Почему собака не лаяла

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

В НАЧАЛЕ БОЛЬШОГО ТЕРРОРА ВЫСШЕЕ РУКОВОДСТВО СТРАНЫ ВЕРИЛО В ЗАГОВОР.

Артур Конан Чарлз-Олтамонтович Дойл (по английскому обычаю фамилия матери зачастую используется как второе имя) в рассказе «Серебряный» упоминает в числе ключевых улик молчание собаки в конюшне, откуда похищен призовой скакун. Отсюда великий Холмс выводит: преступник — кто-то из сотрудников, а не оказавшийся под подозрением посторонний.

5 го декабря 1936 го — за полгода до начала Большого Террора — принята новая конституция СССР, дающая право вынесения уголовных приговоров только суду. Основная же масса осуждений за измену родине (статья 58 УК РСФСР 1926-го года и соответствующие статьи уголовных кодексов других союзных республик) в террористические полтора года — дело особых троек. Конституцией они не предусмотрены. По обычной юридической логике, преступны и они сами, и те, кто санкционировал их деятельность.

Между тем состав троек по тому времени логичен: первый секретарь регионального комитета коммунистической партии; начальник регионального управления внутренних дел; прокурор региона. Каждый из них вправе передать свои полномочия кому-то из сотрудников. Но чаще они действовали самостоятельно. И знали достаточно, чтобы действовать разумно. Партия — единственная в стране — через своих членов, занимающих все сколько-нибудь значимые посты, руководила всей активной деятельностью, а потому её аппарат располагал всей доступной информацией о происходящем. Народный комиссариат внутренних дел включал и главное управление государственной безопасности, то есть главы региональных УВД владели секретными сведениями о действиях против страны. Прокуратура 17 го июня 1935 го — по инициативе Андрея Януарьевича Вышинского, ставшего 3 го марта Прокурором СССР — обрела право санкционирования арестов, надзора за следствием и судом.

Юридического образования, требуемого нынешними законами от судей, тогда зачастую не имели даже прокуроры, не говоря уж о партийных секретарях. Но и судейский корпус, сформированный после революции с нуля, был далеко не так образован, как мы хотим сегодня. В 1920 е годы судьи — по примеру своих коллег из Великой Французской революции — руководствовались исключительно собственным революционным сознанием. Даже уголовные кодексы союзных республик, принятые на излёте Новой Экономической Политики, далеко не сразу стали применяться неукоснительно. Особенно благодаря стремительному развитию — на почве той самой НЭП — взяточничества во всех звеньях государственного аппарата, включая суд.

Итак, качество судейства троек, введенных в июне 1937 го, могло быть по тому времени вполне пристойным. Правда, члены троек, обременённые множеством иных служебных обязанностей, не могли уделять новой работе столько же времени, что и профессиональные судьи. Так ведь на их рассмотрение не выносились запутанные преступления с замысловатой фабулой. Измена родине совершается чаще всего довольно примитивными способами, так что вникнуть в материалы, предоставленные следствием, можно за считанные минуты. Если же есть сомнения — тройка вправе передать дело в обычный суд.

Тем не менее структура и полномочия троек, оформленные партийными решениями, внутренними инструкциями НКВД и прокуратуры, так и не стали предметом внимания законодателей. Это позволило в перестроечную эпоху объявить формально незаконными все их приговоры. Многие даже заявляют: большевики вообще принимали законы только для маскировки своего преступ-ного произвола, выраженного в тройках.

Между тем большевики не стеснялись самого отъявленного произвола, когда считали его полезным для развития общества. Так, 1 го декабря 1934 го вышло постановление центрального исполнительного комитета — высшего законодательного органа — и совета народных комиссаров СССР о порядке рассмотрения дел о террористических актах и организациях, драконовское даже по тогдашним понятиям: следствие завершать за десять дней, судебные слушания — без прения сторон! — за день; обвинительное заключение вручать обвиняемым за сутки до суда; кассаций и обжалований не допускать; смертные приговоры исполнять за сутки. И ничего: опубликовали и применяли.

Кстати, под первой публикацией постановления — только подпись секретаря ЦИК Енукидзе. Авель Сафронович к тому времени уже совершил немало преступлений — не только уголовных, включая массированное растление несовершеннолетних, впоследствии приписанное Николаю Сидоровичу Власику — начальнику охраны Джугашвили — и Лаврентию Павловичу Берия, но и политических, включая достаточно обоснованные даже по нынешним временам подозрения на участие в заговоре. Очевидно, он был менее всего заинтересован в долгом и подробном следствии над людьми, способными его упомянуть.

