Прямой удар

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

На протяжении всего 2010 года имя Н.С. Михалкова не покидало масс медиа. Сторонники и противники фильма «Предстояние» сошлись в жестокой схватке, подавление либерального мятежа в Союзе кинематографистов получило множество отголосков (например, стычки на стройке в Козихинском переулке). Затем появился «Манифест» просвещенного консерватора, и страсти вновь накалились до предела. Автора сравнивали то с Ниной Андреевой, то с Константином Победоносцевым…

На старте нового года и десятилетия вышла книга Михалкова «Прямая речь». Относиться к ней надо не только как публицистическому сборнику. Нет, этого недостаточно. Правильнее видеть в ней новый ход в долгой и сложной игре или, вернее, контрудар в информационной войне. Нельзя рассматривать публикацию «Прямой речи» вне контекста 2010 года.

Если кто-то ожидал мемуаров, то будет жестоко разочарован. Ничего подобного в книге нет.

«Прямая речь» представляет собой коллекцию высказываний Н.С. Михалкова в газетах, журналах, на радио, ТВ, в сети, на разного рода совещаниях, круглых столах и конференциях. Материал взят очень широко: от цитаты из текста в журнале «Смена», напечатанного осенью 1964 (!) года, до интервью «Вечерней Москве» 12 августа 2010 года. Многие сотни фраз, абзацев, развернутых пассажей, посвященных кино, политике, православию, почвенничеству, аристократии, евразийству, СССР, крупным общественным деятелям последних десятилетий, современному искусству и – шире – всей современной культуре. Как далеко не отстояло бы высказывание Н.С. Михалкова от наших дней, оно подается в книге без приглаживания – как было, так и воспроизведено. Автор поставил на себе своего рода эксперимент, и захотел, чтобы условия проведения обеспечивали полную его чистоту и прозрачность.

В самом начале Автор обращается к читателям: «Это прямая речь, документированная хроника того, что было мною сказано сорок, тридцать, двадцать лет назад, и того, что я говорю сегодня. Вы сами сможете увидеть – кем я был раньше и кем стал сейчас. И сами сделаете выводы – изменял ли я себе, времени, людям или нет?»

Книга демонстрирует постоянство позиции Н.С. Михалкова по магистральным вопросам. Как был государственник, так и остался. Как был консерватор, так и остался. Как считал для России полезным постоянный культурный диалог с Европой, так и считает его полезным поныне. В то же время, диалог этот должен продолжаться при сохранении за русскими национальной самобытности, а за Россией -- культурного и политического суверенитета. На протяжении многих лет выступает с позиций православного, воцерковленного человека. Был инкорпорирован в высший эшелон советского кинематографа при раннем Брежневе, но красных агиток не делал и коммунистических убеждений не демонстрировал. А потому сейчас может с открытым забралом выступать как принципиальный «белый» -- со всеми вытекающими. А заодно и как принципиальный противник новой смуты с последующей гражданской войной. Никогда не принимал роли революционера, бунтаря, ниспровергателя. И сейчас им не является, хотя по отношению к власти показывает очевидную независимость. Охранитель – да. Слуга властей – нет. У Михалкова есть своя, четко выраженная позиция, которую он отстаивает на протяжении многих лет, не изменяя убеждениям.

Православный имперец, традиционалист, почвенник, консерватор – в вопросах веры и этики. И в то же время, сторонник экономического развития России, модернизации -- обновления промышленности, информационной сферы, социальных отношений, протекционизма по отношению к отечественному предпринимательскому классу.

Собственно, те, кто читал Манифест «Право и правда», четко увидят, как складывалось мировоззрение, высказанное там.

Идейная устойчивое Н.С. Михалкова говорит о том, что в стране есть достаточно серьезные силы, способные составить общественный лагерь «новых белых». И достаточно велик «социальный заказ» на подобное мировоззрение.

Ну и, разумеется, ясно – уж куда яснее – отчего эта фигура на протяжении столь долгого времени находится под ударом.

