секретная договоренность, что КПИ (марксистская), управляя Бенгалией, дает повстанцам фактическую возможность создавать лагеря на территории штата, за это повстанцы обещали не вести вооруженную борьбу на территории Западной Бенгалии, используя их лишь для подготовки, перегруппировки, отдыха и лечения, для ведения борьбы в других регионах Индии. Однако, когда правительство коммунистов столкнулось с необходимостью проводить индустриализацию, крестьяне стали протестовать против выкупа земли для строительства крупных промышленных объектов, организовывать советы и создавать освобожденные районы, изгоняя полицейских и чиновников. После некоторых колебаний маоисты примкнули к крестьянам.

В отсталых сельских районах началась кровавая клановая война, вендетта между сторонниками КПИ (марксистской) с одной стороны и Комитетом по сопротивлению выселению с земель, созданным оппозиционной партией Низовой конгресс (Тринамул), группировками маоистов, Центром социалистического единства Индии и вообще всеми политическими силами Западной Бенгалии кроме партий Левого фронта, с другой. Антикоммунистические агитаторы категорически отказывались даже вступать в диалог с левыми активистами и правительством штата.

Фактически началась антикоммунистическая крестьянская война — своего рода махновщина. К тому же некоторые фракции Джаркхандской партии, участвовавшие в восстании, придали ему сепаратистский характер на том основании, что, по их мнению, населенный преимущественно отсталыми племенами Лалгарх вместе с рядом других регионов Бенгалии и Бихара должен войти в состав недавно образованного соседнего штата Джаркханд. Руководители КПИ (марксистской) утверждали, что одни и те же люди днем ведут легальную работу в составе Джаркхандской партии, а по ночам с оружием в руках ведут борьбу в рядах маоистов.

При этом Левый фронт возражал против запрета маоистов, настаивая на решении проблемы в политическом и социальном, а не силовом аспекте. Позиция бенгальских коммунистов ясна. Можно запретить одну организацию, но убежденные в своей правоте люди тут же организуют другую под другим именем и продолжат свою деятельность.

Либералы и маоисты

В период разгара маоистского движения в Лалгархе западнобенгальские либералы и правозащитники из Тринамула – главные региональные партнеры ИНК в федеральном правительстве и парламенте - воспринимались как неформальный союзник КПИ (маоистской) в силу своей поддержки Народного Комитета против жестокости полиции PCPA). Именно Тринамул позиционировал себя, да и реально был цементирующей силой антикоммунистов Западной Бенгалии, являясь абсолютно беспринципной организацией, поддерживающей в Дели тот блок, который соглашался дать тринамульцам пост федерального министра железных дорог.

Отношения Тринамула и маоистов начали портиться, когда главная бенгальская либералка Мамата Банерджи начала дистанцироваться от PCPA, почувствовав запах возможной победы на выборах в ассамблею штата. К тому же с конца 2010 года после ряда военных поражений маоисты начали терять контроль над своими опорными пунктами. Одновременно стали появляться сообщения, что сам Кишенджи был тяжело ранен или болен и даже погиб, так что он был вынужден специально появляться перед журналистами.
После того, как Тринамул, возглавив совершенно беспринципный блок всей оппозиции - от упёртых сталинистов из Центра социалистического единства Индии (в России известных английской аббревиатурой их названии – SUCI) до откровенных фашистов - смог вырвать власть у Левого фронта на выборах 2011 года, Мамата Банерджи призвала к «паузе» в несколько месяцев в операциях объединенных сил правопорядка. При этом она игнорировала свои предвыборные обещания о выводе сил безопасности из районов конфликта.

Раздраженные невыполнением Маматой своих обещаний, маоисты, потеряв несколько опорных пунктов, начали перегруппировываться. Повстанцы использовали «паузу» в действиях объединенных сил, при этом если раньше маоисты целенаправленно убивали левых активистов, то с августа погибло шесть активистов Тринамула.

В ходе предвыборной кампании Кишенджи сумел убедить КПИ(маоистскую) для того, чтобы свалить марксистское правительство Западной Бенгалии, пойти на сделку с либералами и правозащитниками. Но, как и от любой сделки с Врагом рода человеческого, от союза с либералами можно ожидать только потери и предательства.

Коммунистов они совместными усилиями свалили, а потом либералы стали подчищать следы. Кишенджи за политическую ошибку заплатил своей жизнью. Это и для нас урок: никогда, ни при каких условиях не следует идти на сделку с либералами. Сначала нужно избавиться от бывшего зампреда правительства по залоговым аукционам, а только потом говорить о единых целях.
Конечно, смерть Кишенджи, бывшего душой и сердцем воинов крестьянской революции, будет иметь особое значение для маоистского движения в Западной Бенгалии. Для них не свойственна переоценка роли личности, даже личности выдающейся. Повстанцы начали перегруппировываться и нанесли первые ответные удары, унесшие уже десятки жизней полицейских.
К тому же маоисты могут поменять стратегию, перенести районы боевых действий в соседние штаты, на которые не хватит сил и средств у внутренних войск и спецназа центрального подчинения. Меняется и тактика – активно используется закладка мин и фугасов, формируются специальные ударные отряды для огневого подавления подорванной техники. Наксалиты желают «совместить опыт русской и китайской революций», сочетая «народную войну» в деревне и вооружённые восстания в городах.

Мамата, как и положено либералке, заявила, что радуется такому исходу, но она предпочла бы, чтобы Кишенджи был взят живым. Лидер коммунистической оппозиции в ассамблее Западной Бенгалии марксист Сурья Канта Мишра сказал: «Хотя правда, что этот лидер повстанцев был ответственен за гибель многих наших членов партии и сторонников и даже издал смертный приговор нашему лидеру Буддахдебу Бхаттачарджи, его судьба не является поводом для празднования. Я хотел бы сказать маоистам, что их путь насилия и убийств ошибочен. Антинациональные и реакционные силы используют их в своих интересах. Они (маоисты) должны объединиться с основными левыми силами в рамках антиимпериалистического движения».


И если вы решили, что эта статья про Россию, то это не так. Она про Индию.

 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.5 (13 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...