Новые тройки — очередную вариацию на тему давно привычных чрезвычайных комиссий по разным поводам — тоже легко было оформить юридически значимым образом. Законодательные органы состояли почти сплошь из тех же большевиков. Репутация не пострадала бы: большинство государств Европы в ту пору — диктатуры куда жёстче нашей, и необходимость ужесточения системы защиты государства была очевидна всему миру. Да и публичные процессы против оппозиционеров, перешедших к антигосударственной деятельности, все иностранные наблюдатели сочли безупречными как по форме, так и по содержанию: всякому очевидна способность людей, уже устроивших революцию и победивших в Гражданской войне, учинить ещё один заговор.

В июне 1937 го на пленуме центрального комитета, по итогам которого принято решение о тройках, едва ли не все региональные первые секретари рас-сказывали о назревшем в их краях заговоре последних остатков эксплуататорских классов. Трое главных в ту пору субъектов законодательной инициативы — председатель от РСФСР президиума центрального исполнительного комитета Михаил Иванович Калинин, председатель совета народных комиссаров Вячеслав Михайлович Скрябин, неформальный лидер и один из десятка секретарей центрального комитета всесоюзной коммунистической партии (большевиков) Иосиф Виссарионович Джугашвили — могли и не верить, что остатки действительно последние. Но явно не хотели придавать чрезвычайному механизму, созданному для предотвращения единственной вспышки, законную силу, тем самым создавая возможность дальнейшей чрезвычайщины. То, что тройки так и остались вне закона — свидетельство нежелания высшей власти развивать террор. Столь же убедительное, как молчание собаки у Дойла.

15 го августа 1938-го принят закон о судоустройстве в СССР, где тройки не упоминались. Через три месяца — обычный тогда срок приведения подзаконных актов в соответствие закону — Вышинский запретил прокурорам работать в тройках, и внесудебные приговоры прекратились. Для этого Джугашвили удалось вникнуть в реальный заговор региональных партийных лидеров, учинивших Большой Террор ради сохранения своей роли безответственных всевластных вождей, и заменить их фактического пособника — секретаря ЦК и народного комиссара внутренних дел Николая Ивановича Ежова — на Берия. Большой Террор сменила Большая Чистка — истребление почти всех (15–20 тысяч) организаторов и активистов Большого Террора. Но это уже другая история.
 

Анатолий Вассерман

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.7 (66 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Доживём ли до того времени, когда такие версии будет позволено всерьёз рассматривать и обсуждать, без риска быть моментально подверженым остракизму?

[ответить]

на нашем форуме это время настало давно.

[ответить]

Существуют две дополняющие, но и непротиворечащие друг другу версии. Первая - реальная опасность создания накануне новой мировой войны (скорее всего с Германией, но также и вполне реальной войны с объединенной Европой) пятой колонны из формально раскаившихся, но не изменивших своих взглядов троцкистов. Подтверждений этой гипотезе слишком много, чтбы считать ее только гипотезой: Встречи Пятакова с Седовым в Копенгагене, статьи Троцкого о "перерастании второй мировой войны в социалистическую" и о "свержении сталинского руководства" в случае войны. Известные Сталину тесные контакты Троцкого с английской разведкой (Вейцман в 1916-17 г.г. и Рейли-Роземблюм в 1918-1919 г.) и о финансировании его еврейскими банками накануне революции 17 года и в ходе ее.

[ответить]

Ошибка: резидент британской разведки в США был не Вейцман, а Вайсман.

[ответить]

Прочитал статью и ещё раз перелистал книгу выдающего мыслителя В.В. Кожинова «Правда Сталинских репрессий». Приведу две выдержки из этой книги. «…внимательно рассматривая «поведение» кого-либо из репрессированных тогда политических деятелей до момента ареста, мы едва ли не всякий раз обнаруживаем, что деятель этот сам приложил руку к развязыванию террора». «В целом ряде сочинений, опубликованных в конце 1980-х – начале 1990-х годов, говорится о борьбе против террора, на которую отважился тогдашний нарком здравоохранения РСФСР, кандидат в члены ЦК Г.Н. Каминский. …На рубеже 1920 – 1930-х годов он являлся одним из руководителей коллективизации…». Вот как он вёл себя «в жизни». Когда «…бывшему предсовнаркома, а с 1931 года наркому связи А.И.

[ответить]

Вынужден вступиться за большевиков. Всё было по закону!

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...