Для либералов Михалков – живой укор. Как же пропустили столь ярко выраженного, преуспевающего в своем деле консерватора на самый верх киноистеблишмента?! Обидно. Никому из них не нужна та великая православная Российская империя времен Александра III, образ которой был создан в фильме «Сибирский цирюльник». О ней бы и память похоронить, а ее показывают всей стране с телеэкранов – какая незадача! Что ж, кому-то – великие потрясения, кому-то – великая держава.

Для радикальной красной оппозиции Михалков еще менее удобен. Там с такой натугой старательно надувают воздушный шарик с надписью «Наш святой великий мудрый Сталин», а Михалков на первых же минутах «Предстояния» макнул «вождя народов» мордой в торт. Михалков – национально мыслящий человек. Но он никогда не формулировал приоритеты национального сознания из тех воплей, которые исторгает невежественная толпа. Нация обязана помнить и о своем величии, и о своем позоре. И о своей силе, и о своих слабостях. Михалков не льстит эпохе Сталина. И что ж, надо ли ему врать по той причине, что на улицах стоит запах «красного ренессанса»?

Сторонникам национальной революции любой ценой – хотя бы за счет укладывания в могилу половины русских – опять же нелюб Никита Сергеевич. Отчего у него в фильме «12» чечена оправдали? Наплевать, что в этой картине русские люди показаны красивыми, мудрыми, сильными, глубоко верующими. Но чечена оправдали – и всё, режиссер – враг. Автор этих строк никогда не был сторонником игры в поддавки с кавказской этнической преступностью, с кавказскими террористами и кавказскими политическими радикалами. Но цепляться за частность и не видеть главного в фильме – большое недоумие.

Михалков не очень-то подтесывал собственные «острые углы» в угоду публике любого сорта. И за это его целый год кололи ножичками разного рода тряпичкины. Результат: экипаж залатал пробоины, корабль по-прежнему ведет бой. «Прямая речь» -- это, в сущности, еще один залп. Ответный.

Ну, посмотрим, сможет ли кто-то из деятелей искусства, столь яростно наскакивающих на Михалкова, выйти на публику и предъявить ей ту же цельность и то же постоянство.
 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.2 (10 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

За "Сибирского цирюльника", который есть чистый лубок, а более ничего, промолчим. Но! Что по мнению автора есть Михалковская фильма "Унылое Говно - 2", в которой он глумится над памятью наших дедов? Кино снято, чтобы Михалков смог потешить своё эго, макнув Сталина, который был благодетелем его семьи, лицом в торт? Какой глубинный смысл автор видит в демонстрации Михалковым на большом экране сисек собственной дочери?

Михалков - лицемер, удачно устроившийся при нынешней власти. Не более.

[ответить]

Контракт по лизанию зада выполнен в срок и в полном объёме. Бабло отработано. КГ АМ

[ответить]

это в "Сибирском цирюльнике"-то "великая православная Российская империя"? да там едва ли хоть один положительный персонаж найдётся (за исключением самого Михалкова, ибо - царь).

[ответить]

Очень любит себя Михалков, и очень дорожит своей репутацией, раз с такой бережностью публикует собственные высказывания. А мне кажется, что человек с достоинством не будет с себя пылинки сдувать. "Вы сами сможете увидеть – кем я был раньше и кем стал сейчас. И сами сделаете выводы – изменял ли я себе, времени, людям или нет?" Человека с достоинством критика не должна задевать так, чтобы он пускался в оправдание самого себя. Нужно не оправдываться, а дело делать.

[ответить]

я видел, какое такое дело он делает.

[ответить]

Наконец сподобился посмотреть УС-2. Долго не мог себя заставить, вспоминая всё сказанное по этому поводу. Невдаваясь, могу сказать, что жду Цитадель с нетерпением. Можно спорить по поводу УС-2 (он на мой взгляд вообще не о той войне, а о том, что Михалков думает о той войне) или других его фильмов, но с Михалковым лучше чем без него - это точно. Про макание Сталина в торт - это опять же рефлексия. Видимо Сталин - больная мозоль Михалкова (и многих, многих других, особенно "новых белых", полагаю) - это любовь-ненависть, проявление когнитивного диссонанса, ага. Он без всяких ужимок рассказывал у Соловьёва, как при съёмке этого эпизода вся съёмочная группа без команды принимала стойку смирно при появлении Суханова в гриме, вот так.

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...